Мифы о Российской Империи

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
Lermontov 64.jpgНезавершённая статья
Эта статья ещё не доделана. Она требует значительного расширения и/или может иметь крупные недостатки в оформлении и содержании (пустые заголовки, неструктурированный текст, маргинальные мнения и так далее). Вы можете помочь в доработке статьи. Добавьте сюда больше информации.
 
Leftquotes.pngНарод, не знающий своего прошлого, не имеет будущего.Rightquotes.png
Михаил Ломоносов
Государственный флаг Российской Империи с 1914 года

В отличие от ученого мира, массовое общественное сознание живет мифами. В каждом обществе есть свой национальный исторический миф, который играет центральную роль в национальном самосознании. Общество, утратившее этот национальный миф, рано или поздно обречено на распад. Везде в мире национальный миф склонен видеть историю своего народа лучше, чем она есть — помнить о героических эпохах и забывать о фактах, неприятных для общества. Особенностью современной России является то, что здесь, напротив, исторический миф представляет прошлое нашей страны во многом хуже, чем оно было в реальности.

В 1917 году произошел разрыв национального самосознания. Главным делом культурной политики большевиков стало создание советского мифа, частью которого стало формирование негативного облика дореволюционной России. В этом большевики выступили преемниками левой интеллигенции, которая десятилетия готовила революцию, разрушая религиозные, национальные и монархические основы русской культуры. Теперь, в отличие от советского периода, свободно выходят научные работы, в которых объективно изучается мир старой России, однако эти сведения по большей части остаются достоянием ученых. Большинство современных школьных и вузовских учебников по истории России все еще будто написаны по образцу «генеральной линии» партии, слегка подновленной. И сейчас школьники и студенты узнают о прошлом нашей страны по рассказам о бездельниках и кровопийцах-помещиках, безземельных крестьянах, нищих рабочих, поголовной неграмотности населения и бездарных царских генералах, которые проигрывали все сражения.

В данной статье разбираются наиболее часто встречающиеся мифы о Российской Империи. Разбор мифов производится на основе архивных документов, исторических записей, воспоминаний современников.

Содержание

Ранний период Российской Империи (1721-1825)

Миф: Тильзитский мир был невыгоден для России

России удалось извлечь кое-какие преимущества из Тильзитского мира 1807 года и укрепить своё положение перед нападением Наполеона:

  • Устранена угроза войны с Наполеоном один на один[1]
  • Полученная пятилетняя отсрочка позволила провести ряд военных реформ, сделавших русскую армию более боеспособной.
  • Обеспечено невмешательство Франции в войны России с Турцией (1806-1812) и Персией (1804-1813).
  • Согласно взаимному обязательству о помощи в военных конфликтах, Франция оказала России поддержку во время русско-шведской войны 1808-1809 гг., по итогам которой была присоединена Финляндия — плацдарм для нападения на Россию во всех русско-шведских войнах, в частности во время войны 1788—1790 годов (см. Оборона Нейшлота).
  • Россия получила Белостокского департамента.

Поздний период Российской Империи (1825—1917)

Миф: всеобщая безграмотность населения

До правления Николая II в течение XIX века уровень грамотности в России постепенно рос, во многом благодаря утверждению церковно-приходских школ в России, [40] увеличивалось и число людей с высшим образованием. Впрочем, в XIX веке не велась политика тотальной ликвидации или резкого сокращения безграмотности. Возможностей для этого тогда ещё просто не было — сначала требовалось подготовить достаточное количество образованных людей, которые могли бы стать учителями и преподавателями. Поэтому Россия долгое время отставала от западноевропейских стран по распространению грамотности, хотя из-за большой величины населения абсолютная численность грамотных людей в России и ведущих западноевропейских странах была вполне сопоставима.

По данным первой полной переписи населения России 1897 года в стране было выявлено 22,7 % грамотных (вместе с Финляндией) [41][42], что означает, что лишь каждый пятый был грамотным. Перепись показала необходимость интенсифицировать усилия в области народного просвещения, чем и занялось правительство Николая II. Усилились темпы строительства школьных сетей, увеличилось число учеников, росли объёмы средств, выделяемых на образование.

Так, в 1893 году бюджет министерства народного просвещения составлял 22.4 млн рублей, а в 1914 году — 153.5 млн рублей[43], то есть он вырос почти в 7 раз за 20 лет. Кроме того, образование финансировалось ещё и через Синод, Военное и другие министерства. В 1893 году на образование суммарно выделялось 43 млн рублей, что составляло 4,1 % от всех расходов, а в 1914 году — приблизительно 270 млн рублей, что составляло 8 % от всех бюджетных расходов. [44][45][46] [47][48] [49][50][51][52]

При этом стоит обратить внимание на то, что это расходы только из общего бюджета, тогда как существовали ещё земские расходы. Вот, что по этому поводу пишет социолог П. Сорокин:

Если принять во внимание, что до революции на народное образование тратили значительные суммы и другие министерства (в 1914 г. общий расход всех министерств был близок к 280–300 млн золотых руб.), плюс — огромный расход на образование земских и городских учреждений, в 1914 г. близкий к 360 млн руб., то выйдет по меньшей мере 640 млн рублей. [2]
Ученики гимназии на уроке. 1913 год

Начальных школ в 1896 году было 78 тысяч, а в 1914 году уже 119.4 тысячи.[53] Количество гимназий, то есть средних учебных заведений, в 1892 году было 239,[54] а в 1914 году — 2300.[3] Количество учеников в 1896 году было 3.8 млн, в 1914 году — 9.7 млн.[4] Количество учителей в 1896 году было 114 тысяч, в 1914 году — 280 тысяч.[55] Число студентов в 1890 году — 12.5 тысяч, [56] в 1914 году — 127 тысяч.[57]

Благодаря этим мерам, принятым царским правительством, число грамотных в стране неуклонно росло. Так, в 1894 году было 37,8 % грамотных призывников, в 1901 — 50 %, в 1913 — 67,8 %.[58]

Распространено утверждение, что в Российской Империи в 1908 году было введено обязательное начальное образование. Однако это не так. В 1908 году был принят закон, по которому правительство ежегодно начало выделять дополнительно 6.9 млн рублей (с 1910 года — 10 млн рублей) на строительство и ремонт начальных школ, а также на финансирование тех, в которых были проблемы с бюджетом. При этом в этих школах обучение становилось бесплатным. [59][60] То есть, это был крайне важный шаг по распространению системы начального образования на всё большие и большие слои населения, и это заметно приблизило достижение всеобщего начального образования, но не ввело его.

И главное: какой же был процент грамотного населения к концу правления Николая II? Ответить на этот вопрос довольно затруднительно, точной цифры нет. Если опираться на данные переписи 1926 года, [61] то можно выяснить, что на 1926 год грамотных в СССР было 40 % (тогда население СССР составляло 147 млн человек). Однако, в отличие от переписи 1897 года, в переписи 1926 года, разумеется, не было учтено население Польши, Финляндии и вошедших в состав СССР лишь в 1939 году прибалтийских республик:

  • В Польше, по данным 1897 года грамотность была выше, чем по империи — 30,5 %.[62] По данным Русского календаря на 1917 год,[5] в Польше на 1000 человек приходилось 47 учеников. Этот показатель является третьим после европейской части России (57.5) и Финляндии (72) на тысячу человек. Также Варшавская губерния находилась по этому показателю на 2-ом месте среди остальных губерний. Так что в целом, грамотность в Польше на момент 1915 года была не ниже средней по Империи, то есть не менее 50 %. Население Польши на 1916 год составляло 12 млн.[63]
  • В Финляндии, как уже упомянуто, было самое большое количество учеников на 1000 человек к 1915 году. По переписи населения 1897 года грамотного населения было выявлено 80,9 %.[64] И в связи с этим, можно сделать вывод, что грамотность среди населения в Финляндии была одна из самых высоких в Империи, к 1915 году вполне вероятно более 90 %. Население Финляндии на 1916 год составляло 3.3 млн человек.[65]
  • В Прибалтийских губерниях были одни из самых высоких показателей грамотности среди населения. По данным переписи 1897 года в Эстляндской губернии было 80 % грамотных, в Курляндской — 71 %, в Лифляндской — 78 %.[66] Численность населения Прибалтики на 1916 года составляла 3.1 млн человек.[67]
Педагогический совет Симбирской гимназии. Начало XX века

Таким образом, после революции от России отделились регионы со сравнительно высоким уровнем грамотности, что заметно снизило средний уровень по стране.

К тому же, революция и гражданская война не могли не привести к заметному снижению уровня грамотности:

  • Перепись 1926 года прошла через несколько лет после гражданской войны, в ходе которой из страны уехало множество талантливых, умных и образованных людей. Почти всё имперское дворянство уехало из страны, их численность составляла не менее 2 млн человек.[68] Также эмигрировало немало людей, связанных с торговлей, их численность, если опираться на данные 1897 года, составляла не менее 5 млн человек. В связи с этим грамотность в среднем по стране существенно упала.
  • Во время гражданской войны появились проблемы с финансированием школ, поэтому не все школы работали, а некоторые работали не в полную меру.
  • Советская программа ликвидации безграмотности ликбез по состоянию на 1926 г. успела проработать лишь несколько лет, всего в 1917—1927 годах по оптимистической оценке было обучено грамоте до 10 млн взрослых, что к 1926 г. могло поднять общий уровень грамотности лишь на 5-7 %. Ускорились темпы борьбы с неграмотностью лишь после 1928 г. (начало «культпохода») и особенно после 1930 г., когда было введено всеобщее начальное образование.

В итоге, на основе анализа всех этих данных можно сделать вывод, что процент грамотного населения на момент революции в 1917 году был равен около 42 % (население Российской Империи в 1917 году было приблизительно 184 млн человек, [69][70]). На момент 1897 года число грамотных в стране было — 28.4 млн человек,[71][72] а уже в 1917 году — 78 млн человек, [73] то есть произошло увеличение в 2.75 раза.

Мы можем оценить, насколько выросла грамотность за сравнимый промежуток времени в раннем СССР. Для этого надо обратиться к данным переписи 1939 года.[74] По этой переписи население страны составляло 170 млн человек. Если опираться на данные советского статистического сборника «Страна Советов за 50 лет», то на 1939 год процент грамотного населения в возрасте от 9 до 49 лет составлял 87,4 % — соответственно от всего населения он был гораздо меньше. Но даже если использовать эту заведомо завышенную цифру для выявления общего процента грамотного населения на 1939 год, то мы получим 148.5 млн человек грамотного населения. И если сравнивать с данными 1917 года, то получится, что количество грамотного населения увеличилось в 1.9 раза. Это означает, что темпы борьбы с безграмотностью в царское время в 1897—1917 гг. были ничуть не хуже советских темпов в 1917—1939 гг.

Также в правление Николая II в России были достигнуты выдающиеся для того времени масштабы системы высшего образования: 105 вузов со 127 тысячами студентов. Инженерная школа и в целом высшее образование России по числу студентов вышли на первое место в Европе (второе место в мире после США). [75] Высокое качество работы системы высшего образования в тот период можно косвенно оценить по масштабному росту числа открытий и изобретений, сделанных в России, а также по росту числа выдающихся писателей, поэтов, художников на рубеже XIX—XX веков.

Миф: отсутствие качественной и доступной медицины

Довольно часто можно услышать миф о том, что якобы в Российской Империи здравоохранение было в жутком упадке, а правительство ничего не делало для искоренения этой проблемы, и лишь революция 1917 года и приход власти большевиков переломил ситуацию. Однако это совсем не так. В правление Императора Николая II в этой сфере произошли большие и качественные изменения, о которых и пойдёт речь далее.

Произошло увеличение числа больниц в 4 раза: в 1890 году — 2100 [76], а в 1916 году — 8461.[77][78] Число коек увеличилось в 3.2 раза. Так, в 1890 году их было 70.614, а в 1916 году — 227.868. Количество врачей также выросло. В 1890 году было 13 тысяч врачей, а в 1916 году уже 29 тысяч.

Смертность от оспы снизилась в 2.5 раза, от тифа в 2 раза, от детских острых болезней в 1.4 раза.[6] Если в период с 1891 по 1895 год в России от острых инфекционных заболеваний в среднем умерло 587 тыс. человек, то за период с 1911 по 1914 г. — 372 тыс. человек. [79] Были созданы различные комиссии по предупреждению возникновения особо опасных болезней.[80][81]

Также Николай II поддержал внедрение в Российской Империи территориальной системы врачебных участков, которой не было нигде в мире. Эту систему потом заимствовали большевики, лишь немного видоизменив её. В ходе реформы здравоохранения в Российской Империи сложилась трёхзвенная структура медицинской помощи населению: врачебный участок, уездная больница, губернская больница. Лечение в этих медицинских учреждениях было бесплатным. [82]

Российские хирурги проводят операцию

В 1901 году в России медицинскую помощь получили 49 млн человек, через три года, в 1904-м, — 57 млн, еще через три года, в 1907-м, — 69 млн, в 1910-м — 86 млн и в 1913-м — 98 млн. [83]

Всё это, вместе взятое, привело к значительному понижению общей смертности. Если в 1906—1911 годах число смертей на тысячу жителей достигало 29,4, то в 1911-м 26, а в 1912-м — 25 на тысячу жителей. [84]

Однако проблемы в здравоохранении всё ещё оставались. Серьезной проблемой в мире в начале 20 века являлась высокая смертность от обычных широко распространённых инфекций, от заражения крови и других видов заболеваний, которые стали гораздо менее страшны после изобретения антибиотиков в 1940-х гг. Особенно высокой была детская смертность.[85][86]

Говоря о смертности в России, следует учитывать обширность её территории, большую численность ее населения и преобладающий аграрный характер его деятельности. Сравнивать ситуацию с уровнем смертности в России, например, с Великобританией, очень сложно. Естественно, что здравоохранение 41,5 млн англичан (на 1900 г.), из которых большинство было горожанами, проживавших на территории площадью 240 579 квадратных километров, осуществлять было несравненно легче, чем здравоохранение 94,244 млн россиян даже только европейской России площадью 3 960 000 квадратных километров, живущих в основном в деревнях.

Кроме того, в подобных сравнениях совершенно не учитывается уровень рождаемости и смертности в Индии, коронной территории Британской империи, не говоря уже о других доминионах и колониях. В той же самой Индии только от эпидемий чумы в 1865—1917 гг. умерло 23 млн человек.

Ещё одной спекуляцией в отношении детской смертности в Императорской России последнего царствования является сравнение с детской смертностью в СССР в пользу последнего, якобы советская власть справилась со смертностью и темпы по борьбе с нею были лучше, чем в дореволюционной России. В действительности же отставание от других стран по этому показателю при СССР только увеличилось.[87][88][89][90][91][92][93][94][95][96] В первые послереволюционные годы ситуация с младенческой смертностью в Советской России была хуже, чем в Империи, а в последующие годы, до изобретения антибиотиков, прогресс не выходил за рамки царского тренда.

В целом, в 1920—1940-х гг. смертность в стране, несмотря на все усилия в области здравоохранения и постепенную урбанизацию населения, продолжала оставаться высокой, и мало отличалась от смертности в Российской Империи.[97][98][99][100]

Smertnost.jpg

По приведённому графику видно, что смертность на 1000 человек в период правления Николая II стабильно снижалась. После революции, начиная с 1922 года и по 1933 год темпы были такими же, и лишь после изобретения антибиотиков в 1942 году началось более быстрое понижение смертности. Это подтверждается еще и тем, что в СССР, до изобретения антибиотиков, смертность так и не достигла уровня европейских стран.[101][102][103][104][105][106][107][108][109][110]

При этом стоит уточнить, что сравнение СССР с европейской частью России вполне корректно, поскольку по всей Империи смертность была даже несколько ниже, чем в 50 губерниях России. Проблема заключается лишь в недостатке информации, поэтому приходится использовать данные по 50 губерниям. Но есть и плюсы при сравнении более высокой смертности, например, это дает самый худший вариант по смертности для России, что позволяет очень точно оценить дальнейшее её снижение в сравнении с СССР. Даже при таком сравнении, то есть с высокой смертностью, получается, что её уровень понижался бы точно не хуже, а может и лучше, если бы не революция 1917 года.[111]

Миф: Российская Империя — тюрьма народов

Это утверждение в корне неверно, как бы мы его ни понимали: как тезис о притеснении малых народов или как тезис о «тюремных порядках» для всего народа вообще.

Представители этнических меньшинств в Российской Империи могли занимать высокие государственные посты. Грузинская, армянская, азербайджанская, татарская и прочая местная знать была интегрирована в российское дворянство, не говоря уже о польских или прибалтийских дворянах. На большую часть мусульманского населения России не распространялась воинская повинность [112][113], грузинские крестьяне практически не облагались налогами, которые и без того являлись самыми низкими в мире [114] [115][116].

Россия проявляла поразительные примеры веротерпимости, поддерживала религиозные меньшинства. Так, например, все дети мусульман получили возможность учиться в учебных заведениях. Тем самым, кроме всего прочего, на корню была устранена опасность появления экстремистских настроений на религиозной почве. В геополитические планы Николая II входило расширение Империи на юго-восток, постепенное присоединение Тибета и Монголии, народы которых сами изъявляли желание присоединиться к России (именно по такой схеме Тыва вступила под протекторат России в 1914 году). В столице Империи, Санкт-Петербурге, в правление Николая II были построены соборная мечеть и буддийский храм (а за год до начала его правления была построена Большая хоральная синагога)

Власть в поздней Российской Империи никогда не применяла массовый террор против своего населения. Даже во время революции 1905—1907 годов подавляющее число жертв (порядка 9000) было связано с революционным террором, а введённые в ответ на него военно-полевые суды вынесли лишь 1102 смертных приговора, однако реально казнено было, по разным данным, лишь 683 или 629. [117][118] При этом довольно часто за время правления Николая II объявлялась амнистия заключенным, [119][120][121][122] последовательно смягчались виды наказаний для ссыльных.[123]

Количество заключённых

Полезно сравнить количество заключенных на 100.000 человек в Российской Империи и в другие периоды российской истории. Так, по данным Центрального Статистического Комитета МВД Российской Империи на 1 января 1904 года число заключенных на 100.000 человек насчитывалось 67 (на 144 млн человек в Империи насчитывалось 97546 заключённых).[124]

Данные цифры подтверждаются общим количеством мест в тюрьмах, а также данными советских источников.[7]

При этом в первую половину правления Николая II доля заключённых последовательно снижалась. На 1 января 1891 года было 108169 заключенных.[8] То есть на 1 января 1891 года было 89 заключенных на 100000 человек (численность населения равнялась приблизительно 121 млн человек)[9].

Jail Nick.jpg

В дальнейшем, во время революции 1905—1907 годов доля заключённых повысилась. На 1909 год насчитывалось уже 180206 заключенных. То есть на 100000 человек приходилось 112 заключенных (численность населения — 160 млн). После этого коэффициент снова снизился и больше не превысил данного значения, поскольку в стране был наведен порядок. Также большую роль сыграло издание манифеста об амнистии в честь 300-летия дома Романовых. [125]

Если сравнивать эти показатели с сегодняшней Россией, поздним СССР, а также временами сталинских репрессий, то получится следующее:

  • Если рассматривать 1939 год, число заключенных в лагерях, тюрьмах и колониях насчитывалось приблизительно 2 млн человек.[126] Население СССР по переписи 1939 года составляло 170 млн. Итого: 1176 заключенных на 100.000 человек.
  • Поздний СССР. С приходом Горбачева к власти началась массовая амнистия заключенных, но позже, после 1988 года, количество заключенных опять начало расти. [127] Возьмем на рассмотрение 1988 год, с самым минимальным количеством заключенных. Их численность составляла 679 тысяч человек, при населении приблизительно 285 млн. Итого: 238 заключенных на 100.000 человек.
  • Настоящее время. С приходом В. Путина к власти численность заключенных в целом имеет тенденцию на снижение. Возьмем данные за 2016 год. [128] Заключенных — 640 тысяч, население — 146.8 млн. Итого: 436 на 100.000 человек.
Статистика заключенных.jpg

Смертная казнь

До 1905 года в России почти не применялась смертная казнь, поэтому большинство террористов за свои преступления могли рассчитывать лишь попасть в ссылку, причём её условия в те времена были крайне комфортны, особенно, если сравнивать с нынешним временем, а тем более, сталинским периодом. Ссыльные просто жили в отдалённых регионах, получая содержание за государственный счет. К тому же, каторга в России была несравнимо мягче, чем в других крупных странах того времени. Так, с 1908 по 1910 гг. на каторге в России умерли всего 3000 человек, тогда как на каторге во Французской Гвиане умерли 7500. [129]

Тем не менее, за период 1875—1905 гг. было казнено 484 человека. [130] [131] За все время действия военно-полевых судов, то есть с 19 августа 1906 по 20 апреля 1907 года были приговорены к казни — 1102 человека [132], а исполнено приговоров — 629). [133]

В целом в ходе революции 1905—1907 гг. и до 1913 г. суды вынесли 6871 смертный приговор, а реально казнён был лишь 2981 человек (ранее за период 1826—1905 гг. было вынесено 1397 смертных приговоров и казнено всего 894 человека). [134]

См. также: Николай II#Чрезмерно мягкое отношение к революционерам-террористам и прочим экстремистам

Миф: позорное поражение России в Русско-японской войне

См. Мифы о русско-японской войне

Миф: недоедим, но вывезем

См. также: Николай II#Сельское хозяйство и аграрная промышленность

Миф существует давно, еще с большевистских времен, и до сего дня общественностью воспринимается как реальная картина дореволюционного сельского хозяйства. Однако это совсем не так.

Вот, по каким признакам можно определить, были ли проблемы с продовольствием в стране и был ли голод за тот или иной период:

1. Количество умерших;
2. Чистый коэффициент смертности на 1000 человек;
3. Чистый прирост населения на 1000 человек;
4. Производство, экспорт сельхозтоваров, потребление на отечественном рынке;

Итак, рассмотрим эти признаки:

  • Количество умерших с 1885 года до 1914 года в европейской России (в год):
    Statistika po ymershim 1881-1914.jpg

По графику видно, что резкий скачок смертности происходит в период голода 1891—1892 годов. Ничего подобного в правление Николая II не наблюдается (не считая небольшого повышения в 1910—1911 годах, связанное с неурожаем). Тем не менее, суммарная смертность увеличивается, но это связано прежде всего с ростом населения (при этом стоит заметить, что население увеличилось в 1.4 раза, а смертность незначительно).[135][136] Также стоит упомянуть, что есть существенный недостаток данных учета смертности по всей Империи, но полные данные есть только по европейской части России, которая составляла 50 губерний, суммарное население которых на момент 1911 года — 120.5 млн человек, а общее население Империи — 167 млн человек, [137] то есть 72 % всего населения жило в европейской части России. Если голод и имел место, то безусловно он отражался на большинстве населения, в том числе и на населении европейской части России. При этом по всей империи смертность на 1000 человек была даже несколько ниже, чем в 50 губерниях России. Так что сравнение вполне корректно.[138]

  • Чистый коэффициент смертности на 1000 человек в европейской России:
    Smertnost.jpg


Резкий скачок смертности на 1000 человек был в период голода 1891—1892 годов. В дальнейшем, в правление Николая II никаких подобных скачков не наблюдается. К тому же, с 1894 по 1916 год происходило стабильное понижение смертности, связанное с улучшением жизни населения. В дальнейшем, идет резкий скачок, связанный с революцией и гражданской войной. К 1922 году началось снижение смертности, но вскоре к 1933 году произошёл резкий её взлет из-за голода на Украине и в других районах СССР. Ничего подобного не было даже в период голода 1891—1892 годов[139][140][10]

  • Чистый прирост населения на 1000 человек в России:
Прирост на 1000 1898-1916.jpg

Как мы видим, картина складывается точно такая же и подтверждает вышеперечисленные графики.[11]

  • Производство, экспорт сельскохозяйственной продукции, потребление на отечественном рынке:

Тут стоит разобраться чуть подробнее. Прежде всего, стоит упомянуть, что Российская Империя, по известным нам данным, была: [141][142][143][144][145][146]

 — Первая по экспорту пшеницы в 1904, 1905, 1906, 1909, 1910, 1911 годах (в 1912 и 1913 годах занимала 2 место);
 — По экспорту кукурузы занимала стабильно 4 место;
 — По экспорту масла 2 место после Дании (отставание усиленно сокращалось);
 — По яйцам 1 место;
 — По молочным продуктам 3 место с 1911 года
 — По ржи 2 место после Германии (в 1911 году была на первом);
 — По ячменю абсолютные лидеры рынка (более 72 % всех поставок);
 — По овсу 1 место;
 — По общему экспорту зерна наше государство — стабильный лидер.

И в связи с этим рождается миф о том, что вывозили много, но себе оставляли мало. Но это полная чушь. И вот почему:

  • Продовольственный баланс (разница между сбором и экспортом) постоянно возрастал, точно также, как и сбор с десятины. Потребление основных видов зерновых на человека увеличивалось.


Rost Potreblenia.jpg


Как мы видим, количество потребляемых сельскохозяйственных продуктов на душу населения увеличилось в сравнении с другими периодами. Так, картофеля на 14 %, пшеницы на 23 %, кукурузы на 112 %, всех зерновых без овса — на 8 %. Эти данные полностью опровергают миф о недоедании. [147][148][149][150][151][152]

В случае с потреблением мяса, молока, яиц и прочих продуктов ситуация обстоит немного сложнее. Причина заключается в том, что в дореволюционной статистике имел место большой недоучёт данных по сельскому хозяйству (особенно по поголовью скота, которое постоянно росло и которое сложно было подсчитать). Лишь после переписи 1916 года этот недостаток статистики был исправлен. Поэтому не представляется возможным определить потребление крестьянства даже в начале правления Николая II, однако есть некоторые данные, позволяющие определить рост потребления хотя бы с периода 1905 года.

Потребление в 1888;1905-1913;1913;1940 .jpg


Основываясь на содержимом таблицы, можно увидеть, что в период 1905—1913 годов за основу берётся среднее арифметическое. В 1913 году годовое потребление было выше, чем среднее арифметическое за 1905—1913 годы. Это значит, что в начале революции 1905 года ситуация с питанием крестьян была значительно хуже, чем в 1913-ом году, и за этот промежуток времени они стали питаться лучше. Примечательно, что крестьяне в 1913-ом году чувствовали себя в этом плане лучше, чем в 1940-ом году.[153]

  • На всех сберкнижках крестьян на 1 января 1913 года имелось 479,9 млн рублей, то есть в среднем, у одного крестьянина, имевшего сберкнижку, числилось на счету в среднем 200 рублей, что по нынешнему курсу составляет приблизительно 350 тысяч рублей.[154][155] Это означает, что немалое число крестьян жило уж точно не плохо, и у них не было проблем с едой.

Миф: царская Россия — страна помещиков, которые нещадно эксплуатировали рабочих и крестьян

Крестьяне

Часто можно услышать миф о том, что до революции крестьянам жилось невыносимо ужасно и ничего не делалось для улучшения уровня жизни простых работяг, а помещики их нещадно угнетали и владели большинством земель в стране. Этот миф, как и большинство других, базируется на революционной и последующей советской пропаганде. Между тем, знаменитый революционный лозунг «Фабрики рабочим, земли крестьянам» как минимум на вторую свою половину очень слабо соотносился с реальной ситуацией.

Посмотрим на данные по площади посевов и по другим категориям использования земли по данным сельскохозяйственной переписи 1916 года:[12] [156]


%Земель Крестьян и Помещиков1916.jpg

Таким образом, основная доля производственных средств — земли и животных — на 1916 год принадлежала крестьянам — они осуществляли 89,3 % посевов и владели 94 % сельскохозяйственных животных.

Если учесть, что часть помещичьих земель была занята выгонами, садами, лесами, парками, заповедниками, предприятиями, то, разумеется, доля крестьян во владении землёй была несколько ниже, чем доля в посевах. Тем не менее, к 1917 году помещикам принадлежало лишь 20 % земли, 80 % принадлежало крестьянам. [157]

Если более подробно рассматривать жизнь крестьян, то некоторые моменты улучшения жизни населения мы уже рассмотрели (улучшение питания и понижение смертности). Теперь упомянем о заработках. Если рассматривать этот вопрос подробнее, то начинают возникать сложности, поскольку, крестьяне не декларировали свои заработки. Крестьяне работали либо на себя, то есть организовывали свои хозяйства и впоследствии продавали сельскохозяйственную продукцию, либо же шли работать в другие хозяйства. Во втором случае мы имеем следующие сведения о зарплатах: за подённую работу крестьянин в Империи в день в среднем мог получить около 1 рубля, то есть, если он проработал бы 20 дней в месяц, то получил бы приблизительно 20 рублей, или почти 30 тысяч рублей по нынешним деньгам (на середину 2000-х гг.). При этом оплата постоянно росла[13]. Впрочем, такая работа была обычно ограничена летним сельскохозяйственным сезоном, и в другое время таким работникам приходилось искать иные заработки.

Также у нас есть данные о суммах, накопившихся на сберкнижках крестьян. Примечательно, что даже во время Первой мировой войны их денежные капиталы росли:

1 января 1906—219,4 млн рублей (сберкнижек — 1.208.559);
1 января 1913—479,9 млн рублей (сберкнижек — 2.387.252);
1 января 1916—683 млн рублей (сберкнижек — 2.925.769);[158][14]

Рассмотрим это на конкретном примере. На 1 января 1913 года на сберкнижках крестьян имелось 479,9 млн рублей, то есть в среднем, у одного крестьянина, имевшего сберкнижку, числилось на счету в среднем 200 рублей, что по нынешнему курсу составляет приблизительно 350 тысяч рублей.[159][160] Это означает, что немалое число крестьян жило уж точно не плохо, и у них не было проблем с едой.

Кроме того, рост благосостояния населения можно оценить по размеру вкладов страховых сумм от пожаров — с 1891 по 1910 гг. сумма вкладов увеличилась почти в 2 раза.[161][162]

Разумеется, сберкнижки были в основном у сравнительно богатых крестьян, и состояние доходов сельской бедноты они не отражают. Тем не менее, рост числа сберкнижек крестьян в 2,5 раза между 1906—1916 гг. показывает, что прослойка зажиточных крестьян в России быстро увеличивалась, заметно опережая общий рост населения.

Крестьяне на сеновале. С. М. Прокудин-Горский

Улучшение благосостояния крестьянства происходило в том числе благодаря последовательной политике государства, направленной на улучшение благосостояния крестьянства и регулирование отношений в сельскохозяйственной сфере. В целом, политика постепенного расширения прав и свобод крестьянства велась ещё с конца XVIII века, но особенно заметные изменения пошли, начиная с 1861 г.:

  • 1861 — отмена крепостного права, предоставление крестьянам свобод, а также выкуп земли на 49,5 лет.[15] [163]
  • 1883 — списание долгов с крестьян.[164]
  • 1886 — закон о найме на сельские работы и взаимных отношениях нанимателя и сельского рабочего.[165]
  • 1893 — введение некоторых правил, ограничивающих продажу и залог общинной земли.[166]
  • 1894 — разрешение крестьянам на отсрочку по выплатам выкупных платежей.[167]
  • 1896 — разрешение выдачи ссуд в течение следующих 3 лет на сельскохозяйственные нужды под 4 % годовых, [168] предоставление рассрочки долга по выкупным платежам.[169].
  • 1902 — учреждение особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности.[170]
  • 1903 — запрет круговой поруки в сельской общине.[171][172]
  • 1904 — снятие выкупных платежей с крестьян надельных земель в размере 127 млн рублей.[16][173]
  • 1905 — закон о списании долгов сельскому населению, [174]
— закон о списании долгов по выкупным платежам (сумма, от которой освободили крестьян, составляла 1.67 млрд рублей, а до 1 января 1906 года крестьяне уже уплатили в казну 2 млрд рублей; в общей сложности, на 1904 год выкупные платежи приносили в казну 87 млн рублей, то есть 4 % от всего бюджета).[175][17][176]
  • 1906 — учреждение комиссии по аграрному вопросу;[177]
 — утверждение закона, по которому все казённые земли сельскохозяйственного назначения подлежали, по прекращению действующих договоров аренды, продаже крестьянам через Крестьянский банк. Вопрос оценки продаваемых земель и организация землеустроительных работ были возложены на местные комиссии по агроному вопросу;[178]
 — закон о расширении прав сельского населения;[179]
 — закон о понижении платежей заемщикам Крестьянского банка;[180];
 — 1-ый этап аграрной реформы. Раздел земли между бывшими общинными крестьянами;[181]
 — предоставление крестьянам ссуды под залог надельных земель.[182]
  • 1910 — 2-ой этап аграрной реформы. Дополнения к закону 9 ноября 1906 года, закрепление прав на частную собственность.[183]
  • 1911 — 3-ий этап аграрной реформы. Закон о землеустройстве. Четкая детализация общих нововведений, положенных в законах 9 ноября 1906 и 14 июня 1910 года.[184]
  • 1912 — закон о выдачи ссуд на землеустройство. Правила выдачи ссуд и пособий для крестьян. Установление кредита без процентов для погашения займа.[185]

Далеко не всегда предпринимаемые правительством меры были оптимальными, реформа 1861 г. и последующие сельскохозяйственные реформы немало критиковались как современниками, так и историками. Тем не менее, итог правительственной политики был такой: большинство сельхозземель в России ещё до 1917 года оказалось в личном пользовании крестьян. Теперь они, с поддержкой государства, становились собственниками земли и организовывали там свое хозяйство. Сложно назвать такую политику антикрестьянской. Но насколько она была правильной, большой вопрос: основную часть товарного хлеба, который кормил города и шёл на экспорт, производилась в крупных помещичьих и крупных крестьянских хозяйствах, и с экономической точки зрения основой сельхозполитики должно было было быть укрупнение хозяйств, а будут ли они крестьянскими или помещичьими, было менее важно.

Что примечательно, именно крестьяне прислали в декабре 1917 года за множеством подписей челобитную в оргкомитет Учредительного собрания [186][187], которое так и не собралось, с просьбой вернуть на престол Николая II:

При Батюшке-Царе ничего не было, а теперь при новом вашем правительстве каждый день убийства, грабеж и жаловаться некуда. Зато теперь — свобода, подохнуть бы вам всем, кто это выдумал. Прошу, передайте Батюшке Николаю привет. Мы за Него молимся, чтобы Он встал на Престол... Я и другие, много нас, хотим голосовать за Батюшку — Царя Николая, при Котором нас, бедняков, никто не трогал и всё было доступно и дешево, а хлеба было много. Неужели Батюшка-Царь не вернется к нам? Господи, вразуми народ и верни нам Защитника-Царя!

Рабочие

Что касается жизни рабочих при Николае II и в целом в поздней Империи, то в первую очередь следует разобрать вопрос о длительности рабочего дня в те времена. Эта тема является предметом частых спекуляций и мифов, придуманных, чтобы показать всю «кровавость царского режима»: якобы условия труда были чудовищные, а рабочий день продолжался 14-15 часов.

Чтобы понять, как на самом деле обстояла ситуация, посмотрим на развитие трудового законодательства Российской Империи, а именно на законы, принимаемые царским правительством для улучшения условий труда рабочих:

Дореволюционные рабочие
  • 1882 год — запрет на работу малолетних до 12 лет, ограничение рабочего времени 8 часами тем, кому от 12 до 15 лет. Запрет малолетним работать в ночное время, воскресенье и праздники. Запрет малолетним работать на предприятиях, представляющих опасность их здоровью. Учреждение фабричной инспекции.[188]
  • 1884 год — закон о школьном обучении малолетних, работающих на заводах. Учреждение школ при заводах для малолетних рабочих.[189]
  • 1885 год — закон о временном (на 3 года) воспрещении работы в ночную смену малолетним и женщинам.[190]
  • 1886 год — установление правил по приему на работу, постановление о взаимных отношениях рабочих и фабричного управления, организация работы фабричной инспекции, постановление об отношениях между фабрикантами и фабричной инспекцией.[191]
  • 1890 год — новый закон, по которому постановлено не отменять закон от 1885 года.[192]
  • 1894 год — распространение закона 1886 года на новые губернии, принятие к нему некоторых поправок и дополнений.[193]
  • 1897 год — ограничение рабочего дня до 11.5 часов, в субботы и в канун праздников до 10 часов. Для рабочих, занятых в ночное время — не более 10 часов в сутки. Дополнение свода праздничных, то есть нерабочих дней.[194] Распространение закона 1886 года на всю остальную Империю.[195].
  • 1903 год — закон о компенсации получившим травму рабочим горнозаводской, горной и фабрично-заводской промышленности.[196] Предпринимателей обязали выплачивать пособие и пенсию потерпевшему рабочему или его семье в размере 50-66 процентов содержания потерпевшего. [197] Учреждение старост на заводах.[198]
  • 1906 год — легализация профсоюзов и других рабочих обществ.[199][200]
  • 1912 год — закон об обязательном страховании рабочих от болезней и несчастных случаев (закон состоит из 4-ех частей).[201][202][203][204]

Начиная с середины 80-х годов XIX века в России происходил постеленный переход к политике индустриализации. В связи с ростом фабрик и заводов росла и численность рабочих. В 1887 году их численность составляла 1.3 млн, а в 1916 году — почти 4 млн.[18][19] В связи с этим проводились и реформы, направленные на улучшение их жизни и условий труда. Вышеуказанная история трудового законодательства России об этом свидетельствует.

Особенно наглядным является сравнение продолжительности рабочей недели в России и США: к 1913 году они уже почти не отличались, однако к 1938 г. ситуация откатилась назад, практически на уровень 1880-х годов, до реформ в трудовой сфере.[205]


Рабоч время в России и США.jpg


Отдельно стоит отметить, что длительный рабочий и детский труд не были чем-то необычным в мире в XIX веке, да и в более ранние периоды тоже. Основная масса населения, крестьяне, зачастую работали от зари до зари в сельскохозяйственный сезон (зато отдыхали зимой, если не уходили на заработки и не занимались ремеслом). Дети помогали родителям по хозяйству с очень раннего возраста (примерно с 6-7 лет). На ранних этапах индустриализации подобное отношение к трудовым нормам автоматически переносилось из сельскохозяйственной сферы в промышленную, и это вовсе не было следствием какого-то заговора капиталистов, стремящихся извлечь максимальную прибыль и выжать из рабочих все соки. Однако со временем стало ясно, что круглогодичная однообразная работа, монотонный фабричный труд, замкнутые помещения, вредные производства — всё это довольно негативно влияет на здоровье, а потому требует иного отношения к труду и иных трудовых норм.

Как уже было указано, в июле 1897 года был издан декрет, ограничивавший рабочий день индустриального пролетариата по всей стране законодательной нормой в 11,5 часа в сутки. К 1900 году средний рабочий день в обрабатывающей промышленности составлял в среднем 11,2 часа, а к 1904-му не превышал уже 63 часов в неделю (без сверхурочных), или 10,5 часа в день. Таким образом, за 7 лет, начиная с 1897 года, 11,5-часовая норма декрета на деле превратилась уже в 10,5-часовую, причем с 1900 по 1904 год эта норма ежегодно падала примерно на 1,5 %.[20] [206]

Для сравнения: в 1900 году рабочий день в США, Великобритании, Франции, Германии равнялся в среднем 10 часам, то есть ситуация в России была очень близка к ситуации в западных странах.[207] Что касается утверждений о том, что снижение длительности рабочего дня в России происходило под влиянием рабочего движения, стачек и забастовок, то в западных странах ситуация была абсолютно такая же.

8-часовой рабочий день был явочным порядком введён в Петербурге на большинстве предприятий вскоре после Февральской революции 1917 года, то есть ещё до Октябрьской революции и известного декрета большевиков от 11 ноября 1917 года. [208] Так, в январе 1917-го года средний рабочий день по Петроградской губернии составлял 10,1 часа, а в марте он снизился уже до 8,4, то есть всего за два месяца на целых 17 %. [209] К тому моменту 8-часовой день уже длительное время существовал, например, в Новой Зеландии (постепенно вводился в разных отраслях с 1840 года, в 1899 году новозеландцы начали отмечать День Труда в память о введении 8-часового рабочего дня), [210] так что российские революционеры не были здесь первопроходцами. Однако в большинстве других западных стран к 1917 году 8-часовой рабочий день имел место лишь в отдельных штатах/провинциях/территориях, отдельных отраслях, на отдельных предприятиях.


Средняя продолжительность рабочего дня в России с 1897 по 1934 гг.


Использование рабочего времени определяется не только продолжительностью рабочего дня, но и числом рабочих дней в году. До 1900 года в России, помимо воскресных дней, было 14 обязательных нерабочих праздничных дней для работников православного вероисповедания (кроме Нового Года, это были церковные праздники).[211] Однако праздничными днями, помимо воскресений, считались также все прочие великие православные праздники — двунадесятые праздники и некоторые иные церковные (Покров, Усекновение главы Иоанна Предтечи, иконы Казанской Божией Матери и некоторые др.);[21] также праздниками были царские дни (дни коронации, рождения и тезоименитства наследника и т. д.). Все эти дни считались неприсутственными в казённых (государственных) учреждениях, с их учётом число выходных дней в Российской Империи, кроме воскресений, могло доходить примерно до 38 (с воскресеньями — до 90-91).[22] В негосударственных учреждениях в эти дни мог быть сокращённый рабочий день.

После Октябрьской революции вплоть до конца 1920-х годов система праздников почти каждый год реформировалась, однако в целом число обязательных нерабочих дней оставалось примерно тем же, что и до революции (14). Сократилось число церковных праздников, однако добавилось 6 революционных (хотя в 1917—1918 гг. предпринимались попытки немедленно отменить все церковные праздники, однако тогда это делать не получилось).

С 1929 года, однако, число обязательных праздничных нерабочих дней сократилось до 5, все церковные праздники или заменяющие их «особые дни отдыха» были отменены. Впрочем, это было скомпенсировано тем, что в 1928—1933 гг. был осуществлен переход к 7-часовому рабочему дню и к шестидневной рабочей неделе (5 рабочих дней, затем 1 выходной), в результате общее число нерабочих дней в году осталось примерно таким же (66-67). Однако в 1940 г. в связи со Второй мировой войной была возвращена семидневная рабочая неделя (6 рабочих дней, 1 выходной) и 8-часовой рабочий день. Список праздников при этом пополнялся, но очень редко (день Конституции СССР с 1936 года, День Победы с 1945 года, 8 марта с 1965 года).

Таким образом, в 1940—1967 гг. число обязательных нерабочих дней в СССР было ниже, чем в Российской Империи в 1897—1917 гг. — 58-61 против 66-67. Ситуацию резко изменили лишь 52-53 субботы, которые стали нерабочими с 7 марта 1967 года.

Что касается отпусков, то они, разумеется были и до революции, как в России, так и во многих других странах, однако определялись они в основном частными соглашениями работника с работодателем или, в некоторых случаях, законодательством по отдельным отраслям. В общенациональном масштабе право на оплачиваемый отпуск впервые ввёл Ленин в 1918 году — тогда длительность отпуска была определена в две недели (то есть, это было право на 12 дополнительных оплачиваемых нерабочих дней в год). Однако уже в 1936 году Сталин сократил минимальную продолжительность отпуска до 6 дней. [212] Таким образом, даже с учётом отпуска, число нерабочих дней в СССР в 1940—1950-х гг. было несколько ниже, чем в Российской Империи в 1897—1917 гг.

Теперь стоит упомянуть о зарплатах рабочих. На 1913 год зарплата рабочего в среднем по Империи была 24 рубля, что по сегодняшнему курсу (2016 год) составляет 36 тысяч рублей.[213][214][215][216] По этому показателю Россия сильно отставала от ведущих западных держав. По сравнению с США средняя российская зарплата рабочих была ниже в 4,7 раз, с Англией — в 2,5 раз, с Францией — в 1,7 раз. Однако, по сравнению с западными странами, в России были самые низкие налоги. Средняя сумма налогов, поступивших в казну, на одного человека в России в 1912 году равнялась 6,4 рублей (прямые налоги — 1,43 рубля, а косвенные — 3,8 рубля), в то время как в Германии — 11,4 рубля, в США — 17,8 рублей, в Англии — 32,6 рубля, во Франции — 34,7 рубля.[217][218][219]


Цены 1913.jpg


Если перевести эти цены в нынешние деньги, то, в целом, получается, что они не были низкими, однако не были и завышенными. Но при этом не стоит забывать и о том, что цены в Российской Империи были в разы ниже, чем в западных странах[23][24] [220][221][222][223][224]. По данным исследований жизни рабочих[225][226] те, кто снимал в то время комнату или квартиру тратили от своей зарплаты приблизительно 20 %. Если сравнивать с нынешним временем, то сегодня, чтобы снять комнату среднестатистическому россиянину придется выложить не менее половины своей зарплаты, а если квартиру — порядка одной средней зарплаты, так что позволить себе это могут только люди с высокими зарплатами, снимающие в складчину или семьи с двумя и более работающими людьми в семье. Между тем, до революции многие рабочие могли позволить себе снять квартиру при неработающей жене. С другой стороны, разумеется, качество дореволюционного жилья рабочих в большинстве случаев было несравнимо ниже современного.

Очень интересную оценку уровня жизни рабочих дал советский экономист С. Струмилин. Вот, что он пишет:

В России, по массовым данным 1913 г, годовой заработок рабочих деньгами и натурой достигал за 257,4 рабочих дня 300 руб., т е не превышал 1 руб. 16 коп. в день, не достигая, таким образом, и трети (32,2 %) американской нормы. Отсюда и делались обычно поспешные выводы о резком отставании уровня жизни рабочих России от американского стандарта. Но с учетом сравнительной дороговизны жизни в этих странах выводы получаются другие. <…> Как видим, не только заработок русских рабочих, но и цены важнейших средств существования в России были раза в три ниже, чем в США. Конечно, в наш набор не вошли предметы одежды и другие промышленные товары — более дешевые в США, но удельный вес их в бюджете русских рабочих того времени был еще совсем невелик, не свыше 20-30 %. <…> тогда уровень реальной оплаты труда в России пришлось бы оценить не ниже 85 % американского. Однако это очень грубая прикидка. Она не учитывает более низкой квартирной платы в России, тяжести налогового обладания, размеров безработицы и многих других обстоятельств. [25][26]

Чтобы окончательно развеять этот миф, можно привести процент бастовавших рабочих в период с 1895 по 1917 годы:


Из-за повторного участия в забастовках некоторые рабочие были учтены многократно, поэтому в 1905 году показатель возрос до 163 %


По графику видно, что массовых забастовок до 1905 года не было, но после произошел резкий взлет общественного недовольства из-за событий 9 января 1905 года, а также из-за далеких от идеала условий жизни рабочих. При этом стоит уточнить, как пишет В. Варзар, что было зафиксировано 163 % бастующих рабочих, поскольку многие из них участвовали в стачках повторно.[227] При этом все беспорядки были усмирены за 3 года.

В итоге, на основе вышеизложенного материала и того, что население Империи за правление Николая II увеличилось в 1.5 раза, то есть на 65 миллионов человек[27] [228][229][230][231] (что является косвенным фактом улучшения положения населения), мы можем констатировать, что никаких чудовищных проблем в жизни рабочих и крестьян, упоминаемых критиками царской власти, не было. Разумеется, ситуация в России была не идеальной, как и в других странах того времени, и в чём-то России приходилось догонять лидирующие западные страны. Однако в правление Николая II (и особенно в премьерство Петра Столыпина) проводились важные и актуальные реформы, которые коренным образом улучшили ситуацию.[232][233]

Миф: слабость и отсталость русской армии в Первой Мировой войне

Широко распространено мнение, что русская армия в годы Первой Мировой войны являлась самой отсталой, будучи при этом в кабальной зависимости от союзников.

В данном разделе разбираются вопросы о военном положении России к началу Первой Мировой войны и к её окончанию, состояние фронтов и тыла. Приводятся сравнения с Германией, Францией, Англией, Австро-Венгрией и прочими странами. Также разбираются вопросы о развитии военной промышленности России, наращивании вооружений, возможный итог войны для неё и для Германии в случае успешного подавления февральского мятежа 1917 года.

Прежде всего, упомянем о готовности к войне основных стран-участников конфликта:

ВС стран перед пмв.jpg

Если сравнивать готовность держав к войне, то мы видим, что Франция, Англия и Россия были в целом готовы к военным действиям на полгода-год, как и Германия вместе с Австро-Венгрией. Однако никто не ожидал, что война затянется на несколько лет, что впоследствии создало проблемы в обеспечении войск винтовками, снарядами, орудиями и т. д. Из-за этого к лету 1915 года в России возник так называемый «снарядный голод», что привело к отступлению наших войск. Но впоследствии, с принятием на себя поста Верховного главнокомандующего Императором Николаем II, эти проблемы были решены и промышленность страны встала на военные рельсы. Приведем динамику производства вооружений на заводах в России:

Мобилизация промышленности.jpg

Таким образом, мы видим, что промышленность успешно мобилизовалась, особенно после дефицита снарядов 1915 года.

Еще одним немаловажным фактором в войне служит количество дезертировавших и число пленных. С начала военных действий по конец 1915 года дезертировало из армии 110.000 человек, то есть в среднем 6,9 тысяч в месяц. За весь 1916 год дезертировало 70 тысяч человек, то есть в среднем 5,8 тысяч в месяц. Число пленных с начала войны по 31 декабря 1915 года составило 1,8 млн человек, то есть 112,5 тысяч в месяц. В 1916 году оказалось в плену 350 тысяч, то есть в среднем 29,2 тысячи человек.[234]

Теперь сравним динамику промышленного производства военной промышленности с другими главными воюющими державами:

Винтовки.jpg
Снаряды.jpg
Самолеты.jpg
Пулеметы.jpg
Орудия.jpg

Мы специально привели производство вооружений России и других держав в период 1914—1916 годов, поскольку в России после Февральской революции промышленность, вследствие ущербных действий правительства, пошла под откос, а после Октябрьской революции, заключения Брестского мира и введения политики военного коммунизма так и вообще оказалась на грани краха, в то время как в остальных странах производство вооружений и другой продукции продолжилось.

Отталкиваясь от этих данных, можно решить, что Россия по производству основных вооружений была твердым середняком, однако не стоит делать поспешных выводов. Нужно еще знать потребность в вооружениях, определившихся к 1917-ому году.[235][236][237][238][239][240][241][242][243][244][245][246][247][248][249][250]

Судя по этим данным, проблемы со скорострельными пушками, пулемётами, винтовками и патронами к ним были в целом решены. Это подтверждается еще тем фактом, что за всё время Первой Мировой войны в русские войска было поставлено больше всех в мире винтовок и патронов:

Винтовки и патроны.jpg

То есть утверждение «одна винтовка на двоих» не имеет под собой никаких оснований. Мировое лидерство обеспечивалось в том числе и за счет импорта (за всю войну за границей куплено 2 млн 434 тысячи винтовок, то есть 20 % всех поставок) и самый большой в мире военный бюджет смог обеспечить закупку нужных вооружений. Обгон Германии по боеприпасам не был жизненно необходимым, нужно было лишь обеспечить перевес вооружений на фронтах, к примеру, по числу орудий Россия эту задачу выполнила.[28]

Орудия 1916 1917.jpg

Уже к концу 1916 года суммарное количество орудий на Восточном фронте было больше у России, но вследствие меньшего количества у неё тяжелых орудий выходит фактически равное количество с Германией. Пулемётов в немецкой армии на всех фронтах было 16 тысяч, когда как у русской армии — 16,3 тысячи.[251][29] Что интересно, к 1917-ому году перевес увеличивается, и если бы не революция, то этот перевес был бы куда значительнее по всем орудиям, а по тяжелым соотношение стало бы одинаковым, или, быть может, даже больше.


Очень пессимистично смотрел в будущее немецкий генерал Эрих Людендорф:

9 января 1917 года нельзя было предвидеть развала России, и никто на нем не базировался. Мы рассчитывали, что подводная война приведет к благоприятному для нас решению прежде, чем новые формирования Америки смогут принять участие в войне; без подводной войны разгром Четверного союза в 1917 году казался неизбежным. [30]

Он определял ситуацию в Германии к концу 1916 года следующим образом:

Наше положение было чрезвычайно затруднительным и почти безвыходным. О наступлении думать не приходилось, мы должны были держать резервы наготове для обороны. Нельзя было надеяться также и на то, что какое-либо из государств Антанты выбудет из строя. Наше поражение казалось неизбежным в случае, если война затянется. К тому же, основы нашей экономики не отвечали требованиям войны на истощение. Силы на родине были подорваны. [31]

Русский генерал Юрий Данилов также писал по этому поводу:

Верхи в армии сознавали, что наши военные противники уже ранены смертельно, что в агонии они способны еще нанести один-два удара, но возможность закончить войну победой для них миновала безвозвратно. [32]

Теперь стоит указать данные насчет положения промышленности России и других стран-участниц войны, продовольствия в тылу и финансов. Вопреки ряду мифов, которые до сих активно распространяются, промышленность Империи во время войны не разваливалась, а быстрыми темпами росла. В остальных же странах происходил серьезный спад. В Германии, например, к 1916 году промышленность упала до 64 % от уровня 1913 года, во Франции до 76,6 %, в Англии до 89 %, в то время как промышленность России выросла до 121,5 % от уровня 1913 года. Конечно же, это объясняется прежде всего ростом военной продукции, однако и Франция, и Германия, и Англия тоже производили боеприпасы.

Промышленность в пмв разных стран.jpg
Промышленность 1914-1916.jpg

Таким образом, у Российской Империи дела обстояли не хуже, чем в других воевавших государствах, и во многом даже лучше. Химическая промышленность в России, по оценке Л. Кафенгауза выросла в 1,65 раз, по оценке А. Сидорова в 2,5 раз, с 1913 по 1916 год машиностроение выросло в 4,8 раз.[33][34] Происходил рост производства отечественного оборудования, и параллельно с ним уменьшение импорта — то, что сегодня называется импортозамещением.[35]

Импортозамещение 1913—1916.jpg

Единственная отрасль, которая немного пострадала, было сельскохозяйственное машиностроение. Лев Кафенгауз пишет:

Больше всего пострадало производство сельскохозяйственных машин и орудий. Выпуск 19 учтенных переписью заводов сократился больше, чем вдвое. В еще большей степени сократилось производство на крупных южных заводах, не учтенных переписью. По данным Главметалла, к концу 1915 г. производство сельскохозяйственных машин сократилось на 70% против обычного довоенного уровня. [36]

В 1915 году индекс сельского хозяйства по сбору зерна в России вырос на 5 % по сравнению с 1913 годом, а затем произошло падение в следующем году на 18 % по сравнению с 1913 годом. За 1916 год общая производительность сельского хозяйства в России (в границах СССР) упала на 19%. Это означает, что никакого катастрофического падения в сельском хозяйстве не наблюдалось.[37]

Но уровень сельского хозяйства снизился не только у нас. Например, в Германии сбор всех зерновых культур к 1916 достиг 72,7 % от уровня 1913 года, а в 1917-ом вообще 49,5 %! И это при том, что до начала войны Германия импортировала львиную долю нашего зерна, большое количество домашней птицы,[38] однако после введения блокады импорт совсем прекратился. Во Франции сбор сократился до 70,4 % от уровня 1913 года. В Англии падение было незначительным, однако и там возникли проблемы с продовольствием. Британская империя также импортировала немало русского зерна, яиц и прочих продуктов.

Сбор зерна в пмв.jpg

В Германии во время войны значительно сократилось поголовье скота. Так, если количество скота в 1913 г. принять за 100 %, то в 1918 г. оно составило: по лошадям — 77,2, по крупному рогатому скоту — 88,5, по овцам — 99,2, по свиньям — 42,5. Наряду с сокращением зернового хозяйства и животноводства и отсутствием импорта продовольствия, в Германии уже в начале войны возник острый продовольственный кризис, вызвавший бурный рост цен на продукты питания.[39] В 1915 году в Германии была введена карточная система распределения продуктов. Первоначально она предназначалась для нормирования потребления хлеба, но затем распространилась на все важнейшие продукты народного питания: картофель, мясо, молоко, жиры, сахар.

В России карточная система была введена лишь в середине 1916 г., и только на сахар, а несколько позже, а именно с приходом к власти Временного правительства, на хлеб и мясо.[40][41]

Генерал Алексей Брусилов негодует:

Питание также ухудшилось: вместо трех фунтов хлеба начали давать два фунта строевым, находившимся в окопах, и полтора в тылу; мяса, вместо фунта в день, давали сначала три четверти, а потом и по полфунту. Затем пришлось ввести два постных дня в неделю, когда клали в котел вместо мяса рыбу, в большинстве случаев селедку; наконец, вместо гречневой каши пришлось зачастую давать чечевицу. [42]

Вместо фунта мяса по полфунта. И это при том, что в Германии от голода во время войны умерло более 750.000 человек, то есть более 1 % населения.[43] С чем эту цифру можно сравнить? Во время неурожая 1892 года, то есть последнего самого «большого» царского голода умерло почти 400 тысяч человек, и это число составило 0,3 % от всего населения.[44] Положение с продовольствием в России было куда лучше, чем в Германии.

В России война не сильно затронула рабочих. Так, реальная зарплата, по оценкам Прокоповича — выросла на 9 %, по данным Струмилина — упала на 9 %. То есть, даже в самом худшем случае, падение не было столь критичным.[252]

Теперь насчет финансов. Мы уже приводили данные по «зависимости» бюджета России от трат на военные действия.[253] То есть её не было. За всё время войны Россия потратила на вооружения меньше, чем Франция, Англия и Германия.[45] В долг на военные нужды правительство брало в основном внутри страны, а именно 37,8 млрд из 45,8 млрд взятых за всё время войны.[46] Но Россия брала в долг и до войны. На момент начала Первой Мировой войны весь долг России составлял приблизительно 8,6 млрд рублей. Общая задолженность России к началу Октябрьской революции составляла приблизительно 54 млрд рублей, из которых внешний долг составлял 13 млрд рублей.[47][48] Так что Владимир Ленин де-факто отказался оплачивать долги в большей части «своему» народу, а не «империалистическим» государствам.

Кроме того, вопреки распространенному мнению, Россия не зависела от импорта. Российская Империя до Первой мировой войны импортировала в 1913 году товаров меньше, чем Англия, Франция, США и Германия. За 1914–1917 годы импорт в Россию либо вырос незначительно, либо даже упал на 23%. В других же странах произошел рост импорта, особенно во Франции. Однако в Германии к 1916 году ввезли в страну меньше, чем в 1913 году на 40%. Связано это прежде всего с блокадой. Однако даже если взять импорт за 1916 год в долларах, то мы увидим, что это все равно больше, чем у России за тот же год. Также характерно, что в 1913 году только у России в сравнении с вышеперечисленными странами было положительное торговое сальдо (экспорт — импорт).[49]

Импорт в ПМВ.jpg

За всё время войны в России погибло солдат и не вернулось пленных из всего числа мобилизованных меньше, чем во Франции, Германии, Англии, Бельгии, Австро-Венгрии и Болгарии:

Потери в пмв.jpg

В итоге, на основе вышеизложенного материала, мы можем сделать следующий вывод: Россия к 1917 году в целом преодолела недостаток вооружений и переносила тяготы войны лучше, чем остальные государства. И если бы не революционные потрясения, то вместе с союзниками было бы организовано весеннее наступление на Германию и ближе к концу 1917-началу 1918 годов Германия окончательно бы потерпела поражение.

См. также

Ссылки

Примечания

  1. К моменту заключения Тильзитского мира (июль 1807 года) Россия, несмотря на ряд проигранных битв (Прейсиш-Эйлау, Фридланд) была способна продолжать войну, но в таком случае она была бы единственной страной (не считая Англии), воющей с Наполеоном — Австрия была разгромлена в войне 1805 года, Пруссия была разгромлена и оккупирована в том же 1807 году. В случае продолжения войны она проходила бы с большой вероятностью уже на территории России — ввиду превосходства Наполеона в силах.
  2. П. Сорокин, «Социология революции», стр. 297[1]
  3. «Народное хозяйство в 1956 году», стр. 223[2]
  4. «Народное хозяйство в 1956 году», стр. 223[3]
  5. «Русский календарь на 1917 год», стр. 132 [4]
  6. С. Новосельский, «Смертность и продолжительность жизни в России», стр. 182, 184[5][6]
  7. М. Н. Гернет, «История царской тюрьмы»[7]
  8. «История царской тюрьмы», М. Гернет, стр. 366[8]
  9. «Статистический ежегодник России 1916 года», стр. 85[9]
  10. «Население и методы его изучения», стр 226 [10]
  11. Статистический ежегодник России 1916 г. (Год тринадцатый) Выпуск I, стр. 85[11]
  12. «Русское сельское хозяйство перед революцией», 1928, стр 10[12]
  13. «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств в 1917 году», стр 532 [13]
  14. «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств в 1917 году», стр 538 [14]
  15. Озеров, «Основы финансовой науки», стр 585[15]
  16. Озеров, «Основы финансовой науки», стр 598 [16]
  17. Озеров, «Основы финансовой науки», стр. 599, 600. [17]
  18. «Свод данных фабрично-заводской промышленности в России в 1897 году», стр 11 [18]
  19. Л. Кафенгауз, «Эволюция промышленного производства России», стр 186 [19]
  20. С. Г. Струмилин, «Избранные произведения в 5 томах», 3 том, стр 366 [20]
  21. В губерниях и более мелких административных единицах с большой долей неправославного населения праздники определялись согласно местным религиозным традициям.
  22. С. Г. Струмилин «Избранные произведения в 5 томах», т. 3, стр. 366—367[21]
  23. «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств», 1917 г., стр 464 [22]
  24. С. Г. Струмилин, «Очерки экономической истории России и СССР», 1966 г., стр 95 [23]
  25. «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств», 1917 г., стр 464 [24]
  26. С.Г. Струмилин, «Очерки экономической истории России и СССР», 1966 г., стр 95-96 [25]
  27. «Статистический ежегодник России 1916 г.», Год тринадцатый, Выпуск I, стр. 85 [26]
  28. Н. Головин, «Военные усилия России в Мировой войне», стр. 242[27]
  29. Н. Головин, «Военные усилия Росии в Мировой войне», стр. 250 [28]
  30. Эрих Людендорф, «Мои воспоминания о войне», «Вече», стр 271[29]
  31. Эрих Людендорф, «Мои воспоминания о войне», «Вече», стр 375[30]
  32. Ю. Данилов, «На пути к крушению», стр. 143[31]
  33. А. Сидоров, «Экономическое положение России в годы Первой Мировой войны», стр. 366
  34. Л. Кафенгауз, «Эволюция промышленного производства России», стр. 189 [32]
  35. А. Сидоров, «Экономическое положение России в годы Первой Мировой войны», стр. 350 [33]
  36. Л. Кафенгауз, «Эволюция промышленного производства России», стр. 189 [34]
  37. Андрей Маркевич, Марк Харрисон «Первая мировая война, Гражданская война и восстановление: национальный доход России в 1913–1928 гг.», стр. 70
  38. «Сборник статистико-экономических сведений по сельскому хозяйству России и иностранных государств за 1917 год»,, стр. 429–430
  39. Г. Шигалин, «Военная экономика в Первую мировую войну», стр. 110—112[35]
  40. С. Г. Струмилин, т. 3, «Проблемы экономики труда», стр. 376 [36]
  41. Г. Шигалин, «Военная экономика в Первую мировую войну», стр. 201[37]
  42. А. Брусилов, «Мои воспоминания», стр. 256
  43. Woodwart David R., «Trial by Friendship Anglo-American Relations», стр. 29[38]
  44. «FAMINE IN RUSSIA 1891—1892, The Imperial Government Responds To A Crisis», RICHARD G. ROBBINS JR., стр. 171
  45. «Мировая война в цифрах», 1934 г., Д. Митяев, стр. 64
  46. «Россия в мировой войне 1914—1918 годов», 1925 г., стр. 6[39]
  47. А. Л. Сидоров «Финансовое положение России в годы Первой Мировой Войны», стр. 520
  48. «Россия в мировой войне 1914-1918 годов», 1925 г., стр. 6
  49. Данные об объеме импорта в национальных валютах – Ronald Findlay, Kevin H. O'Rourke. Power and Plenty: Trade, War, and the World Economy in the Second Millennium, © 2007, p. 432; «Мировая война в цифрах», 1934, таблица 66