Эссе:Трогательная история поросёнка Петра

Материал из Русского эксперта
Версия от 01:51, 15 января 2013; Fritz (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Lermontov 64.jpgНезавершённая статья
Эта статья ещё не доделана. Она требует значительного расширения и/или может иметь крупные недостатки в оформлении и содержании (пустые заголовки, неструктурированный текст, маргинальные мнения и так далее). Вы можете помочь в доработке статьи. Добавьте сюда больше трогательных приключений поросёнка Петра.

Эмиграция — очень длительный процесс, сопровождающийся большими финансовыми расходами, эмоциональными затратами и серьезным многолетним стрессом, в подавляющем большинстве случаев приводящим к серьезным психическим травмам.

Просто так, т.е. вот сегодня поросенок Пётр живет в Тамбове, а завтра вдруг уже процветает в Антананариву или ещё где, эмиграция в подавляющем большинстве случаев не происходит. Рассмотрим более подробно этапы эмиграционного процесса.

Содержание

Моральная подготовка

Сначала Пётр обычно находит себе причину для эмиграции. Пётр ходит по родному Тамбову год или два или три и убеждает сам себя, что в говнорашке вообще всё плохо, а в «цивилизованных» странах всё медом намазано. Как поётся в песне, «это тут свинья он, а там — поросёнок». При этом про реальную ситуацию в «цивилизованных» странах Пётр не имеет ни малейшего понятия.

Этот период эмиграционного процесса обычно занимает от года до трех, и за это время Пётр превращает сам себя из счастливого гражданина процветающей страны во всем недовольного, злобного и несчастного (по причине проживания в говнорашке) потенциального жителя «свободного мира». А это уже стресс.

Оформление документов

Наконец Пётр принимает твердое решение — пора валить! — и начинает думать куда и как. Тут обнаруживается, что правительства «свободных» и, как ни странно, не очень свободных стран почему-то не горят желанием поселить Пётра у себя. Но лазейки есть. Процесс изыскания лазеек и проникания в них занимает при удачных раскладах около года (в самом простом случае, если Пётр, к примеру, еврей), но легко может растянутся лет эдак на 15. 15 лет это не преувеличение, известны люди 15 лет пытавшиеся выиграть американскую гринкард.

В среднем период оформления документов на эмиграцию занимает от двух до пяти лет. Заметим, что эти годы Пётр уже не живет, а сидит на чемодане: новый телевизор не покупает, ремонт не делает, не женится и детей не заводит — зачем, он же уезжает, а там у него всё будет гораздо лучше. Пётр ждет, у него стресс.

Пересечение границы

И вот наступает великий день — Пётр влетает в воздушное пространство своей новой родины. В этот момент происходит Чудо: концептуальное говно, которым Пётр, как и мы все, был на Родине, превращается в шоколадку. Это самый смешной момент во всем эмиграционном процессе — вера в то, что это Чудо действительно произошло.

Пётр выходит из аэропорта, и начинается собственно эмиграция. У него чемодан, накопленные на Родине 5-10-50 тысяч долларов, диплом, допустим, таксидермиста и самые радужные перспективы на всю оставшуюся жизнь. Именно в этот момент Пётр, как правило, обнаруживает, что его английский или немецкий или иврит, на изучение которого он уже потратил два года жизни, на самом деле никакой ни английский и ни немецкий и даже не иврит. Еще Пётр обнаруживает, что он не знает, к примеру, как и где купить билет на автобус до отеля, и с его английским у него нет ни малейшей возможности это узнать. А это уже жёсткий стресс. Фаза жёсткого стресса будет продолжаться у Пётра как минимум следующие два-три года.

Первые годы на чужбине

Спустя примерно неделю или месяц или три месяца Пётр начинает заниматься математическими расчетами — на сколько хватит привезенных с Родины 5-10-50 тысяч долларов, при том, что порядка 20 тысяч долларов он уже потратил на новую одежду, бытовую технику и питание в ресторанчиках, соответствующих его новому социальному статусу шоколадки. Результаты расчетов приводят к тому, что Пётр легко находит себе подработку в качестве уборщика туалетов, а в продвинутых случаях — строительным рабочим, официантом или даже таксистом, и из отеля переезжает в говноквартирку в гетто. Пётра эти понятные кратковременные трудности начального периода не расстраивают, потому что за уже прошедшие пять лет он сам себя убедил и теперь точно знает, что в «цивилизованных» странах все медом намазано. Пётр еще не знает, что в этой говноквартирке в гетто он проведет, в среднем, следующие три-пять лет, а в большинстве случаев — и всю свою свиную жизнь.