Рейтинги:Индекс восприятия коррупции от Transparency International

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Индекс восприятия коррупции — составляется американской компанией Transparency International. Хотя компания и называет себя «неправительственной международной организацией», один из офисов компании находится в Вашингтоне (США), а финансирование компания получает от Национального Фонда Демократии — который был создан Конгрессом США в 1983 году для продвижения американских интересов на планете[1][2].

Дружественные американцам страны получают в рейтинге завышенные оценки, а недружественные — заниженные. Так, например, уровень коррупции в Грузии якобы ниже, чем в Чехии и Италии. Беларусь же, наоборот, согласно мнению составителей рейтинга якобы более коррумпирована, чем африканские Сьерра-Леоне и Мозамбик. Россия также стабильно размещается в рейтинге на неоправданно плохих местах[3].

Содержание

[править] Суть методики

Согласно описанию с официального сайта, слово «восприятие» в рейтинге означает измерение не коррупции, а общественного мнения об уровне коррупции в странах мира. Рейтинг представляет собой сочетание исследований и оценок коррупции, собранных различными авторитетными учреждениями. При этом, как указано там же, Индекс восприятия коррупции от TI является «наиболее широко используемым показателем коррупции по всему миру».

Таким образом, мы имеем дело с классическим «Самоисполняющимся пророчеством»: предсказанием, которые сбывается именно по той причине, что оно было сделано.

[править] Источники индекса

Идея измерения общественного мнения организацией, которая сама это мнение и формирует, порочна сама по себе. Однако исследователи из TI пошли ещё дальше: прямо «закольцевали» данные сами на себя.

Так, в исследовании от 2010 года Индекс восприятия коррупции в России был рассчитан на основе публикаций следующих организаций:

  • FH: Nations in Transit by Freedom House
  • GI: Global Risk Service by IHS Global Insight
  • IMD: World Competitiveness Report by the Institute for Management Development
  • WEF: Global Competitiveness Report by the World Economic Forum

При этом организации Freedom House и Global Risk Service в своих исследования коррупции в России прямо ссылаются на рейтинги Transparency International. [4] [5]

Рейтинги же от IMD и WEF составляются по итогам опросов экспертов и предпринимателей в стране. Если учесть, что Transparency International является в России главным источником информации об уровне коррупции, вполне очевидно, что эксперты и предприниматели формируют своё мнение на основе рейтингов от Transparency International.

Таким образом, Индекс восприятия коррупции от Transparency International основан исключительно сам на себе — то есть, де факто, «эксперты» из TI рисуют там те цифры, которые считают нужным.

[править] Научная критика

В. П. Баранов и В. А. Двуреченских указывают в своём исследовании «О качестве информации от «Transparency International»»[6], что индексы Индекс восприятия коррупции (CPI) и Индекс взяткодателей (BPI) не адекватны явлению коррупции и, соответственно, вычисленные значения указанных индексов не отражают истинного состояния коррупции в исследуемых странах.

Вся методология TI состоит в манипуляции статистическими данными, полученными из опросов экспертов. При этом никакой научной теории за этой работой с данными нет: цифры даются без какой-либо минимально проработанной технологии их анализа и толкования.

Методика сбора данных также вызывает большие вопросы. Так, например, Transparency International не только требует от экспертов указывать данные, которыми они не владеют, но и выражать их в точной численной форме. Также коррупция оценивается вне рамок системного подхода — методология TI ошибочно полагает, что все страны в мире полностью автономны и никак не связаны друг с другом.

Наконец, уровень коррупции выражается не в экономических категориях, таких как миллиарды долларов, например, а в неких не имеющих привязки к реальности баллах. Проверка теоремой Бунге показывает, что методика TI является нумерологической — то есть, при помощи известных манипуляций с расчётными коэффициентами составители рейтинга могут получить любой удобный им результат.

Согласно выводам Баранова и Двуреченских, «происхождение данных об уровне коррупции и способ обработки этих данных в TI не выходят за рамки заведомо бесплодных нумерологических процедур».

По словам американского социолога Георгия Дерлугяна, реальный уровень коррупции замерять крайне сложно, а рейтингам не следует полностью доверять:

По всем рейтингам Transparency International Исландия занимала первые места...Пока мы не выяснили, какими там на самом деле были банки, как они контактировали с несколькими правящими семьями и с двумя политическими партиями, которые последние десятилетия правят страной. Этот пример демонстрирует, насколько несовершенен индекс.[7]

Также Дерлугян отмечает тот факт, что некоторые государства мира считаются коррумпированными, однако при этом их экономика активно развивается. Это означает, что либо степень негативного влияния коррупции на экономику преувеличена, либо оценки уровня коррупции в соответствующих странах далеки от реальности.

[править] В сравнении с данными Еврокомиссии

В февраля 2014 года был опубликован доклад Еврокомиссии о коррупции в Евросоюзе, где констатировался высокий уровень коррупции в ЕС в целом и в отдельных странах, а общие потери от коррупции были оценены в 120 млрд евро ежегодно, что немного меньше всего бюджета ЕС, также по результатам опросов более 75% граждан считают, что в их странах коррупции широко распространена[8]. Между тем, по версии Transparency International страны Евросоюза являются наименее коррумпированными.

Если взять в отчетах российских социологических организаций ФОМ и ВЦИОМ аналоги данных по ответам на вопросы «Широко ли распространена коррупция в вашей стране?», «Присутствует ли коррупция в вашей повседневной жизни?», «Знаете ли вы кого-то, кто берет или брал взятки?», статистика ответов европейцев на которые была опубликована Еврокомиссией, то оказывается, что Россия по уровню оценки восприятия коррупции должна находится где-то в середине списка европейских стран, ближе к его лучшей половине[9]. Тогда как Transparency International, разумеется, ставит Россию на 127 место по коррупции, далеко позади всех стран ЕС.

[править] В сравнении с данными институтов общественного мнения

В действительности согласно национальным социологическим опросам оценки восприятия уровня коррупции в России, ЕС и США по состоянию на середину 2010-х гг. практически не отличаются:

  • Согласно опросу Левада-Центра, 76 % россиян считают, что органы власти России поражены коррупцией в значительной мере или «сверху донизу».[10]
  • По данным опросов Gallup (Американский институт общественного мнения) от 2014 и 2015 годов, около 80 % или 75 % американцев считают власти США коррумпированными.[11][12]
  • По данным опроса Евробарометра, сделанного в середине 2010-х годов, 76 % европейцев считают, что в их странах распространена широко. [13]

При этом и в России, и в США, и в ЕС, когда в опросе начинали задавать более конкретные вопросы, приходилось ли респондентам лично сталкиваться с коррупцией, или давать взятки, или они знают кого-либо, кто давал взятки, то доля положительных ответов была в разы ниже, чем на вопрос о том, широко ли распространена коррупция в стране.

[править] Резюме

Индекс восприятия коррупции составляется исключительно на основе высказываний американских «неправительственных» организаций. Кроме того, технология сведения данных в единый индекс позволяет подгонять его результаты под любой нужный составителям результат. Таким образом, методика составления Индекса восприятия коррупции является шарлатанской и никак не учитывает реальное положение дел в стране.

[править] См. также

[править] Ссылки