Цитаты о политике

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

В этой статье собраны цитаты выдающихся россиян и иностранцев о политике.

Содержание

О политике в целом

Наполеон I

Император французов в 1804—1814 и 1815 годах, полководец и государственный деятель (1769—1821).

Большая политика — это всего лишь здравый смысл, применённый к большим делам.[1]

Генрик Ибсен

Норвежский драматург, основатель европейской «новой драмы»; поэт и публицист (1826—1906).

Большинство имеет за собой власть, но не право; меньшинство всегда имеет за собой право.[2]

Гарри Трумэн

Государственный деятель, 33-й президент США в 1945—1953 годах от Демократической партии (1884—1972).

В детстве я хотел стать тапером в борделе или политиком. Разница, по правде сказать, небольшая.[3]

Иоганн Шерр

Немецкий историк литературы, публицист, беллетрист и общественный деятель (1817—1886).

В народе всё идёт во взаимной связи: всё возвышается и всё понижается одновременно. Политический смысл притупляется одновременно с исчезновением духовной мощи.[4]

Томас Маколей

Британский государственный деятель, историк, поэт и прозаик викторианской эпохи (1800—1859).

В наше время многие политики имеют обыкновение с апломбом рассуждать о том, будто народ не заслуживает свободы до тех пор, пока не научится ею пользоваться. Это умозаключение сделало бы честь дураку из старой сказки, который решил не идти в воду, пока не научится плавать.[5]

Шарль Ганель

Французский актёр и режиссёр (1892—1989).

В политике всё, что бесполезно, — порочно или глупо.[6]

Финлей Данн

Американский писатель-юморист, публицист (1867—1936).

В политике и в картах друзей не бывает.[7]

Теодор Рузвельт

Американский политик, 25-й вице-президент США, 26-й президент США (1858—1916).

В политике приходится делать много такого, чего не следует делать.[8]

Шарль де Голль

Французский военный и государственный деятель (1890—1970).

Политик до такой степени не принимает на веру свои слова, что всегда удивляется, когда другие понимают его буквально.[9]
Политика слишком серьёзное дело, чтобы доверять её политикам.[10]
В политике приходится предавать свою страну или своих избирателей. Я предпочитаю второе.[11]

Джонатан Линн и Энтони Джей

Писатели и сценаристы

В политике слово «правда» означает любое утверждение, лживость которого не может быть доказана.[12]

Андре Мальро

Французский писатель, культуролог, герой Французского Сопротивления (1901—1976).

В политике, как и в грамматике, ошибка, которую совершают все, провозглашается правилом.[13]

Фридрих II

Король Пруссии(1712—1786).

Великое искусство всякого политического деятеля не в том, чтобы плыть против течения, но обращать всякое обстоятельство в свою пользу.[14]

Маркиза де Помпадур

Маркиза де Помпаду́р(1721—1764).

Вся тайна политики состоит в том, чтобы знать время, когда солгать, и знать время, когда промолчать.[15]

Анн Роберт Тюрго

Французский экономист, философ и государственный деятель(1727—1781).

Дайте мне хорошую политику, и я вам дам хорошие финансы.[16]

Лоуренс Питер

Канадский педагог(1919—1990).

Дешёвых политиков не бывает.[17]

Генри Киссинджер

Американский государственный деятель, дипломат и эксперт в области международных отношений(1923).

Искусство внешней политики — направить неизбежное в нужное русло.[18]

Иеремия Бентам

Английский философ-моралист и правовед(1748—1832).

Класс трудящихся есть последний в безумном словаре гордости; но он бывает первым в глазах здравой политики.[19]

Сомерсет Моэм

Британский писатель(1874—1965).

Когда мужчина достигает возраста, в котором уже нельзя служить чиновником, садовником или полицейским, считается, что он как раз созрел для того, чтобы вершить судьбы своей страны.[20]

Генри Джордж

Американский политэконом, публицист и политик(1839—1897).

Конечная политическая власть, при всевозможных формах правления, всегда находится в руках массы. И в действительности совсем не короли или аристократы, не землевладельцы или капиталисты порабощают повсюду народ, а его невежество.[21]

Генри Адамс

Американский писатель и историк(1838—1918).

Любая политика всегда была и будет постоянным рассадником ненависти.[22]

Пьер Буаст

Французский лексикограф и поэт (1765—1824).

На политическом горизонте, так же как и на небосклоне, самые сильные грозы образуются всегда в самые ясные дни.[23]
Оковы народов заржавели; демократия обмыла их кровью; деспотизм позолотил их; новейшая политика отполировала их и вырезала на них "свобода", точно на кандалах каторжников.[24]
Политические игры бывают противоположны жмуркам: только некоторые видят ясно, у всех прочих – повязки на глазах.[25]

Франклин Рузвельт

32-й президент США (1882—1945).

Не стоит начинать заниматься политикой, если у вас нет толстой кожи, как у носорога.[26]

Джон Гэлбрейт

Американский экономист (1908—2006).

Неверно, будто политика есть искусство возможного. Политика — это выбор между гибельным и неприятным.[27]

Луи Бешерель

Французский лексикограф и грамматик (1802—1883).

Одно из самых главных достоинств в политике — это умение притворяться.[28]

Бернард Шоу

Ирландский драматург и романист (1856—1950).

Он ничего не знает, а думает, что знает всё: ему на роду написано быть политиком.[29]

Тексас Гинен

Американская актриса и антрепренёр (1884—1993).

Политик — это человек, который пожертвует вашей жизнью за свою родину.[30]

Джон Говард

Английский врач, юрист, филантроп (1726—1790).

Политик — это человек, путающий свой голос с гласом народа."[31]

Авраам Линкольн

Американский государственный деятель, 16-й президент США (1809—1865).

Политик напоминает мне человека, который убил отца и мать, а затем, когда ему выносят приговор, просит его пощадить на том основании, что он — сирота.[32]

Линдон Джонсон

36-й президент США от Демократической партии (1908—1973).

Политик никогда не должен говорить «никогда».[33]

Агата Кристи

Английская писательница и драматург(1890—1976).

Политик хочет оставаться на своём посту всегда из самых высоких побуждений![34]

Отто фон Бисмарк

Первый канцлер Германской империи (1815—1898).

Политика — не точная наука.[35]
Политика есть искусство возможного.[36]
Политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит.[37]

Уинстон Черчилль

Британский государственный и политический деятель (1874—1965).

Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.[38]
При существующих политических институтах иногда ещё приходится считаться с чужим мнением.[39]

Вильгельм Швебель

Немецкий учёный и публицист (1845—1891).

Политика — это искусство из множества мелкой лжи сделать нечто похожее на одну большую правду.[40]
Политики как дети — если их не слышно, значит, что-нибудь натворили.[41]

Уильям Гладстон

Английский государственный деятель и писатель; 41-й, 43-й, 45-й и 47-й премьер-министр Великобритании (1809—1898).

Политика — это лабиринт, из которого выбраться труднее, чем войти.[42]

Джон Гэлбрейт

Американский экономист (1908—2006).

Политика — это не искусство возможного. Это выбор между плохим и очень плохим.[43]

Патрик О'Рурк

Американский политический сатирик и журналист (1947).

Политики уделяют много внимания простым людям, но это не обязательно добродетель. Собаки, например, уделяют много внимания блохам.[44]

Джордж Оруэлл

Британский писатель и публицист (1903—1950).

Политический язык нужен для того, чтобы ложь звучала правдиво, чтобы убийство выглядело респектабельным и чтобы воздух можно было схватить руками.[45]

Ллойд Джордж

Британский политический деятель, последний премьер-министр Великобритании от Либеральной партии (1863—1945).

Поразительно, сколь умён бывает политик через десять лет после того, когда надо было быть умным.[46]

Генри Адамс

Американский писатель и историк (1838—1918).

Реальная политика состоит в том, чтобы не замечать фактов.[47]

Джон Гэлбрейт

Американский экономист (1908—2006).

Самое ценное в политике — короткая память.[48]

Теодор Рузвельт

Американский политик, 25-й вице-президент США, 26-й президент США (1858—1919).

Самый удачливый политик — это тот, кто чаще всех и громче всех повторяет общеизвестное.[49]

Габриэль Бонно де Мабли

Французский социальный философ (1709—1785).

Хорошая политика не отличается от хорошей морали.[50]

Юджин Маккарти

Американский политический деятель и поэт, сенатор США (1916—2005).

Хороший политик под стать футбольному тренеру: он должен быть достаточно умным, чтобы понимать игру, и достаточно глупым, чтобы придавать ей значение.[51]

Аристотель

Древнегреческий философ (384—322 гг. до н. э.).

Человек — политическое животное.[52]

Антон Чехов

Русский писатель, прозаик, драматург, классик мировой литературы (1860—1904).

Будь я политиком, никогда бы я не решился позорить настоящее ради будущего, хотя бы мне за золотник подлой лжи обещали сто пудов блаженства.[53]

Никита Хрущёв

Советский государственный деятель (1894—1971).

Политики везде одинаковы: они обещают построить мост там, где и реки-то нет.[54]

О партиях и парламенте

Роджер Шерман

Американский юрист, политик, один из пяти составителей Декларации независимости США(1721—1793).

Если вы в меньшинстве — говорите, если вдруг в большинстве — голосуйте![55]

Лик де Вовенарг

Французский философ, моралист и писатель (1715—1747).

Иной раз легче образовать партию, чем дойти постепенно до главенства в партии, уже образовавшейся.[56]

Вильгельм Швебель

Немецкий учёный и публицист (1845—1891).

Каждый парламент считает, что он прекрасно бы правил страной, если бы граждане ему не мешали.[57]

Анна Сталь

Французская писательница, теоретик литературы, публицист (1766—1817).

Несовершенное народное представительство бывает только лишним орудием для тиранства.[58]

Адриан Декурсель

Французский писатель, поэт и драматург (1821—1792).

Оппозиция — это завтрашние реакционеры.[59]

Гарольд Николсон

Английский дипломат, политик, историк (1886—1968).

Оппозиция — это искусство обещать то, чего правительство не может исполнить.[60]

Амброз Бирс

Американский писатель (1842—1914).

Оппозиция в политике — партия, которая удерживает правительство от буйного помешательства, подрезая ему поджилки.[61]

Уинстон Черчилль

Британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах (1874—1965).

Парламент может заставить народ подчиниться, но не согласиться.[62]

Максимилиан Волошин

Русский и советский поэт (1877—1932).

Парламентским вождём

Является всегда наинаглейший

И наиадвокатнейший из всех.[63]

Александр Поп

Английский поэт XVIII века, один из крупнейших авторов британского классицизма (1688—1744).

Партийность — это умоисступление многих ради выгоды некоторых.[64]

Дуайт Морроу

Американский дипломат (1873—1931).

Партия, которая объявляет своей заслугой дождь, не должна удивляться, когда её обвиняют в засухе.[65]

О выборах

Бернард Шоу

Ирландский драматург (1880—1950).

В результате демократических выборов из большого числа несведущих получается малое число подкупленных.[66]

Томас Джефферсон

3-й президент США в 1801—1809 годах, один из отцов-основателей этого государства (1743—1826).

Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.[67]

Юджин Маккарти

Американский политический деятель и поэт, сенатор США (1916—2005).

Главное — во время предвыборной кампании никогда не говорите ничего такого, что может запомниться.[68]

Бернард Барух

Американский финансист, биржевой спекулянт, а также политический и государственный деятель(1870—1965).

Голосуйте за того, кто обещает меньше других: так вы меньше разочаруетесь.[69]

Джордж Натан

Американский критик (1822—1958).

Плохие государственные деятели избираются хорошими гражданами… не участвующими в голосовании.[70]

Виктор Гюго

Французский писатель-романтик (1802—1885).

Пусть всеобщее голосование имеет свои тёмные стороны, но всё-таки это единственный способ разумного правления, ибо представляет собою мощь, превосходящую грубую силу.[71]

О власти

Наполеон I

Император французов в 1804—1814 и 1815 годах, полководец и государственный деятель, заложивший основы современного французского государства (1769—1821).

Анархия всегда приводит к абсолютизму.[72]

Жан де Лабрюйер

Французский моралист(1645—1696).

В деспотическом государстве нет отечества: другие вещи заменяют его – интерес, слава, служба.[73]

Гийом Рейналь

Французский историк и социолог (1713—1796).

В конце концов народы бывают тем, чем сделало их правительство.[74]

Томас Маколей

Британский государственный деятель, историк, поэт и прозаик викторианской эпохи (1800—1859).

В любую эпоху самых злостных представителей рода человеческого следует искать среди народных вождей.[75]
Долг хорошего правительства – защищать личность и собственность. Главная же опасность, угрожающая личности и собственности, — это невежество народных масс. Поэтому для того, чтобы хорошо править, необходимо распространять просвещение в народе.[76]

Никколо Макиавелли

Итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель(1469—1527).

В наши времена уже очевидно, что те государи, которые мало заботились о благочестии и умели хитростью заморочить людям мозги, победили в конце концов тех, кто полагался на свою честность.[77]


Лазар Карно

Французский государственный и военный деятель, инженер и учёный (1753—1823).

В свободной стране много ропота и при небольших страданиях; в деспотическом государстве мало жалоб и при великих страданиях."[78]

Генри Менкен

Американский журналист, эссеист, сатирик (1880—1956).

В этом мире люди ценят не права, а привилегии.[79]

Иосиф Сталин

Российский революционер, советский политический, государственный, военный и партийный деятель, руководитель Советского государства (1878—1953).

Не власть портит людей, а наоборот – самые испорченные люди больше всего тянуться к власти.[80]
Удержание власти на другой день революции не менее важно, чем взятие власти.[81]
Отмирание государства придёт не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление.[82]

Томас Карлейль

Британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения (1795—1881).

Величие великого человека обнаруживается в том, как он обращается с маленькими людьми.[83]

Джон Стюарт Милль

Британский философ, социолог, экономист и политический деятель (1806—1873).

Властолюбие и свободолюбие находятся в постоянном антагонизме. Где наименьшая свобода, там страсть властолюбия самая пылкая и неразборчивая.[84]

Генри Киссинджер

Американский государственный деятель, дипломат и эксперт в области международных отношений (род. 1923).

Власть — самое сильное возбуждающее средство.[85]

Виктор Кузен

Французский философ, историк и политический деятель (1792—1867).

Власть над людьми приобретается лишь посредством служения им: это правило, не имеющее исключения.[86]

Лев Толстой

Великий русский писатель (1828—1910).

Власть одного человека над другим губит прежде всего властвующего.[87]

Джордж Мартин

Американский писатель в жанре фэнтези, сценарист (род. 1948).

Не стоит правителю отвергать атрибуты власти, поскольку сама власть в немалой степени проистекает из этих атрибутов.[88]
Короли должны учиться ставить нужды государства превыше своих желаний.[89]
Властью обладает тот, кто убеждает в ней остальных.[90]

Джон Актон

Английский историк и политик (1834—1902).

Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно.[91]

Жозеф де Местр

Франкоязычный католический философ, литератор, политик и дипломат, основоположник политического консерватизма (1753—1821).

"Всякий народ имеет такое правительство, какого заслуживает."[92]

Уильям Пенн

Один из отцов-основателей США и города Филадельфия (1644—1818).

Всякому правительству угрожают три вещи: непоследовательность, тирания и зависть.[93]

Анна Сталь

Французская писательница, теоретик литературы, публицист (1766—1817).

Высшие должности походят на крутые скалы: одни только орлы да пресмыкающиеся взбираются на них.[94]

Пьер Буаст

Французский лексикограф и поэт (1765—1824).

Деспотизм бывает уделом выродившихся наций; они его заслуживают и подвергаются ему, не чувствуя его.[95]
Людям слабым и развращённым смягчённый деспотизм нравится более, чем суровая строгость республиканизма.[96]
Неудавшиеся революции всегда влекут за собой ненавистливые мстительные правительства.[97]
Переходя из рук правителей в руки управляемых, деспотизм не перестаёт быть деспотизмом.[98]
Подкуп, лесть, подлость, вероломство имеют тариф, хорошо известный деспотам.[99]
Революция даёт иногда в повелители таких людей, которых мы не пожелали бы иметь лакеями.[100]
У народа, испорченного эгоизмом, республика может быть не чем иным, как подразделённой тиранией.[101]

Калеб Колтон

Английский писатель, священник и коллекционер произведений искусства (1780—1832).

Деспотизм не может существовать в стране до тех пор, пока не уничтожена свобода прессы, подобно тому, как ночь не может надвинуться, пока солнце не зашло.[102]

Франческо Петрарка

Итальянский поэт и гуманист эпохи Возрождения (1304—1374).

Добиваться власти для спокойствия и безопасности — значит взбираться на вулкан для того, чтоб укрыться от бури.[103]

Вольтер

Французский философ-просветитель, поэт, прозаик и публицист (1694—1778).

Изменять нравы и возвышать или унижать нацию – это дело правительства.[104]

Василий Жуковский

Поэт, переводчик и литературный критик, один из основоположников русского романтизма (1783—1852).

История говорит правителям: будьте согласны с вашим веком, идите с ним вместе впереди, но ровным шагом... Ваша сила не в верховной власти и великих правах её – она в достоинстве вашего народа. [105]

Оноре Мирабо

Деятель Великой Французской революции (1749—1791).

Мужество создаёт государства; добродетель охраняет их; преступление ведёт к бесчестию их, беспечность – к деспотизму.[106]

Платон

Древнегреческий философ (между 429 и 427 — 347 г. до н. э.).

Народы будут счастливы, когда настоящие философы будут царями или когда цари будут настоящими философами.[107]

Максим Дюкан

Французский журналист и писатель (1822—1894).

Опыт многих лет и наблюдение не одной революции убедили меня в том, что ищущие власти совсем не любят свободы и что, стало быть, любящие свободы не ищут власти. [108]

Людвиг Берне

Немецкий публицист и писатель, поборник эмансипации евреев (1786—1837).

Правительство – паруса, народ – ветер, государство – корабль, время – море.[109]

Мишель де Монтень

Французский писатель и философ эпохи Возрождения, автор книги «Опыты» (1553—1592).

Правительство, которое хочет иметь дело с людьми, а не со скотами, не только не ставит преград умственному развитию народа, но поощряет его устройством всевозможных школ.[110]

Джеймс Мэдисон

Американский государственный деятель, четвёртый президент США (1751—1836).

Правительство, так же как отдельный человек, недолго будет почитаемо, если оно не вполне почтенно.[111]

Джеймс Макинтош

Шотландский публицист, историк и философ (1765—1832).

Самые мудрые учреждения могут стать мёртвой буквой и даже временно служить прикрытием и орудием тирании, когда чувство справедливости и любовь к свободе ослабли в народе.[112]

Иоганн Вольфганг Гёте

Немецкий писатель, мыслитель, философ и государственный деятель (1749—1832).

Справедливость настаивает на исполнении долга, закон – на принципе власти. Справедливость взвешивает и определяет, закон заведует и повелевает. Справедливость касается индивида, закон – целого общества.[113]

Фёдор Достоевский

Русский писатель, мыслитель, философ и публицист (1821—1881).

Тиранство есть привычка; оно одарено развитием, оно развивается наконец в болезнь… Кровь и власть пьянят; развиваются огрубелость и разврат; уму и чувству становятся доступны и наконец сладки самые ненормальные явления.[114]

Марк Туллий Цицерон

Древнеримский политический деятель, оратор и философ (106—43 до н.э.).

Только то общество, в котором народ пользуется верховной властью, есть истинное вместилище свободы, той свободы, которая выше всех благ и которая, не будучи равной для всех, уже не есть свобода.[115]

Филип Честерфилд

Английский государственный деятель, дипломат и писатель (1694—1773).

Чем больше имеют денег, чем больше имеют власти, тем меньше употребляют первых, тем больше злоупотребляют второю.[116]

Люк де Вовенарг

Французский философ, моралист и писатель (1715—1747).

Я согласился бы жить под властью тирана с условием зависеть только от его капризов и быть свободным от тирании мод, привычек и предрассудков; рабство перед законами – это самый незначительный из всех видов нашего рабства.[117]

См. также