Обсуждение:Крупные российские проекты (Иосиф Сталин, 1924-1934)

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

[править] Минимальная стоимость проектов

10,38 млн царских (они же советские в валюте - золотое содержание идентично) рублей в 1930 г., 9,40 в 1925 г. Рост мирового ВВП в 1914-1929 гг. 2%, в 1930-1938 - 1,3%.[1]

  • 1925 9,40 млн рублей
  • 1926 9,59 млн рублей
  • 1927 9,78 млн рублей
  • 1928 9,98 млн рублей
  • 1929 10,18 млн рублей
  • 1930 10,38 млн рублей
  • 1931 10,51 млн рублей
  • 1932 10,65 млн рублей
  • 1933 10,79 млн рублей
  • 1934 10,93 млн рублей
  • 1935 11,07 млн рублей

Примечание: стоимость указана в золотых царских рублях, равных 1/10 золотого советского червонца. "Обычные" рубли с 1928 г. имели к инвалютным мало отновшения, так как не подлежали свободному обмену. Особенно ярко это видно, когда на строительство не шибко шикарного жилого городка на десяток тысяч человек к какому-нибудь заводу идет пара десятков миллионов рублей (при Царе на те же деньги можно было бы построить, например, две сотни километров первоклассной двухпутной железнодорожной магистрали вместе со станциями, паровозами и вагонами). Сложность оценки советских внутренних цен лучше всего охарактеризовать можно цитатой из ожного из поздних сочинений Л.Д. Троцкого:

Разница между внутренними ценами и ценами мирового рынка представляет собою один из важнейших измерителей соотношения сил. Между тем к этому вопросу советской статистике запрещено даже прикасаться.

Фактически в стране были четыре разных курса рубля (надо отметить, что даже в официальных сборниках цен тех лет([2], стр. 725) приводятся несколько курсов рубля в рознице - государственный, кооперативный, коммерческий и общетоварный, которые зачастую отличвются в разы):

  • инвалютный рубль, равный царскому золотому (см. выше);
  • формальный курс государственного (безналичного) внутреннего рубля, в котором исчислялись теоретические государственные цены на товары, но сами товары при этом распределялись, а не продавались по этим ценам свободно, либо продавались в явно недостаточных количествах фактически существовал только на бумаге в виде благих пожеланий (ярким примером является положение в 1926-1928 гг, когда при формальном золотом стандарте фактически обмена на металл не было, а серебрянная мелочь полностью осела в закромах населения);
  • коммерческий курс наличного рубля, имевший место у "спекулянтов" и в частном секторе;
  • индексный курс рубля в пересчете к довоенным (1913 г.) ценам, достаточно широко используемый в статистике тех лет. По-видимому, именно он адекватно отражает реальную стоимость внутреннего советского рубля с точки зрения строительства крупных проектов.

Падение курса безналичного рубля, по-видимому, можно оценить с использованием изменения курса рубля в 1936-1937 гг., когда была, по-видимому, предпринята попытка вернуть связь внутреннему и инвалютному рублям. При этом золотое содержание инвалютного рубля сначала, в апреле 1936 г., было снижена с 0,774234 г[3] до 0,17685 г., в октябре до 0,17595 г., а в июле 1937 г. - до 0,167674 г[4], В середине 1936 г. рубль достиг значения 0,17685+(0,17595-17685)*3/7=0,176464 г., т.е. упал в 4,38748 раз. Соответственно, курс на этот год составит:

  • 1936 11,07*1,013*4,38748=49,21 млн рублей

Что касается коммерческого курса рубля, то цены на многие товары в "коммерческих" магазинах в 1928-1932 гг. выросли в 5-10 раз[5], а то и до 12-15-ти [6]. Применительно к индексному рублю проблемой расчетов является то, что по разным отраслям и группам товаров индексы могли иногда довольно заметно различаться. В частности, имели место "ножницы цен" - политика удерживания (при очень постепенном сглаживании) завышенных цен на промпродукцию при заниженных ценах на сельхозпродукцию с целью ускорения индустриализации (см. доклад Сталина[7]). В 1926 г. соотношение промышленных цен к 1913 г. было 2,66:1, а сельскохозяйственных - только 2,09:1 в продаже[8] и всего 0,74:1 в заготовке хлеба. Дальнейшее изменение индекса пром. цен: 1923‑24 г. - 2,266; 1924‑25 г. - 1,989; 1925‑26 г. - 1,980; сентябрь 1927 г. - 1,857.[9] Увеличение стоимости строительства в 1932 г. по сравнению с 1931 г. в среднем больше в 1,216 раза[10] Заготовительный индекс хлебных цен возрос с 0,74 в 1923‑24 г. до 1,035 в 1926‑27 г. Общий заготовительный индекс увеличился с 97,6 в 1923‑24 г. до 121,1 в 1926‑27 г.[11] Увеличение стоимости строительства 1932-1933 - 1,011 раз, по сравнению с 1913 г. от 2,4 до 3,89 по разным методикам подсчета.[12] В 1933-1934 строительные цены изменилиясь с коэффициентом 0,98.[13] Индексы оптовых цен 1928 общетоварный 1,717, сельскохоз. 1,574, промышл. 1,873. Там же "бюджетные" индексы (частный/средневзвешенный, т.е. за сколько в среднем реально можно было купить с учетом общественной и частной торговли): общетоварный 2,380/2,098; с/х 2,652/2,247; пром. 2,465/2,184[14] В военной промышленности 1923/1924 г. - 1,53.[15], 1924/1925 - 1,57[16]. Инедексы цен на строительство тяжелой промышленности (которая признала строительные индексы преуменьшенными) к 1927/1928 г.: 1928/1929 г. - 0,961; 1929/1930 - 1,000; 1931 г. - 0,120; 1932 г. - 0,1560.[17] Известный индекс цен на строительство для 1933 г. и соотношенияя для 1928-1933 гг позволяют вычислить похожую на правду, судя по 1936 г., цену для 1928-1931 гг[18][19]:

  • 1933 10,79*3,89=41,97 млн рублей
  • 1932 10,65*3,89/1,011=40,97 млн рублей
  • 1931 10,51*3,89*1,20/1,011/1,56=31,11 млн рублей
  • 1930 10,38*3,89*1,00/1,011/1,56=25,60 млн рублей
  • 1929 10,18*3,89*0,961/1,011/1,56=24,12 млн рублей
  • 1928 9,98*3,89*1,00/1,011/1,56=24,61 млн рублей

Полученный результат для 1928 г. полностью совпадает с частным бюджетным индексом промышленных товаров 1 июля 1928 г.[20], составлявшим 2,465, дающим в результате 2,46 млн рублей. (Что показывает адекватность коммерческих цен в это время, т.к. в 1928 г. именно частный сектор давал наибольший оборот продаж в рознице, чего уже нельзя сказать о 1930-х). Также адекватность полученных значений подтверждается проектной стоимостью Челябинской и Егоршинской электростанций[21], которые при мощности 44 МВт оценивались в ноябре 1926 г. в 27,6 и 21 млн рублей соответственно, в то время как по нормативам ГОЭЛРО их стоимость оценивалась бы в 10,12 млн рублей. При этом на следующий, 1927/1928 г. ЧелябГРЭС оценивалась уже в 30 млн рублей, т.е. подорожала примерно в 1,219 раза. Отсюда можно приближенно получить:

  • 1927 9,78*3,89*1,00/1,011/1,56/1,219=19,79 млн рублей

[править] Крупное, но недотягивающее по цене

  • Реконструкция Брянского вагоностроительного завода в конце 1920-х - 7,23 млн рублей.[22]
  • Новый турбинный цех Металлического завода в Ленинграде в конце 1920-х - 6,58 млн рублей.[23]
  • Мерефо-Херсонский мост через Днепр в Днепропетровске, 1,6 км, 1932 г. Если бы достроили вовремя и, как хотели до революции, пустили трамвай и гужевой транспорт, то добавилось бы 3,187 млн рублей и точно был бы крупный проект, а для 1932 г. любая разумная цена на таковой уже, видимо, не тянет.
  • Участок Сурханы — Янги-Базар Ашхабадской ж.д., 186 км, 1932 г. Судя по всему, стоил не более 50 тыс. рублей за версту, итого 8,72 млн рублей, что для начала 1930-х уже не крупный проект.
  • Электрификация пригородного движения под Ленинградом на Октябрьской ж.д.

Электрификация участка Ленинград Балтийский - Ораниенбаум длиной 39,4 км постоянным напряжением 1500В завершена в 1933 г. Принимая стоимость электрифицируемого километра по аналогии с электрификацией пригородного движения на Московско-Казанской ж.д. под Москвой, стоимость проекта можно оценить в 11,3 млн рублей.

[править] Проекты, спорные по цене

  • Ж.д. Орша-Лепель, 1928 г., 138 км.
  • Ж.д. Апостолово-Лоцманская, 1929 г., 160 км.
  • Ж.д. Карталы - Магнитогорск, 1930 г., 144 км.
  • Первая очередь Рионской ГЭС, 1933 г. - неизвестно до какой степени были готовы гидротехнические сооружения, но вообще по нормам ГОЭЛРО мощность первой очереди по стоимости до крупного проекта явно не дотягивает (общая стоимость проеккта в ценах 2012 г., по видимому, около 12 млрд рублей).
  • Реконструкция Краматорского металлургического завода

Завод, основанный в 1896 г., достиг размеров крупного проекта еще при Царе и производил большей частью металлургическое и котельное оборудование из выпущенных им же чугуна и стали. Однако, в результате последствий Брестского мира и последующей гражданской войны предприятие постепенно сворачивало свою работу: в 1918 г. была остановлена мартеновская печь, а в декабре 1920 г. (через месяц после национализации) завод был закрыт. Возрождение производства началось с 1922 г., а дореволюционные объемы выпуска продукции были превзойдены в 1926 г. в том же году завод был переименован из «Краматорского государственного машиностроительного и металлургического завода»[24] в «Краматорский металлургический завод»[25]. При этом производилась активная реконструкция завода, при которой основные затраты пришлись на модернизацию доменных цехов и силового хозяйства. Согласно документам тех лет[26] на реконструкцию Краматорского завода только в 1926-1928 гг. было затрачено 12,03 млн рублей. Затем, в 1929 г. в связи с началом строительства Новокраматорского машиностроительного завода, преприятие вошло в состав комбината «Краммашстрой», а еще позднее, в июне 1934 г., предприятие было разделено на два завода: Старокраматорский машиностроительный завод (в 1935 г. названный именем С. Орджоникидзе) и Краматорский металлургический завод им. В.В. Куйбышева. Возможно, найдутся данные о дальнейшей реконструкции в 1928-1933 г., пока же речь идет о примерно 5 млрд рублей в ценах 2012 г.

  • Реконструкция завода «Серп и Молот», г. Москва

Завод «Серп и Молот», бывший Московский металлический завод или завод Гужона еще до революций достиг размеров крупного проекта. В середине 1920-х гг. было принято решение о реконструкции предприятия для выпуска на нем качественных сталей, для чего реконструировались старые и строились новые цеха, а обычную ранее процукцию завода заменила особо тонкая проволока, высококачественные стальные слитки, листы нержавеющей стали и т.п. Инвестиции в проект составили не менеее 20 млн рублей (2 млн в 1927/1928 г., 6 млн в 1930 г., 12 млн в 1931 г.)[27], что ставит под вопрос являлся ли проект крупным.

  • Электрификация Сурамского перевала на Закавказских ж.д.
Файл:Electric locomotive S10 03.jpg
Один из первых электровозов в стране, закупленный для работы на Сурамском перевале (серия электровозов была заказана в США с условием локализации производства их двигателей)

Перевал высотой 900 м, разделяющий восточную и западную части Закавказья созавал проблемы железнодорожникам с момента прохождения через него Закавказской ж.д. в 1872 г., поскольку большие уклоны получившегося пути с трудом преодолевались поездами. Несмотря на проведенную позднее к 1890 г. реконструкцию со значительным смягячением профиля пути, проблемы сохранялись и в начале XX века. Перевод участка на электрическую тягу позволил в значительной степени улучшить ситуацию. В рамках проекта частки Хашури — Зестафони длиной 63 км и Хашури — Сурами длиной 4,4 км электрифицированы постоянным напряжением 3000 В. Движение торжественно открыто в августе 1932 г.[28], но принята электрифицированная линии в постоянную эксплуатацию уже в 1933 г. Задержка, по видимому, обусловлена вступлением в строй связанного проекта — первой очереди Рионской ГЭС, которая должна была обеспечивать железную дорогу электроэнергией. Стоимость проекта с подвижным составом 13 млн рублей[29], значительная часть из которых была, по-видимому, инвалютной.

  • Электрификация Луньевской ветки (участка Кизел - Чусовая) Пермской ж.д.

Электрификация на горном участке длиной 112,5 км проведена постоянным током с напряжением 3000В. Введена в строй в 1933 г. Стоимость электрификации можно оценить по стоимости электрификации километра дороги в аналогичном проекте электрификации Сурамского перевала Закавказских ж.д., строившегося параллельно, но в несколько более сложных условиях финансирования (Проект электрификации Сурамского перевала несколько отличался от электрификации Луньевской ветки, так как был пилотным и на нем частично использовались импортные электровозы, а на Урал должны были поставляться уже только отечественные электровозы после локализации производства основных комплектующих, которая была предусмотрена договорами на поставку электровозов для Сурамского перевала). Исходя из этих сооображений, стоимость проекта можно оценить приблизительно в 21,7 млн рублей.

[править] Крупное, но не наше

Здесь перечислены проекты, укащзанные в отдельных справочниках как советские/российские, но осуществленные на самом деле на территории на тот момент других государств:

  • Ж.д. Ушково-Приморск-Выборг, 113 км, 1925 г. - может и крупное, но на территории Финляндии.

[править] Стоимость нефтеперерабатывающих заводов

Стоимость крекинг-установок того времени есть тут[30] на с. 47. Самая крупная - Винклер-Коха стоила 3,020 рублей, по-видимому, инвалютных. Производительность по сырью при этом составляла 339 818 тонн.