Евроскептицизм

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
Растоптанный флаг Европы на митинге партии «Атака» в болгарской столице София

Евроскептицизм — понятие, обозначающее критическое отношение к Евросоюзу и процессам политической и экономической интеграции стран Европы. Понятие «евроскептицизм» впервые возникло в Великобритании около 1971 года в среде противников членства страны в ЕС. Затем данный термин распространился на другие европейские страны.

Основная причина критики интеграции европейских стран — ослабление независимости каждого государства в отдельности. Помимо этого, евроскептики заявляют, что Евросоюз является большой бюрократической структурой, на практике не приносящей значительной пользы, но доставляющей весомые неудобства.

Содержание

[править] Вопрос о названии

Не все сторонники критического отношения к ЕС считают употребление термина «евроскептицизм» правильным. Некоторые из них считают данный термин негативным и предлагают заменить его на «еврореализм». Такие люди призывали не спешить с евроинтеграцией своих стран, в частности, экс-президент Чехии Вацлав Клаус[1][2].

Другой заменяющий термин — «еврооппоненты».

[править] Течения

Обычно в идеологии евроскептицизма выделяют 2 основных течения:

  • Евроскептицизм твёрдый (hard, withdrawalist — «выхожденец», от to withdraw — покидать) — несогласие с существованием Европейского Союза как сущности. Например, типичным сторонников твердого евроскептицизма является Партия независимости Великобритании (United Kingdom Independence Party). Также он имеется в ряде западных стран, в основном среди оппозиционных политических партий.
  • Евроскептицизм мягкий (soft, reformist — реформатор) — согласие с существованием и членством в Европейском Союзе вместе с критическим отношением к части правил и принципов Евросоюза, к превращению его в de facto федеративное государство. Такой точки зрения придерживается, например, британская Консервативная партия.

[править] Факты

Количество европейцев, чувствующих привязанность к своей стране (красный) и в целом к ЕС (синий).

2004 год — ряд членов Европарламента организовали объединение «Independence and Democracy» («Независимость и Демократия»). Выступали за недопущение принятия единой европейской конституции. Касаемо вопроса членства в ЕС нет единой точки зрения — одни выступают за выход из ЕС, другие только за приостановление процессов интеграции.

2005 год — референдумы во Франции и Нидерландах, где большинство избирателей выразили недоверие к проекту Конституции ЕС, в котором предполагалось расширение полномочий Европарламента.

2007 год. Представители стран ЕС подписывают Лиссабонский договор, включающий пункты об усилении Европарламента.

В 2009 году Партия независимости Великобритании, занимающая твердую евроскептическую позицию, заняла второе место на парламентских выборах. В Италии партия Five Star Movement набрала 25 % (8,5 млн избирателей).

Проблема беженцев из стран Северной Африки, особенно из пострадавших от цветных революций Туниса и Ливии, и Ближнего Востока является причиной разногласий между странами ЕС. Греция и Италия просят другие страны приютить часть мигрантов. Те же, боясь наплыва, грозят ужесточить пограничный контроль, но большинство соглашается принять, пока добровольно. [3][4] Венгрия, назвавшая план ЕС о расселении «абсурдом», отказалась от приёма беженцев и начала строить стену на границе с Сербией. [5][6]

На июнь 2012 года в Греции сторонники евроскептических партий составляют примерно 52 % населения, проевропейских — 37 %.

2013 год. В Испании 72 % населения не доверяют Евросоюзу. [7]

В апреле 2015 года более 100 тысяч итальянцев подписали петицию о проведении национального референдума по вопросу выхода Италии из еврозоны.[8][9]

Критики указывают на то, что Евросоюз предъявляет жесткие требования для того, чтобы страна могла находиться в Евросоюзе. Например, при вступлении в ЕС Литвы они потребовали остановить построенный во времена СССР атомный реактор, что повлекло за собой значительное подорожание энергии.

В июне 2015 года 261 159 австрийцев подписали петицию с требованием провести референдум о выходе Австрии из ЕС. [10][11]

В августе 2015 года комиксы, спонсируемые Брюсселем и рассказывающие о преимуществах ЕС, член партии Независимости Соединённого Королевства Джерард Баттен назвал вводящими в заблуждение и отражающими «весьма предвзятую и необъективную точку зрения». [12]

В сентябре 2015 года на фоне миграционного кризиса онлайн-опрос, проведённый среди 1004 человек в Великобритании, показал, что большинство опрошенных за выход из ЕС. [13]

24 ноября 2015 года, впервые за долгое время, без флагов ЕС прошло заседание польского правительства, а также пресс-конференция нового премьер-министра Беаты Шидло, представляющей консервативные евроскептические силы.[14]

23 июня 2016 года 17,4 млн британцев (51,9 % проголосовавших) высказались на референдуме за выход из ЕС, 16,1 млн — против, явка превысила 72 % (самый высокий показатель в Британии с 1997 года). [15][16] Распределение голосов по стране оказалось неравномерным: в Англии и Уэльсе большинство проголосовало за выход, а в Шотландии и Северной Ирландии — против. [17] Интересно, что такой результат референдума стал неожиданностью для самих евроскептиков. [18] Но собственно выход состоится относительно не скоро. Как сообщила премьер-министр Тереза Мэй в ходе своего первого заграничного визита в Германию, не раньше 2017 года Великобритания планирует подать заявление о выходе. [19]

4 сентября 2016 года на выборах в одной из 16 федеральных земель Германии (Мекленбург-Передняя Померания) партия евроскептиков «Альтернатива для Германии» (АдГ) с результатом 20,8 % потеснила партию Ангелы Меркель Христианско-демократический союз, набравшей 19 %, однако АдГ проиграла СДПГ, у которой 30,5 % голосов. [20] См. также анализ обстановки после мартовских выборов 2016 года в трёх землях.

13 сентября 2016 года глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн заявил, что исключение Венгрии из ЕС является единственной возможностью сохранить «сплочённость и ценности ЕС». По его словам, венгерское правительство нарушает «фундаментальные ценности Евросоюза». [21]

[править] Исследования

В 2012 году исследовательская группа Taylor Nelson Sofres провела опрос, показавший, что в настоящее время большинство жителей полагают, что Евросоюз не отвечает интересам их стран. Число одобряющих его деятельность упало с 52 % (по данным опроса в 2007) до 31 %. 28 % полагают, что Евросоюз скорее вреден, 39 % относятся нейтрально.

Более 60 % жителей Евросоюза не доверяют ему. Меньше всего его поддерживают в Британии: всего 16 % сторонников и 75 % противников. Больше всего, как ни странно, в сильно пострадавшей от вхождения в ЕС Болгарии (55 % сторонников).

По данным опубликованного в декабре 2014 года опроса более половины опрошенных жителей Великобритании — 51 % — высказались за выход страны из Евросоюза.[22]

Согласно опросу European Consumer Payment Report 2015, проведённому в 21 европейской стране среди 22 тысяч человек, каждый четвертый молодой европеец (23 %) в возрасте 18-24 лет хочет переехать в другую страну в поисках лучшей жизни (в Венгрии — 60 %, в Польше — 41 %, в Италии — 37 %, в Греции — 32 %). Лишь 67 % молодых людей в этой возрастной группе видят шанс на улучшение в будущем своей жизни (в Греции и вовсе лишь 41 %), каждый четвертый молодой человек не верит, что будет жить лучше родителей: «Возможно, впервые в современной истории, новое поколение не имеет финансовых возможностей, какие имели родители». [23][24]

[править] Высказывания евроскептиков

  • Глава французского Национального фронта Марин Ле Пен объяснила победу своей партии на выборах в Европарламент во Франции в мае 2014 года «желанием французов вновь быть хозяевами в собственной стране»:
Французы хотят проводить собственную экономическую и миграционную политику, они хотят, чтобы французские законы были главнее европейских… Французы поняли, что Евросоюз не соответствует той утопии, которую им некогда «продали». [25]
В декабре 2014 года Ле Пен назвала французского президента Франсуа Олланда «лживой рохлей», председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера — «лицемером», а президента США Барака Обаму — «разочарованием». Она призвала Францию выйти из Евросоюза, охарактеризовав его как «тюрьму, из которой никому не позволено выходить».[26]
В январе 2015 года Ле Пен прокомментировала выборы в Греции, на которых победила коалиция евроскептиков, намеревающаяся вывести Грецию из зоны евро и списать её долги:
Я рада, что народ Греции нанес Евросоюзу демократическую пощечину чудовищной силы. Все это стало следствием тех страданий, которые греческий народ вынужден переносить уже на протяжении целого ряда лет из-за политики, проводимой в отношении его страны Европейским союзом. [27]
В июле 2015 года после референдума в Греции, на котором большинство греков отвергло условия европейских кредиторов по выплате греческих долгов, Марин Ле Пен заявила: «Европейский союз превратился в настоящую секту, где переходят от промывания мозгов к угрозам и непрерывному шантажу. Неужели европейский народ готов терпеть это… Странам Европы следует вернуться к национальным валютам».[28]
  • Глава финского МИД Эркки Туомиойя предположил в 2014 г., что рано или поздно государства Юга либо Севера Европы выйдут из еврозоны, так как принятые в ней правила приносят бедствия миллионам людей и губят будущее Европы:
Это полная катастрофа. Но никто не хочет первым выходить из еврозоны и принять на себя всю вину [за её распад].[29]
  • Cпикер венгерского парламента Ласло Кевера заявил в 2014 г.:
Венгрия может покинуть Европейский союз, если Брюссель будет указывать, как нужно управлять страной.[30]
  • Лидер партии «Йоббик» («За лучшую Венгрию») Габор Вона подводит итоги 10-летнего пребывания Венгрии в ЕС:
Для нас Евросоюз – это не просто тупик. В рамках этого общества у нас самое плохое положение – нас просто колонизировали. США обманывали всё венгерское общество и остальные средние и восточноевропейские страны в том, что Брюссель приносит свободу и великолепную жизнь. Свобода означает, что можно «свободно» делать то, что разрешают США. Безработица Венгрии уступает только безработице Греции – это не очень хороший результат.

Скоро будет 10 лет с момента нашего вступления в Евросоюз и можно смело сказать, что нас просто обманули. Не мы нуждались в присоединении к Евросоюзу, а Евросоюз нуждался в том, чтобы Венгрия присоединилась к нему. Наши рынки отняли. Разрушили, снесли наши заводы. На прилавках наших магазинов разместили свои товары. Венгрия, которая имела прекрасные возможности и в сельском хозяйстве, и в обработке пищевых продуктов, теперь ест голландский сыр, датскую свинину, испанские овощи и немецкие салями.

В то время как цены выросли до западноевропейских (тут мы догнали Запад), зарплата венгерского работника в фирме, которая принадлежит западной корпорации, составляет 20%, а иногда и 10% от зарплаты западного рабочего. Корабль тонет, а мы работаем как бурлаки на Волге. [31]
  • Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал не лезть не в свои дела тех европейских лидеров (включая Ангелу Меркель), которые раскритиковали произошедшие в декабре 2014 года задержания журналистов, причастных по мнению Эрдогана к попытке организации цветной революции:
Нас не волнует, что может сказать ЕС, примет ли он нас в качестве члена. Пожалуйста, оставьте свою мудрость себе.
26 декабря 2014 года Эрдоган посоветовал ЕС заниматься своими проблемами, в частности, исламофобией и расизмом:
Мы не та страна, которая заслуживает выговор от Европы и которая является для нее козлом отпущения. Дни старой Турции закончились. [32]
24 января 2015 года Эрдоган заявил, что его страна потеряла интерес ко вступлению в Европейский союз. [33]
7 августа 2016 года, накануне встречи с Владимиром Путиным, Эрдоган раскритиковал ЕС за двойные стандарты:
ЕС морочит нам голову на протяжении 53 лет. Мы методично доказываем свою честность и ждем того же от Евросоюза. Он должен отказаться от политики двойных стандартов. [34]
  • Премьер-министр Греции Алексис Ципрас заявлял в мае 2014 года (ещё до того, как стал премьер-министром):
Мы полагаем, правительство Украины пришло к власти в результате переворота, и называем его хунтой. Мы не признаем правительство неонацистов на Украине… В ЕС должны уважать мнение людей, которые решили создать федерацию, и это относится и к вопросу Украины… ЕС должно измениться, чтобы выжить — здесь не хватает демократии, и люди не верят, что их мнение может изменить политику ЕС. [35][36]
В январе 2015 года, уже после своего избрания на пост премьера, Ципрас в разговоре с президентом Европарламента Мартином Шульцом упомянул участие праворадикальных экстремистов и неонацистов в новосформированном украинском правительстве. [37] Характерно, что первым публичным актом Алексиса Ципраса на посту премьер-министра Греции стало посещение мемориала на месте гибели 200 греческих бойцов сопротивления, убитых нацистами в 1944 году. Далее, первым из иностранных дипломатов, с кем встретился новый премьер, стал российский посол. Затем последовали отказ от политики «жесткой экономии» и критика позиции ЕС в отношении санкций против России. Все эти шаги вызвали большой интерес в Германии. [38][39]
  • Министр иностранных дел Финляндии Тони Сойни заявил 22 декабря 2015 года, что вхождение Финляндии в зону евро было ошибкой, и в результате страна потеряла возможность управляемой девальвации для поддержки экономики.[40]
  • Мэр Лондона Борис Джонсон в марте 2016 года с сарказмом ответил на призывы Барака Обамы к Великобритании остаться в ЕС: «Самый важный наш союзник проинформирует нас, что в наших интересах остаться в ЕС, и неважно, насколько мы считаем эту организацию несовершенной. Неважно, что мы потеряем суверенитет, неважны расходы, бюрократия и неконтролируемая миграция». [41][42]
  • Американский миллиардер Джордж Сорос в июне 2016 года, после референдума о выходе Великобритании из ЕС, заявил, что Россия превращается в мировую державу, в то время как Евросоюз разваливается.[43]
  • Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в июле 2016 года после ряда терактов констатировал: «Европа утратила глобальную роль и является региональным игроком, который не может защитить свои границы и граждан, держать своих людей вместе. Европейская политическая элита провалила экзамен, не может достигнуть ни одной цели… Наша проблема не в Мекке, а в Брюсселе. Для нас препятствие не ислам, а брюссельские чиновники». [44]

[править] См. также

[править] Ссылки