Мифы об ОУН-УПА

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Мифы об ОУН-УПА (о бандеровцах) являются важной частью фальсификации истории на Украине.

Украинский кризис вскрыл одну из важнейших проблем общества постсоветской Украины — наличие современных последователей Степана Бандеры и других лидеров украинских коллаборационистов времён Великой Отечественной войны. В годы ВОВ Бандера возглавлял ОУН, за участниками которой закрепилось название «бандеровцы», также как за участниками УПА и прочими украинскими националистами, являющихся пособниками Третьего Рейха. Их современные идейные продолжатели кратко именуются «необандеровцы».

ОУН была создана в 1929 году как преемник УВО (основатель Евгений Коновалец) — обе организации были подпольными террористическими. В 1942 году было создано военное крыло ОУН — Украинская повстанческая армия (УПА). Подробнее история организации описана здесь.

Содержание

[править] Разбор мифов

[править] Миф: ОУН-УПА были всеукраинским движением

Исторические документы говорят о том, что во время Второй Мировой войны ОУНвцы из числа местных жителей действовали не только в Западной, но и Центральной и Восточной Украине. С 1941 года активнейшее бандеровское подполье работало в Днепропетровске, Кривом Рогу, Никополе, Днепродзержинске. Координационная сеть ОУН, однако в 1942 году немцы разгромили подполье и казнили его членов. Несмотря на потери, в регионах продолжали активную борьбу с оккупантами ОУНвцы Житомирской, Черниговской, Сумской, Полтавских областей, а кроме этого борьба велась в Кировограде, Херсоне, Одессе, Николаеве и Запорожье. Патриоты всей Украины боролись под бандеровскими знаменами с фашистской и большевистской оккупацией. Во время Второй Мировой войны бандеровцы стали мощной политической и военной силой всей Украины[1]
Влияние ОУН до 1941 года.

На момент создания ОУН (1929) большая часть нынешней Украины контролировалась УССР (карта), а остальные территории контролировали Польша (Западная Украина), Венгрия (Закарпатская область) и Румыния (Черновицкая область). Рассмотрим степень влияния ОУН на этих территориях.

Западная Украина. Эти земли были родными для ОУН – здесь действовала Краевая экзекутива[2] с центром во Львове. На территории Западной Украины ОУН имела определенную поддержку населения – причиной этого была политика Польши в отношении украинцев. Украины, будучи самым многочисленным национальным меньшинством в Польше (5 млн человек или 15% населения), были объектом ассимиляторской политики. В 1920-30-е годы власти Польши в массовом порядке переселяли на украинские земли т.н. «осадников» – отставных солдат и офицеров – пытаясь таким образом изменить национальный состав населения в свою пользу. Закрывались сотни православных храмов. Из 440 украинских школ в 1912 году к 1937 году осталось лишь 8. Интеллигенция составляла только 1% западноукраинского населения. Все это создавало питательную среду для ОУН на Западной Украине[3].

Советская Украина. В отличие от Польши, власти СССР проводили политику украинизации образования и культуры. Также ускоренными темпами развивалась крупная промышленность (Галиция в это время оставалась отсталым аграрным краем), причем доля украинцев среди рабочих за 1926-1939 гг. увеличилась с 6 до 30 процентов. Росла доля украинцев и среди населения в целом – например, в Днепропетровске за 1923-1933 гг. доля украинцев возросла с 16 до 48 процентов. Именно поэтому украинский национализм никогда не имел на Советской Украине массовой поддержки, а некоторые идеологи ОУН считали восточных украинцев («схидняков») «недоукраинцами»[3]. Но необходимо отметить, среди видных деятелей ОУН были не только галичане и волыняне, но и представители Центральной и Восточной Украины, что часто используют как аргумент украинские историки. Например, видный оуновец Евгений Онацкий был родом с Сумской области, Николай Сциборский — с Житомира, Дмитрий Андриевский — с Полтавщины, Юрий Липа — с Одессы, Дмитрий Донцов — с Запорожской области.

Черновицкая область. Как и на Западной Украине, здесь в ответ на ассимиляторскую политику возникло украинское подполье. В 1930 году в Черновцах возник Легион украинских националистов, установивший связи с ОУН. С 1934 года Орест Зибачинский, один из организаторов Легиона, стал краевым руководителем ОУН на Буковине, в Бессарабии и Марамуреше – далее ОУН расширяла свое влияние в среде украинского крестьянства Буковины, с нею сотрудничала значительная часть украинской интеллигенции края[4].

Закарпатская область. Здесь ОУН попытались развернуть свою деятельность лишь в конце 1930-х годов. После Мюнхенского сговора территория Карпатской Украины (другое название Подкарпатская Русь) получила автономию в составе Чехословакии – правительство автономии возглавил украинофил А. Волошин, и украинцы заняли доминирующие позиции в политической жизни региона. ОУН решили воспользоваться данной ситуацией – была начата организация отрядов «народной обороны», получившей название «Карпатская Сечь», а добровольцы-сечевики, направлявшиеся к границе Подкарпатской Руси, надеялись, что «все необходимое вооружение они получат из Германии и даже больше того, что уже подготовлено на территории Руси»[5]. При этом в ОУН знали о притязаниях Венгрии (союзника Германии) на территорию Закарпатья, поэтому ОУН попыталась выяснить какую сторону поддержит Германия – на переговорах И.Риббентроп, глава МИД Германии, заверил ОУН, что о «Германия помнит об украинцах, и без согласия Берлина Закарпатской Украине не может быть причинена никакая обида»[6]. Однако в марте 1939 года Германия в связи с решением об оккупации Чехии и Моравии Германия одобрила присоединение Карпатской Украины к Венгрии – после непродолжительной военной операции (14-18 марта) Закарпатская Украина вошла в состав Венгрии. Это вызвало недовольство украинских националистов, но Берлину удалось заверить руководство ОУН о неизменности политики рейха по отношению к украинцам, а украинский народ «созрел к тому, чтобы получить самостоятельность, и уверяют его в своей материальной и моральной помощи...»[7][8].


Влияние ОУН во время Великой Отечественной войны.

Нацистская оккупация Украины позволила ОУН перейти к более активной деятельности. В 1942 году была создана УПА, которая в 1943 году с целью более четкого руководства войсками была разделена по территориальному принципу на четыре главных территориальных управления — Генеральные военные округи (ГВО). Каждая из этих ГВО в свою очередь делилась на военные округи (ВО), низшим звеном территориального раздела УПА были «тактические видтинки» (ТВ) — секторы, на которые делились военные округи[9].

Всего было создано три ГВО, которые расположились на территории Западной Украины (карта)[9]:

  • УПА-Север — Волынь и Полесье;
  • УПА-Запад — Галичина, Буковина, Закарпатье и области за бывшей линией Керзона;
  • УПА-Юг — Каменец-Подольская (ныне Хмельницкая), Житомирская, Винницкая и южная часть Киевской областей;

Де-юре существовала и 4-ая группа — УПА-Восток (север Житомирской и Киевской областей, частично Черниговская область), но данная структура УПА так и не была полностью сформирована: не были назначены даже командующие округами, и присутствие УПА на восток от Житомирской области было очень слабым. На территории остальной Украины ОУН-УПА присутствовали лишь в виде малочисленных походных групп — особо отличилась ОУН(б), чьи походные группы действовали под Киевом, Харьковом и Днепропетровском, а также в Крыму.

[править] Миф: ОУН-УПА были массовым движением

Главный контрдовод против данного мифа — численность УПА, которая в разные периоды войны колебалась от 20 до 100 тысяч человек[10]. Необходимо отметить, что численность УПА оценивается по разному в зависимости от страны — на Украине характерно преувеличение (от 200 до 500 тыс.), а в России и Польше преуменьшение (до 10-20 тыс.). Наиболее заслуживающая доверия оценка численности была озвучена комиссией НАНУ (1997—2004) — от 20 до 100 тыс. человек[2]. Примерно такую же оценку дал в 2015 году УИНП, озвучив цифру в 100 тыс. человек — при этом численность украинцев в Красной Армии он оценил в 6 млн человек[11]. По данным 4-го отдела МГБ УССР, в 1944-1956 гг. во время борьбы с украинским националистическим подпольям, погибло 155 108 боевиков УПА и подпольщиков ОУН, из которых 1 746 погибли в восточных областях Украины. 76 753 пришло с повинной, 200 тысяч были взяты в плен, что в общем составляет 433 тыс. человек[12]. Очевидно, что в это число попали и мирные граждане оказывающие помощь УПА или же члены любых других антисоветских вооружённых формирований: отряды Андрея Мельника (ОУН-М), Тараса Боровца (Полесская Сечь), польской Свободы и Независимости (WIN) и др..

Таким образом, в РККА украинцев воевало в 60-300 раз больше, чем в ОУН-УПА — и это не считая советских партизан и подпольщиков, чья численность на территории Украины оценивается в 220 тыс. человек[13], среди которых преобладали украинцы.

[править] Миф: Бандеровцы не были нацистскими карателями и бандитами

Убитые поляки в ходе карательной акции ОУН 26 марта 1943 года в селе Липники. Польшу, которая оказала поддержку Евромайдану, бандеровцы также не обошли стороной.

Необандеровцы, особенно из числа националистических организаций вроде Правого Сектора и Свободы, отвергают известные исторические данные и отрицают пособничество ОУН-УПА нацистским оккупантам, выставляя их как борцов за независимость Украины от нацисткой и советской оккупации.

Вся «антинемецкая» деятельность ОУН-УПА не более чем самовольные нападения отдельных групп на продовольственный и военные склады. Идеальное описание деятельности ОУН-УПА привел капеллан (армейский священник) батальона «Нахтигаль» Иван Гриньох:

Основным законом для ОУН было — ничего не предпринимать против немецких интересов...Если же в отдельных местах происходили акты саботажа, возможно, даже случались убийства немцев, то это никогда не осуществлялось по приказу руководства бандеровского провода, а проводилось самочинно украинцами из уголовных побуждений или побуждений личной мести...[14]

Подробнее этот и другие мифы об ОУН-УПА разбираются в сборнике материалов «Мифы и легенды красно-черных».

30 июня 1941 года — во Львове принят «Акт провозглашения Украинского Государства». Читаем третий пункт:

3. Восстановленное вновь Украинское Государство будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Великой Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из московской оккупации. Украинская Национальная Революционная Армия, которая будет создаваться на украинской земле, будет бороться дальше совместно с cоюзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенное Соборное Государство и новый порядок во всем мире.

Вероятно, данный аргумент «адвокатов» Бандеры не убедит. Ведь по их мифологии Бандера был арестован именно из данного акта. Бандера действительно был арестован в июле 1941 года, но по другим причинам (см. подборку).

14 августа 1941 года — в Берлине подписан «Меморандум ОУН(б) об условиях сотрудничества ОУН(б) с гитлеровской Германмей». Читаем раздел Сотрудничество ОУН с Германией:

Украинская военная организация (УВО) и ее преемник Организация украинских националистов (ОУН) под руководством Евгена Коновалеца с самого начала своего существования взяли курс на сотрудничество с Германским рейхом против Польши и Москвы с осознанием того, что Германский рейх станет покровительствовать возникновению Самостоятельного Единого Украинского Государства.

Внешнеполитическая концепция ОУН основывалась на союзе Украины и Германии. Эта концепция ОУН не менялась ни тогда, когда Карпатская Украина была оккупирована Венгрией с одобрения Германии, ни когда Западную Украину оккупировала большевистская Москва, вследствие чего оказалось возможным воспрепятствовать вступлению Советского Союза в войну во время кампании на западе.
Хотя из-за этого Западная Украина понесла большие жертвы в ходе двухлетней большевистской оккупации, особенно в первые дни похода против большевизма, ОУН знала, что в совместной борьбе Украины и Германии за справедливый порядок в Восточной Европе Украина должна пойти на большую кровавую жертву. Украинские повстанцы в Западной Европе, организованные в рамках ОУН, как известно, внесли свой вклад в быстрое продвижение немецких войск.

Сотрудничество ОУН с компетентными немецкими инстанциями потребовало от ОУН за эти годы пожертвовать многими человеческими жизнями. ОУН боролась за самостоятельность Украины, и, исходя из убеждения, что Германия в этой борьбе будет помогать ОУН, каждая жертва для ОУН была естественной и необходимой.

Всего за годы немецкой оккупации на Украине было уничтожено 5,3 млн мирного населения, и ещё 2,3 млн трудоспособных жителей было угнано в Германию на принудительные работы.[3] Бандеровцы старались не отставать от своих якобы врагов по этому показателю — от рук бандеровцев в результате карательных акций типа Хатыни или Волынской резни погибло почти 2 млн человек, в ходе которых не жалели ни женщин, ни детей, ни стариков. Для наглядности — см. фотографии зверств бандеровцев на Волыни и во Львове (не для слабонервных).

Даже немецкие нацисты настолько сильно были впечатлены зверствами ОУН, что довольно быстро арестовали Бандеру и поместили его в концлагерь Заксенхаузен. Однако Бандеру не расстреляли, что у немцев было в порядке вещей, а оставили на всякий случай, чтобы было кому возглавить ОУН впоследствии.[4]

Всего в ходе карательных акций и ведения боевых действий карателями ОУН были убиты:

  • 75-100 тыс поляков[5];
  • 28 тыс. евреев[15]
  • 30676 советских граждан, среди них: 687 сотрудников НКГБ-МГБ, 1 864 сотрудника НКВД-МВД, 3 199 военнослужащих внутренних приграничных и вооружённых сил, 2 590 бойцов истребительных батальонов; 2 732 представителя органов советской власти разных уровней, 251 функционер Компартии, 207 комсомольских работников, 314 председателей колхозов, 15 355 колхозников и крестьян, 676 рабочих, 1 931 представитель интеллигенции, 860 детей, стариков и домохозяек[16]

[править] Миф: Бандеровцы не фашисты

Суть мифа: идеология ОУН-УПА не была фашисткой.

Четвертый миф кремлевской пропаганды внушает мысль, что организация бандеровцев ОУН это якобы фашистская это якобы фашистская организация, а украинский национализм это будто бы родственник фашизма[1]

Ирония в том, что идеологи ОУН утверждали обратное:

  • Николай Сциборский, зампред ОУН, автор книги «Націократія» (1939):
Надо отметить, что основные идеи фашизма не замкнулись в одной Италии, а быстро распространили свое влияние во всем мире, усиливая и оформляя тот общественно-политический процесс, по последней войне стихийно вибуяв среди различных народов; это – национализм. Самый фашизм, это прежде всего национализм...доведенный до самоотречения и культа жертвенного фанатизма.
  • Евгений Онацкий, резидент ОУН в Риме:
Наша задача – распространение идеологии фашисткой.
  • Дмитрий Донцов, основатель идеологии украинского фашизма, публицист-идеолог.
Политический и морально-психологический дух, которым дышат украинские националисты, бесспорно является фашизмом.[17]
  • Иван Лысяк-Рудницкий, историк-обществовед, автор книги «Напрями української політичної думки»:
Украинский интегральный национализм, несомненно, взял себе за образец современные ему фашистские движения и режимы на Западе… Интегральные националисты осознавали свою идеологическую породненность с западным фашизмом.
  • Орест Субтельный, канадский историк украинского происхождения, автор книги «Украина.история» (1988):
Украинский интегральный национализм совершенно очевидно содержал элементы фашизма и тоталитаризма. В 20-х годах эти тенденции распространялись во всей Европе... ближе стоял к таких праворадикальных движений восточноевропейских аграрных обществ, как «Железная гвардия» в Румынии. «Усташи» в Хорватии. «Стрела и крест» в Венгрии и аналогичные движения в Словакии и Польше.

[править] Миф: Бандеровцы не считали другие народы врагами

Суть мифа вкратце: бандеровцы никогда не считали врагами русский и иные народы, а боролись лишь с прямыми врагами Украины и оккупантами:

Мы питаем симпатии ко всем народам мира. Со всеми народами мира, в том числе и с русским народом, который построит свое национальное государство на своих этнографических территориях, мы хотим жить в мире и сотрудничать. Мы не боремся против соседних народов вообще, а только против тех империалистических сил, которые нас угнетают. Подчеркиваем еще раз: все народы, в том числе русский и польский, мы ценим, уважаем и стремимся к настоящей дружбе и сотрудничеству с ними. Мы ненавидим и боремся только против империалистических сил, которые нас угнетают или хотят поработить[18].

В действительности же документы ОУН(б) свидетельствуют о том, что в начале 1940-х евреи, поляки и русские рассматривались как исторически враждебные группы. Идеология ОУН строилась на позициях русофобии, полонофобии и даже антисемитизма — это нашло отражение в высказываниях идеологов ОУН:

  • Ярослав Стецько:
Москва и жидовство — это самые большие враги Украины. Считаю главным и решающим врагом Москву, которая властно держала Украину в неволе. И, тем не менее, оцениваю враждебную и вредительскую волю жидов, которые помогали Москве закрепощать Украину. Поэтому стою на позициях истребления жидов и целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства, исключая их ассимиляцию.[19][20][6]
  • Степан Бандера:
Каждое московское государство, как царское, так демократическое и большевистское, всегда пользовались коварством и вероломностью против Украины и других народов, и каждую форму союза превращала в ужаснейшее порабощение. Следовательно, врагом был не только данный режим - царский, или большевистский, не только государственная и общественная система, а сама московская нация, одержимая бесами империализма, жаждой быть все больше, более могучей, более богатой, но не собственным ростом, а посредством порабощения других народов, их ограблением и всасыванием в себя.[21]

В мае 1941 года была издана инструкция «Борьба и деятельность ОУН во время войны», в которой на десятках страниц подробно описываются мероприятия, которые следовало проводить новым органам государственной власти, военным структурам и организациям Украинской державы. Не обойден внимание и национальный вопрос — пункт 16 раздела «Указания на первые дни организации государственной жизни» предписывал проводить в отношении т.н. враждебных национальных меньшинств (русские, поляки, евреи) следующую политику[22]:

Уничтожаются в борьбе кроме тех, кто защищает режим: переселение в их земли, уничтожать прежде всего интеллигенцию, которую нельзя допускать ни до каких правительственных учреждений, и вообще сделать невозможным появление интеллигенции, то есть доступ до школ и т. д. Например, так называемых польских селян необходимо ассимилировать, осведомляя их, тем более в это горячее, полное фанатизма время, что они украинцы, только латинского обряда, насильно ассимилированные. Руководителей уничтожать. Жидов изолировать, убрать из правительственных учреждений, чтобы избежать саботажу, тем более москалей и поляков. Если бы была непреодолимая необходимость оставить в хозяйственном аппарате жида, поставить над ним нашего милиционера и ликвидировать за малейшую провинность. Руководителями отдельных областей жизни могут быть лишь украинцы, а не чужинцы-враги. Ассимиляция жидов исключается.

К историческим противникам украинские националисты относили также румынов и венгров. Так, в одном из обращений ОУН к украинцам, написанном вскоре после нападения Германии на СССР, «вечными врагами» помимо «москалей» были названы «поляки, румыны, мадьяры»[23]. Однако никаких действий против румын и венгров украинские националисты провести не успели, так как вскоре после нападения Германии на СССР территории, где проживали румынское и венгерское население, были оккупированы румынскими и венгерскими войсками соответственно. Венгерские войска оккупировали часть Западной Украины, а уже 14 августа 1941 г. территория, оккупированная Венгрией, была передана Генерал-Губернаторству. Никаких активных действий против венгерских сил украинские националисты в этот период не предпринимали. В оккупированной Румынией Одессе украинские националисты также, хотя и проводили антирумынскую агитацию, и даже замышляли теракты против представителей румынской администрации, каких-либо активных выступлений против румын не предприняли

[править] Миф: Бандеровцы боролись против немцев

Похожий миф: бандеровцы перестали сотрудничать с немцами после 1941 года

Очередной миф о Бандере и его приспешниках гласит о том, что на самом деле ОУН сражалась против немецких частей. В доказательство приводят тот факт, что сам Степан Бандера находился в немецком концлагере Заксенхаузен, а прочие участники ОУН были зверски замучены в других лагерях. Причиной заключения Бандеры называют попытку создания ОУНовцами независимой Украинской республики, что было весьма сомнительным начинанием, так как Западная и Центральная Украина находилась к тому моменту уже в глубоком тылу у немцев и независимое государство посреди оккупированных территорий было им не нужно.

Ещё одно важной причиной заключения Бандеры стал безудержный террор ОУН (б) против конкурирующей группировки ОУН — мельниковцев. 30 августа 1941 года в Житомире были убиты высокопоставленные члены ОУН (м) — руководитель мельниковской походной группы, Емельян Сеник и главный идеолог и теоретик украинского национализма, Николай Сциборский, сотрудничавшие с немецкой военной администрацией, ещё ста сторонникам Мельника были «вынесены смертные приговоры». По неполным данным, в междоусобной борьбе накануне нападения Германии на СССР было убито около 400 мельниковцев и до 200 бандеровцев[7]. Зиновий Кныш, один из руководителей ОУН(м), в своих послевоенных мемуарах обвинял Бандеру и его подручных в гибели целого ряда высших руководителей, сотен командиров низшего звена, а также около 4 тысяч «рядовых членов, симпатиков и бойцов» ОУН(м)[24]. Немцы ранее неоднократно предупреждали ОУН(б) о необходимости прекращения подобных действий, поскольку гибли нужные для них кадры, на подготовку которых были потрачены время и деньги. Это, во-первых, дестабилизировало обстановку (которая и так была напряжённая) и вызывало массовые восстания населения, а во-вторых, по тогдашним немецким планам население должно было трудится на благо Германии, а не лежать с перерезанным горлом.[8] На одном из заседаний 1941 года Гитлер прямо сказал:

«Parteigenosse Himmler, machen Sie Ordnung mit diesen Bande!» (Партайгеноссе Гиммлер, наведите порядок с этой бандой!)[9]

Почти сразу Бандеру и ещё 300 членов ОУН арестовали. Стоит учесть, что Бандера пребывал не в обычном концлагере для пленных, а в специализированном, созданном для немецких офицеров, который по удобствам порой сравнивали с санаторием.[10] Другим подельникам повезло меньше: их отправили в обычные лагеря, а некоторых даже расстреляли.

На этом сотрудничество Бандеры с немцами не закончилось, как утверждают современные украинские националисты. ОУН при этом оставалась пассивной, и многие члены организации продолжали служить Гитлеру. Личный же состав батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», ранее сформированных немцами из украинских националистов, перевели в 201-й полицейский батальон, отправившийся отстреливать белорусских партизан. Вспоминая карательные операции этого батальона, его командир Евгений Побигущий писал, что из всех подразделений, «охранявших оперативный тыл Восточного фронта, наш курень выполнял задачу лучше». Подобных ему карателей из рядов ОУН оказалось много. По оценке профессора Оттавского университета Ивана Качановского, в полиции, разведке и гражданской администрации у немцев служило 46 процентов бандеровских лидеров. Осенью 1944 года все члены ОУН, сидящие в концлагере Заксенгаузен были выпущены на свободу для борьбы с наступающей Красной армией. Из показаний офицера Абверкоманды-202 Зигфрида Мюллера на Нюрнбергском процессе от 19 сентября 1945 года:

В начале апреля 1945 года Бандера имел указание Главного управления имперской безопасности собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступающих частей Красной Армии. Бандера создал отряды украинских националистов, которые действовали в составе фольксштурма, а сам бежал. Он покинул дачу отдела 4-Д и бежал в город Веймар. Бурлай мне рассказывал, что Бандера договорился с Даныливым о совместном переходе на сторону американцев.[11][12]

Что же касается братьев Бандеры, то они погибли в немецком концлагере Освенцим не от рук немцев, а были забиты насмерть польскими коллаборационистами, составлявшими значительную часть лагерной администрации и персонала, а также заключёнными-«капо». В их число входили фольксдойче Юзеф (Йозеф) Краль, по профессии строительный техник, выполнявший обязанности «оберкапо» в строительной команде «Нойбау»; Эмиль Беднарек, а также «унтер-капо» Францишек Подкульский.[13]

Действия УПА против нацистов: мифы и реальность

«За весь 1941 год мы не видим документальных подтверждений о деятельности украинской милиции, походных групп и непосредственных боевых столкновениях подпольщиков и повстанцев с немецкими оккупационными войсками и администрацией», — констатируют авторы изданного в 2003 году в Одессе сборника «Нацистские документы об УПА. Разночтение» Г. Гончарук и А. Нагайцев. В документах 1942 года они обнаруживают открытие сторонниками Бандеры «фронта борьбы с Германией», но «без примеров боевой деятельности». Единственное отмеченное столкновение, да и то случившееся по инициативе оккупантов — перестрелка при захвате подпольной типографии в Харькове 17 октября 1942 года, когда было арестовано 11 бандеровцев. О потерях немцев не сказано ничего.

В пропагандистских изданиях ОУН и УПА «Iдея i чин», «До зброi», «Bicтi з фронту УПА» есть много красочных описаний многочисленных боев УПА с немецкими захватчиками начиная с марта 1943 года. Во всех этих сочинениях враг несет многочисленные потери и чаще всего отступает. Потери повстанцев в этих «сражениях» обычно составляют 1 к 16–50 «уничтоженных немцев».

Среди «боев с немцами» есть и описание операции в Ивановой Долине… Польское село Янова Долина, уничтоженное УПА в конце апреля 1943 года, хорошо известно. Но при чем тут нацисты и немцы?!

В послевоенных публикациях ОУН и бывших членов УПА растет количество и качество войск противника, его потери и скорость бегства с поля боя.

В одном из таких творений очень ярко описывается бой трех батальонов УПА с тремя дивизиями СС в начале июля 1944–го. УПА теряет несколько десятков тысяч человек, трупами нацистов завален весь лес. Естественно, нацисты панически бегут.

Остается удивляться, что сами нацисты как-то не заметили масштабных операций УПА и гибели десятков тысяч солдат Рейха[14].

Стычки, описанные авторами изданного в 1983 году в Канаде сборника «УПА в свете немецких документов», также можно пересчитать по пальцам, и масштабы их ничтожны. Типичный пример — перестрелка с бандеровцами 27 ноября 1942 года, в которой погиб штурмшарфюрер (штабс-фельдфебель) СС Шарфф, а другого эсэсовца ранили.

Лишь на III конференции ОУН 17-23 февраля 1943 года под давлением рядовых оуновцев было принято решение о переходе к вооруженной борьбе с немцами и начато формирование Украинской повстанческой армии. Но и после нее упоминания о столкновениях с УПА в германских источниках встречаются крайне редко.

Признанное рейхскомиссаром Украины Эрихом Кохом уничтожение 12 немецких солдат и гражданских служащих (в основном лесников) в Кременецком районе Тернопольской области можно считать одной из крупнейших акций бандеровцев против оккупантов. В отчете начальника полиции Люблинского дистрикта Пюца от 15 июля 1944 года сообщается, что бандеровцы нападали в Грубешовском районе не только на поляков, но и на германскую администрацию, но о результатах этих великих битв не сказано ни слова. Точно так же отсутствуют подробности нападений на отдельных немецких солдат и мелкие подразделения в отчете полевой жандармерии от 15 августа того же года. Немного раньше, 3 марта 1944 года, напав на застрявший в грязи грузовик, хлопцы застрелили схватившегося за оружие унтер-офицера, отпустив всех остальных[15].

В сводном служебном донесении начальника полиции безопасности и СД от 30 июня 1943 года сообщалось, что со стороны украинских повстанцев «нападения на немецкие подразделения были редкостью, вообще не было ни одного случая увечий служащих немецкой полиции и военнослужащих вермахта».

Рейхскомиссар Украины Эрих Кох в своем докладе от 13 ноября 1944 года, касаясь действий УПА, отметил: «Украинские национальные банды ведут себя не очень активно. Разрушено несколько мелких мостов. И зарегистрировано нападение на немецкий госхоз». Он же в новогоднем обращении (1944) отмечал, что националисты в лесу «не представляли для немцев значимой угрозы».

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах рассказывал: «Вообще существовало три вида партизанских отрядов: советские партизаны, боровшиеся с нами и терроризировавшие местное население; украинские, боровшиеся с советскими партизанами, но, как правило, отпускавшие на свободу попавших им в руки немцев, отобрав у них оружие; наконец, польские партизанские банды, которые боролись с немцами и украинцами»[25].

Советские партизаны еще более категоричны: «Мы не располагаем какими—либо фактами о том, где украинские националисты, помимо повсеместной пустой болтовни в своей печати, вели борьбу против немецких захватчиков и поработителей». В докладной записке от 22 июля 1944 года Демьян Коротченко писал Никите Хрущёву: «Украинские националисты не пустили под откос ни одного немецкого эшелона, не убили ни одного немца, не считая случаев уничтожения отдельных полицаев».

Польские историки также отмечают активность УПА в геноциде поляков и боях с польской вспомогательной полицией, но не упоминают о каких—либо значительных столкновениях с нацистами. Так например, в мае 1943 года немцы для борьбы против УПА перебрасывают на Волынь 202 батальон шуцманшафта, который практически целиком и полностью состоит из поляков. Это больше похоже на желание немцев утилизировать украинских и польских коллаборантов их собственными же руками. Возможно, что немцам надоело смотреть на тот бесконтрольный хаос и мрак, который творили УПА на Волыни и решили утолить жажду мести польских полицейских[16].

ОУН и УПА избегали боев с нацистами. Они даже не пытались предотвратить вывоз около 500 тыс. украинского населения западных областей на каторжную работу в Третий рейх, им также не удалось воспрепятствовать «хозяйственному грабежу народа» нацистами. Нацисты ничего не имели против резни поляков и евреев. На низовом уровне шло даже сотрудничество: в основном в виде обмена боеприпасов на сало и самогон.

Вот венгерские войска защищали польское население от террора УПА и с мая 1944-го вели активные боевые действия против отрядов УПА на Станиславщине (современная Ивано-Франковская область)[26].

Если же заглянуть в документы о действиях УПА против советских военных формирований, картина резко меняется. По данным архивно-учетного отдела украинского КГБ, в 1944-1956 годах они потеряли в боях с бандеровцами 8340 человек убитыми. Прибавив военных, милиционеров и пограничников, погибших от рук украинских националистов летом 1941 года и не забыв советских партизан, убитых ими в 1941-1944 годах, это количество придется как минимум удвоить.

На многие тысячи идет и счет уничтоженных УПА боевиков польской партизанской «Армии Крайовой», боевиков из конкурирующих группировок Мельника и Тараса Боровца («Бульбы»), а также собственных соратников, ликвидированных Службой безопасности ОУН. Только в зоне действий группы «Юг» УПА с января по сентябрь 1945 года сотрудники ее Службы безопасности ликвидировали 889 бандеровцев, главным образом по обвинению в измене. Уравновесить этот кровавый список кучкой убитых в мелких стычках немцев вроде штабс-фельдфебеля Шарффа, никак не получится[17].

[править] Миф: Нюрнбергский трибунал оправдал бандеровцев

Сторонниками данного мифа умалчивается, что Нюрнбергский процесс был создан лишь для суда над нацистами[18], но не над их пособниками. Если бы Нюрнбергский процесс рассматривал преступления коллаборационистов на службе Третьего Рейха, то фигурантами процесса стали бы не только ОУН-УПА, но и РОА, казаки Пётра Краснова, режим Виши и прочие сотрудничавшие с нацистами национальных соединений, армий и режимов. В реальности ничего подобного не было — например, лидер режима Виши Филипп Петен был судим верховным судом Франции.[27].

Важно отметить, однако, что немецкая организация СС, с которой сотрудничали ОУН-УПА, была признана преступной.

Особо упорным сторонникам мифа можно адресовать следующие вопросы:

  • Когда и кто из ОУН-УПА были привлечены к суду?
  • Кто и какие обвинения в их адрес выдвинул?
  • Каким образом суд оправдал теракты и прочие акты геноцида вроде Волынской резни[28]

Внятных ответов на эти вопросы у сторонников ОУН-УПА нет.

[править] Ссылки

Сборники документов

Другие

[править] Видео

«Специальный корреспондент» с Аркадием Мамонтовым — «Бандеровцы»


Бандера не мог сотрудничать с Гитлером


Как бандеровцы не сотрудничали с нацистами. Только рукопожатные источники


Бандера и бандеровцы: "разоблачение" кремлевских мифов

[править] Примечания

  1. 1,0 1,1 Из ролика-агитки «Бандера и бандеровцы: разоблачение крёмлевских мифов» Youtube-канала Hrendyabliki
  2. Экзекутива (от франц. exécutive) – исполнительный руководящий орган[1].
  3. 3,0 3,1 Платошкин Н.Н. Организация украинских националистов (ОУН) и ее связь с нацистской Германией.
  4. Буркут И.Г. Деятельность советского и украинского националистического подполья на территории Черновицкой области в 1941-1944 гг.
  5. Сообщение начальника Представительства контрразведки в Отдельный сектор информации в Тернополе о воинском обучении украинской молодежи в организации «Сечевых стрельцов» от 19 января 1939 года.
  6. Сообщение руководителю отделения II «б» II Отдела Главного Штаба Л. Станиславскому о подготовке к открытию сейма Закарпатской Украины, переговорах представителей УНДО с И. Риббентропом и ОУН-Мельника с А. Гитлером по поводу создания Великой Украины от 4 марта 1939 года.
  7. Выписка из еженедельного отчета № 16 Национального отделения МВД Польши «О деятельности ОУН за 16—22 апреля 1939 г.» об отношении немецких властей к деятельности ОУН от 22 апреля 1939 года.
  8. Стр.7-8.| Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. – Том 1.
  9. 9,0 9,1 Организационная структура УПА// Сергей Ткаченко Повстанческая армия. Тактика борьбы
  10. Дзьобак В. В. та iн. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / Національна академія наук України; Інститут історії України / Відп. ред. Кульчицький С. В. — К.: Наукова думка, 2005. Стр. 173—174.
  11. Методические материалы к празднованию Дня памяти и примирения и 70-й годовщины Дня победы над нацизмом во Второй мировой войне (8-9 мая 2015 г.)
  12. [Кентій А.В. - 3. Націоналістичне підпілля в 1949—1956 рр. // Розділ 7. Антикомуністичний опір ОУН і УПА у післявоєнний період (1946—1956 рр.) . . . 423>]
  13. Стр.255. | История Великой Отечественной войны Советского Союза. – Том 6.
  14. Один из руководителей ОУН(б) Гриньох, каппелан "Нахтигаля", на встрече в Тернополе с сотрудником полиции безопасности и СД Галиции гауптштурмфюрером СС Паппе. 5 марта 1944 г.
    ЦДАВОУ, ф. 4628, оп. 1, д. 10, лл. 170-179
  15. Лукшиц Юрий ОУН-УПА. Факты и мифы. Расследование Упа и еврейское население
  16. [НКВС-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939—1956)“: Объединенная редакция МВД России; Москва; 2008. ISBN 978-5-8129-0088-5, ст.5.]
  17. «Чи ми фашисти?».- Вісник.-1935.-кн.4.-С.915.
  18. Пётр Полтава. Кто такие бандеровцы и за что они борются
  19. Berkhoff K.C., Carynnyk M. The Organization of Ukrainian Nationalists.
  20. Дюков А. Об участии ОУН − УПА в Холокосте: „Москва и жидовство − главные враги Украины“ // ИА „REGNUM“, 14.10.2007.
  21. Бандера С.А. С москалями нет общего языка. — Мюнхен, 1952.
  22. ЦДАВОВ, Ф.3833, Оп.2, Д.1, Л.38; ОУН в 1941 роцi. Ч. 1. С. 103–104
  23. ОУН в 1941 роцi. Документи. Ч. 1. С. 260.
  24. Зиновій Книш — Бунт Бандери
  25. [Манштейн Э. Утерянные победы. Часть 3, глава 15. Примечание 6. Ростов—на—Дону. 1999]
  26. Стр.288.| Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси. – Розділ 5.
  27. Селин, Луи-Фердинанд «Из замка в замок» (перевод с французского, СПб.: «Евразия», 1998)
  28. Тема Волынской Резни до сих пор служит предметом раздора между Польшей и Украиной, особенно после резолюции парламента Польши о признании Волынской Резни геноцидом.


[править] См. также