Правовые основания воссоединения Крыма с Россией

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

В данной статье рассматривается обоснованность процесса воссоединения Крыма с Россией с юридической точки зрения.

Крымская весна 2014 года вызвала единодушную, но поспешную и однообразную реакцию западного политикума. Например, за 6 дней дней до крымского референдума президент США Барак Обама заявил, что референдум «нарушит украинскую конституцию и международное право». По поводу нарушения конституции Украины можно согласится — в статье 73 прописано, что изменение территории Украины решается «исключительно всеукраинским референдумом». Решение о вхождении в РФ также не соответствовало конституции. Этот аргумент против воссоединения Крыма с Россией является основным, наряду с наличием войск РФ в Крыму во время референдума и предшествовавших событий.

Однако, если посмотреть на процесс внимательно, в частности с позиции международного права, и провести анализ, то в пользу отделения Крыма и Севастополя найдутся достаточно серьезные основания, а процесс окажется достаточно легитимным. Для этого нужно рассмотреть международное право, прецедентные случаи, Конституцию Украины и прочие правовые основания. В условиях информационной войны нужно искать способы защиты репутации своей страны в тех же законах и положениях, в нарушении которых Россию обвиняют в Киеве и не только.

В статье под названием Крым обозначается территория Республики Крым и города Севастополь. При отдельном упоминании данных субъектов федерации их даётся с помощью сокращения.

Основные сокращения:

  • Положения международного права — InLaw-положения (International Law).
  • Право (народов) на самоопределение — SD-право (Self-Determination).
  • Принцип территориальной целостности — TerrIn-принцип (Territorial Integrity).
  • Республика Крым — РК. До 18 марта 2014 года АРК (Автономная РК).

Содержание

[править] Крым — ужасный прецедент…или нет?

Стюарт Патрик, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям США, пишет в своей статье «Законность русского экспансионизма...»:

Отделение Крыма устанавливает ужасный прецедент. Сотни меньшинств по всему миру могут в принципе настаивать на отделении, ввергая существующие границы в хаос[2]

Описанная угроза во многом объясняет резкую и поспешную реакцию Запада на крымские события — политики и правоведы Запада исходят из представления о том, что Крымская весна может стать прецедентом, что неверно[1]. Оформление сецессии Крыма в прецедент невозможно по одной простой причине — аналогичных ему ситуаций в жизни мирового сообщества больше не может повторится в связи с уникальностью крымской ситуации.

Во-первых, референдум 2014 года стал решением проблемы, которая была прямым следствием распада СССР — проблемы статуса Крыма на постсоветском пространстве. Руководство Украины проигнорировало два важных проведённых в Крыму референдума — референдум 1991 года, на котором большинство голосующих проголосовали за воссоздание Крымской АССР как части СССР и референдум 1994 года, на котором большинство проголосовало за восстановление ранее отмененной Киевом Конституции 1992 года. В результате действий киевского правительства Крым был лишён возможности на реализацию SD-права и оказался в составе Украины вопреки желанию значительной части населения. Эту проблему можно было бы решить путем предоставления Крыму широкой политической и культурной автономии, но руководство Украины в лице Леонида Кучмы предпочло поступить наоборот — урезать автономию.

Во-вторых, отделение Крыма от Украины произошло во многом из-за осознания народом Крыма, что Украина с ее периодическими государственными переворотам и политическими катаклизмами не способна обеспечить полуострову нормальных условий существования. Неспособность украинского общества создать полноценное государство, обеспечивающее необходимые условия для нормальной человеческой жизни всем гражданам, как украинцам, так и представителям всех других народов и культур, является еще одним основанием для выхода Крыма из состава Украины и воссоединения с Россией.

Иными словами, возникновение «крымского прецедента» невозможно, ибо трудно представить, что с какой-либо другой страной или регионом повторится столь же сложная последовательность событий, какая имела место в результате распада СССР, особенно с учетом того, что этот распад фактически начался до 1991 года. Можно сказать, что сецессия Крыма от Украины — это продолжение распада СССР, а точнее — продолжение переустройства постсоветского пространства.

[править] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по Крыму

27 марта 2014 года — голосование по резолюции ГА ООН A/RES/68/262, принятой открытым голосованием на 80-м пленарном заседании 68-й сессии ГА ООН. Согласно тексту резолюции, ГА ООН не признала референдум в Крыму, так как он не имеет законной силы из-за нарушения им международно признанных границ Украины, нарушения ее суверенитета и законодательства.

В голосовании участвовали все 193 страны-члена ООН и голоса распределились следующим образом:

  • «За» — 51,81 % голосов (100 стран)
  • «Против» — 5,7 % голосов (11 стран)
  • «Воздержались» — 30,05 % голосов (58 стран)
  • Не голосовали — 12,44 % голосов (24 страны)

Данная резолюция и голосование по ней — один из главных аргументов «незаконности» сецессии Крыма, а также международной поддержки Украины. Так, украинское издание Focus писало об этой резолюции как о признании территориальной целостности Украины[3].

[править] Юридическая сила резолюции

Юридическая сила решений любого международного органа напрямую зависит от его полномочий. Полномочия ГА ООН прописаны в Уставе ООН (глава IV), в частности, в статье 10:

Статья 10. Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы или дела в пределах настоящего Устава или относящиеся к полномочиям и функциям любого из органов, предусмотренных настоящим Уставом, и, за исключениями, предусмотренными статьей 12, делать рекомендации Членам Организации Объединенных Наций или Совету Безопасности или и Членам Организации и Совету Безопасности по любым таким вопросам или делам.

Иными словами, резолюции ГА ООН обладают статусом рекомендаций, которые не имеют обязательной юридической силы — то есть резолюция ГА ООН не может быть ни источником InLaw-положений, ни создавать их.

Вопрос территориальной неприкосновенности государств относится к сфере поддержания международного мира и безопасности — по ним ГА ООН обладает полномочиями рассматривать и обсуждать данные вопросы и давать рекомендации Совбезу ООН (статьи 11-12), но не более того.

Статья 11.
2. Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, поставленные перед нею любым Членом Организации или Советом Безопасности или государством, которое не является Членом Организации, в соответствии с пунктом 2 статьи 35, и за исключениями, предусмотренными статьей 12, делать в отношении любых таких вопросов рекомендации заинтересованному государству или государствам или Совету Безопасности или и Совету Безопасности и заинтересованному государству или государствам. Любой такой вопрос, по которому необходимо предпринять действие, передается Генеральной Ассамблеей Совету Безопасности до или после обсуждения.
3. Генеральная Ассамблея может обращать внимание Совета Безопасности на ситуации, которые могли бы угрожать международному миру и безопасности.

Нормативные акты ГА ООН по некоторому кругу вопросов обладают юридической силой, как-то: прием государства в ООН (статья 4.2), утверждение бюджета ООН (статья 17) и правил процедуры (статьи 19-21). Все это касается внутренней жизни ООН и не касается территориальной неприкосновенности государств. Главной ответственность за поддержание международного мира и безопасности несет Совет Безопасности ООН (статья 24.1), но никаких решений по Крыму он не выносил.

[править] Конституция Украины

Основной закон Украины упомянут в резолюции как главный аргумент «незаконности» сецессии Крыма, а именно:

...референдум, проведенный в Автономной Республике Крым и городе Севастополе 16 марта 2014 года, не был санкционирован Украиной
...референдум, проведенный в Автономной Республике Крым и городе Севастополе 16 марта 2014 года, не имея законной силы, не может быть основой для любого изменения статуса Автономной Республики Крым или города Севастополя

Резолюция ссылается на 72-73 Конституции Украины — по ним изменить территорию Украины может только всеукраинский референдум, назначаемый Президентом или Верховной Радой. При этом игнорируется существование юридических коллизий, существующих из-за этих статей.

[править] Вопрос реализации на практике

По логике данных статей, Крым может отделиться от Украины по ее Конституции, если за его сецессию проголосует более 50 % принимающих в голосовании избирателей, то есть жителей Украины старше 18 лет. Демографическая ситуация на момент отделения Крыма была такова:

Критерий Вся Украина Крым и Севастополь
Общая численность населения (млн) 45,42 2,34
Численность взрослого населения (млн) 37,24 1,93
Процент населения
(от численности всего населения Украины)
100 % 5,17 %
Процент взрослого населения
(от численности взрослого населения всей Украины)
100 % 5,18 %

Таблица составлена на основе демографических данных от Гослужбы статистики Украины (Укрстата) на 1 января 2014 года.

При таком соотношении населения сценарий при котором половина взрослого населения материковой Украины (17,66 млн) проголосует за отделение Крыма от Украины невозможен по многим причинам — от простого нежелания прозападных граждан и политиков Украины уступать свою территорию России до понимания геополитических преимущества владения полуостровом.

Будь такие статьи в конституциях других стран, то все референдумы о независимости (список) могли просто-напросто не состоятся — например, референдум на Украине (1991) или референдум в Шотландии (2014). В Конституции той же Великобритании нет статьи о референдуме на всей территории страны по вопросу отделения её отдельной части — поэтому референдум был организован лишь на территории Шотландии, и даже более того, голосовать можно было лишь гражданам Великобритании с шотландской пропиской[4]. Аналогичная ситуация и с другими странами, в частности с СССР.

Стоит добавить, что с 2012 года провести такой референдум по народной инициативе нельзя — запрет прописан в законе Украины № 5475-VI «О всеукраинском референдуме»:

Статья 20. Ограничения инициирования и проведения всеукраинского референдума:
2. На всеукраинский референдум по народной инициативе не может быть вынесен (инициирован) вопрос об изменении территории Украины[5]

Наконец стоит отметить, что Украина не имеет удачного опыта проведения всеукраинских референдумов. В постсоветской Украине такой референдум был проведен лишь один раз — это референдум 2000 года, по итогам которого большинство избирателей проголосовало за проведение реформы государственного управления, в частности, за утверждение двухпалатного парламента и лишение депутатов неприкосновенности. Однако итоги данного референдума Верховная Рада отказалась претворять в жизнь, даже несмотря на то, что Конституционный Суд Украины подтвердил обязательность утверждения Верховной Радой вынесенных на референдум законов (решение № 6-рп/2008 от 16 апреля 2008 года).

[править] Вопрос необходимости изменения текста Конституции

Сецессия Крыма и Севастополя неизбежно приводит к необходимости изменения статей Конституции — в первую очередь статьи 133, в которой перечислены субъекты Украины, а также статей 134—139 (Раздел X: Автономная Республика Крым), в которых расписан статус Крыма в составе Украины.

При этом в самом же Основном Законе прописаны случаи, когда его нельзя изменить:

Статья 157. Конституция Украины не может быть изменена, если изменения предусматривают отмену или ограничение прав и свобод человека и гражданина или если они направлены на ликвидацию независимости или на нарушение территориальной целостности Украины. Конституция Украины не может быть изменена в условиях военного или чрезвычайного положения[6]

[править] Право на местный референдум

Конституция Украины закрепляет право Крыма на проведение местных референдумов:

Статья 38. Граждане имеют право принимать участие в управлении государственными делами, во всеукраинском и местных референдумах, свободно избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Граждане пользуются равным правом доступа к государственной службе, а также к службе в органах местного самоуправления.[7]
Статья 138. К ведению Автономной Республики Крым относится:...2. организация и проведение местных референдумов.[8]

Данное право также закреплено и в Конституции АРК 1998 года:

Статья 7. 2. Территория Автономной Республики Крым может быть изменена с учетом решения республиканского (местного) референдума и решения Верховной Рады Автономной Республики Крым в соответствии с Конституцией Украины.
Статья 26. 2. К компетенции Верховной Рады Автономной Республики Крым относится:
3) принятие решения о проведении республиканского (местного) референдума

Право на проведение референдума по вопросу сецессии за Крымом фактически закрепила Харьковская Резолюция от 22 февраля 2014 года:

До восстановления конституционного порядка и законности в стране, легитимизации центральных органов власти всю ответственность на местах берут на себя органы местного самоуправления. Областным и районным, Севастопольскому городскому совету, Верховному Совету АРК отозвать делегированные органам государственной исполнительной власти данные полномочия. Кадровые назначения, в том числе, и исполняющих обязанности, рассматривать на сессиях областных советов, Верховного Совета АРК, Севастопольского городского совета.[9]

Резолюция была принята депутатами органов местного самоуправления Крыма и Севастополя, а также областей Юго-Востока ввиду нарушения конституционного порядка и законности в ходе событий 21-23 февраля в Киеве.

[править] Понятие территориальной целостности

Другая фальшь данной резолюции — в словах про территориальную целостность Украины. Резолюция совершила две серьезные манипуляции/ошибки при ссылке на международные документы. К примеру, вот как резолюция сослалась на Устав ООН:

ссылаясь на предусмотренные в статье 2 Устава обязательства всех государств воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства и решать свои международные споры мирными средствами
подтверждает свою приверженность суверенитету, политической независимости, единству и территориальной целостности Украины в ее международно признанных границах

Для начала напомним текст упомянутой статьи Устава ООН:

Для достижения целей, указанных в статье 1, Организация и ее Члены действуют в соответствии со следующими Принципами:
4. Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций

Понятия территориальная неприкосновенность нет не только в данной статье, но и вообще во всем Уставе ООН. К тому же территориальная неприкосновенность совсем не то же самое, что и территориальная целостность. Разница между ними в источнике угрозы изменения территории государства: в первом случае угроза внешняя (нападение другой страны), во втором — внутренняя (сепаратизм).

Подобная манипуляция/ошибка была допущена и со ссылкой на Декларацию о принципах международного права 1970 года:

ссылаясь также на свою резолюцию 2625 (XXV) от 24 октября 1970 года, в которой она одобрила Декларацию о принципах международного права…

Данная декларация предписывает всем странам мира следующее:

  • Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава.
  • Каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и индивидуальных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов в соответствии с положениями Устава.
  • Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение.
  • Каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы, о которых говорится выше, в изложении настоящего принципа, их права на самоопределение, свободу и независимость.
  • Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории.

Таким образом, данная декларация предписывала новой украинской власти то, что делать они совершенно не хотели — обеспечить осуществление принципа равноправия и самоопределения народов. Одним из первых мероприятий новой власти была попытка отменить Закон о региональных языках, что вместе с расцветом весной 2014 года радикального национализма не позволяет нынешней Украине попасть под данную характеристику и поэтому не может служить защитой территориальной целостности Украины.

[править] Соотношение права на самоопределение и принципа территориальной целостности

Противоречие между принципом территориальной целостности и правом народов на самоопределение — одна из главных проблем современной системы международного права, созданной после Второй Мировой Войны. В чем суть проблемы?

Законодательства (особенно Основные законы) государств и InLaw-положения рассчитаны на стабильный правопорядок и его поддержку при смене:

  • Государственного строя
  • Формы правления
  • Административно-территориальной организации
  • Полномочий высших органов государственной власти и управления

Для таких случаев в законодательстве государств прописаны нормы их реализации. В случае сецессии части территории такие нормы либо отсутствуют, либо они нереализуемы на практике, как, например, в случае с вышеупомянутой 73 статьей Конституции Украины.

В случае с InLaw-положениями ситуация иная — там предусмотрены положения реализации SD-права с целью образования новых государств. Ниже перечислены международные документы, в которых прописано право на самоопределение:

  • Устав ООН
Статья 1. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира.
  • Пакты о правах 1966 года[2]
Статья 1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие

Далее перечислены документы прецедентного права:

  • Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года
все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие
  • Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 года
Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение
  • Замечания общего характера № 12, принятые Комитетом по правам человека:
Статья 1. В соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединённых Наций статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах признаёт, что все народы имеют право на самоопределение. Право на самоопределение имеет особое значение, поскольку его реализация является важнейшим условием для эффективной гарантии и соблюдения прав человека отдельных лиц, а также для расширения и укрепления этих прав. Именно по этой причине государства закрепили право на самоопределение в качестве одного из положений позитивного права в обоих пактах и поместили это положение в виде статьи 1 отдельно и перед всеми другими правами в обоих пактах.

Сюда же можно отнести и ряд решений Международного Суда, в частности консультативные заключения по Намибии (1970) или решение по Восточному Тимору (1991). Декларация 1970 года ввиду своей специфики заслуживает отдельного рассмотрения и о ней пойдет речь ниже.

[править] Декларация 1970 года

Декларацию 1970 года фактически можно считать первым международным документом, в котором дано точное определение SD-праву как важнейшему принципу InLaw-положений. Данный документ определяет SD-право следующим образом:

Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение.

Так в чем заключается специфика данного документа?

  • Во-первых, помимо определения SD-права, декларация 1970 года также прописала и его защиту:
Каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы, о которых говорится в изложении принципа равноправия и самоопределения, их права на самоопределение, свободу и независимость
В своих мерах против таких насильственных действий и в оказании им сопротивления эти народы, в порядке осуществления своего права на самоопределение, вправе добиваться поддержки и получать ее в соответствии с целями и принципами Устава
  • Во-вторых, помимо защиты SD-права декларация защищает TerrIn-принцип:
Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств...
  • В-третьих, в декларации прописан запрет на противоречие ее положений друг другу:
При истолковании и применении изложенных выше принципов последние являются взаимосвязанными, и каждый принцип должен рассматриваться в свете других принципов. Ничто в настоящей Декларации не должно истолковываться как наносящее ущерб каким-либо образом положениям Устава или правам и обязанностям государств-членов по Уставу, или правам народов по Уставу с учётом изложения этих прав в настоящей Декларации.

То есть налицо противоречие положений декларации друг другу, что она же сама и запрещает. Однако декларация сама даёт ответ о соотношении выше обозначенных положений самой себе, выдвигая к государствам, территориальная целостность которых не должна нарушаться, ряд требований:

Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории.

Данный принцип был закреплен 23 года спустя в Вене на Всемирной конференции по правам человека:

Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, вышесказанное не должно истолковываться как разрешение или поощрение любых действий, нарушающих или подрывающих, полностью или частично, территориальную целостность или политическое единство суверенных и независимых государств, которые соблюдают принцип равноправия и самоопределения народов и в силу этого имеют правительства, представляющие интересы всего народа на их территории без каких-либо различий.

[править] Понятие «народ»

При разговоре о реализации Крымом SD-права противники данной реализации утверждают, что не существует отдельного крымского народа [10] или что реализовывать SD-право могут только крымские татары как коренное население Крыма [11] — в обоих случаях понятие «народ» трактуется исключительно в своём этническом смысле.

Подобные формы риторики при обсуждении SD-права существуют из-за отсутствия определения понятия «народ» как субъекта данного права в выше приведенных документах. Как отметил Д. Фирштейн, понятие «народ» является неопределенным и неясным, что позволяет противным сторонам выдвигать одинаково правдоподобные аргументы, которые увековечивают путаницу[3]

Отсутствие определенности подчеркивают и некоторые официальные документы, как-то:

  • Решение Верховного Суда Канады по делу Квебека:
Нет необходимости решать вопрос о “народе”, потому что все,что может быть правильным определением этого предмета в контексте права Квебека на отделение возникает лишь в соответствии с принципом самоопределения народа в международном праве, где “народ” управляется как часть колониальной империи, где народ подчиняется иностранному угнетению, господству и эксплуатации и, возможно, где “народу” отказывают в значимом осуществлении его права на самоопределение в пределах государства, часть которого он формирует. В других обстоятельствах от народа ожидают, что он будет добиваться самоопределения в рамках существующего государства».[4]
Если мы взглянем на человеческие сообщества, признаваемые народами, то обнаружим, что их члены обыкновенно имеют некоторые общие характеристики, связывающие их между собой. Природа наиболее важных из этих общих признаков может быть: исторической, расовой или этнической, культурной или языковой, религиозной или идеологической, географической или территориальной, экономической, количественной. Этот перечень, далеко не исчерпывающий, предполагает, что ни один из указанных элементов не является сам по себе существенным или достаточно убедительным, чтобы доказать, что отдельная группа [населения] составляет народ.

В действительности все элементы совместно не составляют со всей необходимостью доказательства: значительное количество лиц может проживать вместе в пределах одной и той же территории, иметь те же самые экономические интересы, тот же язык, ту же религию, принадлежать к одной и той же этнической группе и при этом не составлять народ. С другой стороны, более гетерогенная группа лиц, имеющих меньше общего, может тем не менее составлять народ. Чтобы объяснить это очевидное противоречие, нам следует осознать, что в нашем комбинированном портрете отсутствует одна существенная и на самом деле необходимая черта, которая не физическая, но, скорее, идеологическая и историческая: народ начинает существовать только тогда, когда он начинает осознавать свою собственную идентичность и подтверждает свою волю к существованию.

Современный пример — это древнееврейский народ, который проявил свою волю существовать в качестве отдельной израильской нации только в течение настоящего столетия. Это ведет нас к предположению о том, что факт появления народа есть политический феномен, что право на самоопределение основано на политических усмотрениях и что осуществление этого права есть политический акт.[5]

Приведённое заключение Международной комиссии юристов о свойствах, которыми должна обладать человеческая общность, чтобы иметь статус народа, обладающего, согласно международному праву, SD-правом, позволяло признавать народом не только все население какой-либо страны, но и часть этого населения.[1]

[править] Правовая справедливость

Основу правопорядка как в отдельной стране, так и во всем мире составляют не только нормы права: не меньшее значение имеют правосознание, правовые обычаи/традиции и правовая справедливость. Все вместе оказывает большое влияние на правовую жизнь людей и главным инструментом этого влияния является Международный суд, принимающий решения по рассматриваемым им делам в соответствии с InLaw-положениями.

Рассмотрение и решению юридических споров — главная функция данного международного органа. Подробнее она описана в Уставе Международного Суда:

Статья 38. 1. Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет:
  • а) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
  • b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
  • с) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
  • d) с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
2. Это постановление не ограничивает право Суда разрешать дело ex aequo et bono[6], если стороны с этим согласны.

Также правовая справедливость требует регуляция аналогичных случаев одними и теми же правовыми нормами и принципами, то есть требует выработки и использования прецедентов. Такой источник права необходим для придания InLaw-положениям устойчивости, которую может обеспечить одинаковая юридическая оценка тождественных ситуаций и одинаковый способ их разрешения.

Специфика здесь в том, что формально устав Международного Суда не устанавливает использование прецедента как источника права:

Статья 59. Решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу.

Однако на практике Международный суд при вынесении решений обычно следует собственным прецедентам. Ряд западных юристов дали характеристику подобной политике Международного суда:

  • Жильбер Гийом, в 2000—2003 гг. председатель Международного суда
Международный суд не признает обязывающего значения своих собственных прецедентов. Однако относится к ним с огромным вниманием[7].
  • Шабтай Розен, профессор международного права, в 1967—1971 годах посол Израиля в ООН
Наиболее значимым развитием в практике Суда и фактически в поведении тяжущихся сторон и, можно было бы добавить, в действиях государств вообще, является то, что наличие в Статуте статьи 59 не помешало широкому использованию норм, которые в настоящее время обыкновенно считаются судебными прецедентами, в особенности тех, что созданы Международным судом. Этот результат был достигнут без развития теории обязывающей силы судебных прецедентов — теории, которая была бы, вероятно, неприемлемой для государств в качестве государственной практики при настоящем состоянии международного права[8].

Распад государства неизбежно сопровождается спонтанным образованием новых государственных образований на его территории. И также неизбежно это приводит к территориальным конфликтам, особенно если какая-то часть населения нового государства стремится реализовать свое SD-право путём отделения и создания своего государства или перехода под управление другого.

В теории такие конфликты можно решить договорным путем, но на практике такой подход практически невозможен. Проблема в том, что выше упомянутая 38 статья устава Международного Суда, рекомендующая обращаться к InLaw-положениям, не позволяет юридически обосновать законность сецессии без согласия верховной власти государства-«хозяина». При этих условиях, а также при защите InLaw-положениями противоречащих друг другу SD-права и TerrIn-принципа, обоснование законности сецессии должно быть обосновано волеизъявлением местного населения и одновременно международной практикой обоснования такого рода решений.

[править] Правовая практика

Современная система международного права ставит SD-право в специфичное положение — с одной стороны InLaw-положения не легализуют сепаратизм, с другой в них отсутствует прямой юридический запрет на подобную реализацию SD-права. То есть решение вопроса о правомерности какой-либо сецессии является бременем судебной практики и складывающейся на практике ситуации.

Не менее важное влияние оказывают другие факторы:

  • Имеет или нет народ, стремящийся к самоопределению и выразивший свою волю к этому на референдуме, достаточно сил, чтобы осуществить это право самым решительным образом, то есть путём выхода из состава государства и образования собственного суверенного государства или посредством перехода из состава одного государства в состав другого;
  • Обладает ли государство, из которого народ желает выйти, достаточными силами, чтобы воспрепятствовать такому способу его самоопределения, или оно слишком слабо, чтобы удержать какое-либо административно-территориальное образование в рамках своих границ;
  • Признают ли мировые державы переход части территории одного государства в состав другого или новое государство, возникшее в результате осуществления его населением права на самоопределение.

Их влияние обусловлено тем, что в период 1945—2011 гг. в ООН было принято 138 государств, большинство из которых образовались путем реализации SD-права через сецессию. Сам факт их принятия в ООН свидетельствует об отсутствии у TerrIn-принципа быть с юридической точки зрения априори исключающим всякие возможности осуществления SD-права путём отделения.

[править] Международный опыт

В истории было немало схожих случаев реализации или попыток реализации SD-права в форме отделения, как-то:

Сходство с этими с случаями ещё больше убеждает в том, что крымскому случаю не суждено стать прецедентом, ибо он не слишком схож с ними.

[править] Аландские острова

Аландские острова на карте

Аландские острова (далее Аланды) еще в XII веке вошли в состав Швеции и за столетия население островов стало преимущественно шведским. В 1809 году Аланды вошли в состав Великого княжества Финляндского — автономии в составе Российской Империи.

20 августа 1917 года — делегаты коммун Аландов обратились к шведским правительству и парламенту о возвращении островов в состав Швеции. Обращение поступило еще до провозглашения независимости Финляндии (6 декабря 1917 года). В июне 1919 года состоялся плебисцит о судьбе островов, показавший результат в 95 % голосов за присоединение к Швеции — встал вопрос территориального спора, для решения которого все три стороны обратились к Лиге Наций. Совет Лиги Наций в июне 1920 года создал для решения вопроса комиссию, работа которой продолжалась более месяца (3 августа-5 сентября 1920 года) и была призвана решить как решить данный вопрос — по InLaw-положениям или по законодательству Финляндии.

Результатом работы комиссии стал доклад по Аландским островам, опубликованный в октябре 1920 года в официальном журнале Лиги Наций. Весьма интересен главный вывод доклада:

С точки зрения внутреннего и международного права формирование, трансформация и расчленение государств в результате революций и войн создает фактические ситуации, которые в значительной степени не могут быть разрешены путем применения обыкновенных норм позитивного права. Это равносильно утверждению, что если существенная база этих норм, допустим, территориальный суверенитет, отсутствует или вследствие того, что государство еще не сформировалось в полной мере, или потому что оно претерпевает трансформацию или дезинтеграцию, ситуация с юридической точки зрения является неизвестной и неопределенной и она не станет ясной до тех пор, пока период развития не завершится и новая ситуация не сделается определенной, что вполне нормально в отношении территориального суверенитета.

Также было отмечено, что Финляндия не может требовать суверенитета над Аландами лишь на том основании, что они были частью ее территории, когда она входила в состав Российской Империи. Это замечание весьма интересно для понимания юридической основы взаимоотношения Крыма с Украиной после распада СССР.

И наконец, рассмотрев статус островов с исторической, политической и юридической точек зрения, Комиссия пришла к двум выводам:

Cпор между Финляндией и Швецией не относится к определенно устоявшейся политической ситуации, зависящей только от суверенитета государства.
Спор не относится к вопросу, который может быть передан международным правом в сферу внутренней юрисдикции Финляндии.

В итоге спор был решен подписанием Аландской конвенции 1921 года, которую подписали спорящие стороны и ряд других стран. Аландские острова признавались финской территорией, которую было запрещено использовать в военных целях.

Данный случай — демонстрация существования основания для решения вопроса о присоединении части территории одного государства, подверженного политической нестабильности и характеризующегося незавершенностью процесса его формирования, к другому государству по нормам права международного права, а не законов государства-владельца, с учётом результатов референдума среди населения данной территории, при условии обращения всех трёх участников территориального спора за решением в международную организацию.

[править] Квебек

Карта Квебека

В 1998 году Верховный Суд Канады рассматривал законность возможного отделения Квебека на основе результатов референдума путем тщательного изучения всех аспектов данной проблемы. В заключении Суда констатировалось, что:

Конституция Канады не предусматривает использование процедуры референдума и его результатов, однако хотя референдум не имеет с точки зрения канадской конституции юридической силы, он несомненно может предусматривать демократический метод определения мнений электората на важнейшие политические вопросы в отдельном случае.

Выше установленный демократический принцип требует, чтобы ясному выражению народом Квебека его воли отделиться от Канады был придан значительный вес, несмотря даже на то, что референдум, сам по себе и не более того, не имеет прямой юридической силы и не может сам по себе привести к односторонней сецессии.

Наши политические институты исходят из демократического принципа, и поэтому выражение демократической воли народа провинции имеет вес в том, что оно придает легитимность усилиям правительства Квебека инициировать процесс внесения в Конституцию поправки, чтобы отделиться конституционным способом. Результат референдума, если его принимать во внимание в качестве выражения демократической воли, должен быть свободен от двусмысленности, как в условиях задаваемого вопроса, так и в условиях поддержки, которую он получает.

Данное решение показывает, что хотя референдум «не имеет прямой юридической силы», так как «Конституция Канады не предусматривает использование процедуры референдума», но он выражает волю народа, а значит вполне соответствует демократическому принципу, составляющему основу политического устройства развитого общества и может быть использован для инициирования изменения Конституции в предусмотренном законом порядке.

[править] Косово

Основная статья: Вопрос о независимости Косово

[править] Остров Майотта

Карта Коморских островов

Майотта входит в состав Коморских островов (далее Коморы) — архипелага в северной части Мозамбикского залива в 340 км к северо-западу от Мадагаскара. В 1841 году Майотта была присоединена к Франции, в 1886—1892 гг. присоединены остальные острова — все на положении протектората, объявленного в 1909 году французской колонией. После Второй Мировой войны Коморы получили статус заморской территории, обладавшей в соответствии с французским законодательством широкой автономией, сформировались органы местного самоуправления.

В начале 1970-х гг. проходил процесс решения вопроса независимости архипелага — на Коморы распространили действие декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (1972), Франция заключила договор с правительством Комор о порядке приобретения архипелагом независимости (1973) и подписала закон о проведении референдума по вопросу независимости архипелага (1974).

Референдум прошел в декабре 1974 года, показав результат в 95 % голосов за независимость от Франции. Результаты референдума послужили обоснованием провозглашения 6 июля 1975 года независимой Республики Коморских Островов (РКО), принятой в ноябре 1975 года в ООН. Однако результаты голосования были, образно говоря, неравномерными: в отличие от островов Гранд-Комор, Анжуан и Мохели, где показатель проголосовавших за независимость достиг 99,9 %, большинство участвовавших в голосовании на референдуме на острове Майотта высказались против отделения от Французской Республики (63 %). В этой ситуации Франция признала 9 июля 1975 года независимость островов Гранд-Комор, Анжуан и Мохели и оставила за жителями острова Майотта конституционное право самостоятельно решить вопрос об отделении.

17 октября 1975 года Совбез ООН принял резолюцию № 376, в которой рекомендовал ГА ООН принять РКО в ООН. Принимая во внимание указанную резолюцию Совета Безопасности ООН, 12 ноября 1975 года Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о предоставлении Коморским островам членства в ООН, подтвердив необходимость уважения единства и территориальной целостности Коморского архипелага, состоящего из островов Анжуан, Гранд-Комор, Майотта и Мохели.

В 1976 году Франция заблокировала резолюцию Совета Безопасности, призванную отменить проведение референдума на острове Майотта по вопросу о самоопределении, и 8 февраля 1976 года на острове Майотта был проведен референдум, на котором рассматривался вопрос об оставлении Майотты в составе Коморских островов. По результатам референдума 99 % участвовавших проголосовали против оставления Майотты в составе Коморских островов. 11 апреля 1976 года был проведен референдум о правовом статусе острова Майотта в составе Французской Республики.

В резолюции от 21 октября 1976 года Генеральная Ассамблея признала указанные референдумы 1976 года недействительными, ссылаясь на пункт 6 Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам («всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН»). Франция, в свою очередь, указывала на то, что резолюции Генеральной Ассамблеи носят рекомендательный характер и не содержат юридически обязательных положений. С 1976 по 1994 годы в рамках пункта повестки дня «Вопрос Коморского острова Майотта» Генеральная Ассамблея ООН приняла ряд резолюций, осуждающих французское присутствие на острове Майотта. С 1995 года вопрос правового статуса Майотты Генеральной Ассамблеей не рассматривался.

В 2009 году на Майотте был проведен референдум, в результате которого остров был наделен статусом заморского департамента Французской Республики.

[править] Украина

Стихийный распад государства нивелирует положения правопорядка. Так было с распадом СССР, когда в 1990—1991 гг. союзные и автономные республики принимали декларации о независимости или суверенитете, вопреки их несоответствию Конституции СССР. Проанализируем этот процесс на примере Украины.

16 июля 1990 года Верховный Совет УССР принял Декларацию о государственном суверенитете Украины, которая провозгласила «государственный суверенитет Украины как верховенство, самостоятельность, полнота и неделимость власти Республики в пределах ее территории и независимость и равноправие во внешних сношениях»:

«Украинская ССР как суверенное национальное государство развивается в существующих границах на основе осуществления украинской нацией своего неотъемлемого права на самоопределение»статья 1

Конституцию СССР нарушал и принятый 24 августа 1991 года «Акт провозглашения независимости Украины» Верховным Советом УССР. Независимость Украины и создание самостоятельного государства провозглашалось в нём на основе «права на самоопределение, предусмотренного Уставом ООН и другими международно-правовыми документами», Декларацией о независимости вследствие «смертельной опасности, которая нависла над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года», хотя, как известно, ГКЧП к тому времени уже не существовало, да и создание этого чрезвычайного государственного органа не было «государственным переворотом»: ведь в него вошли высшие должностные лица СССР.

Как оценивать такие события с юридической точки зрения?

  • С позиции конституции распадающегося государства они являются грубейшими правонарушениями — самыми тяжкими государственными преступлениями.
  • С позиции реального состояния государства они являются следствием отсутствия в СССР власти, способной поддерживать конституционный порядок, то есть конституция не была отменена де-юре, но де-факто уже не действовала.

Все это создаёт необходимость поиска юридического обоснования перемен статуса той или иной территории не в букве, а духе законов, не в словесных выражениях или формулировок, а в смысле норм и принципов международного права.

[править] Фолклендские острова

Карта Фолклендских островов

Фолклендские острова были открыты еще в конце XVI века, а с 1833 года стали колонией и морской базой Великобритании. В 1982 году Аргентина на время оккупировала территорию архипелага, но из-за поражения в Фолклендской войне острова пришлось оставить. Территориальный спор о принадлежности островов продолжается до сих пор.

Один из главных доводов британской стороны — результаты референдума, прошедшего в марте 2013 года. Вопрос на референдуме был сформулирован следующим образом: «Хотите ли вы сохранения действующего статуса Фолклендских островов как заморской территории Великобритании?». Ответить можно было «Да» или «Нет» и 99,8 % голосов было отдано за первый вариант (явка 92 %). По итогам референдума экс-премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил:

Я думаю самое главное в полученном результате (голосования), это то, что мы верим в самоопределение, жители Фолклендских островов ясно высказались о своем будущем, и теперь страны по всему миру, я надеюсь, будут уважать этот очень ясный результат[12]

Интересна предыстория референдума. Член Законодательной ассамблеи Фолклендских островов Гэвин Шорт объявил 12 июня 2012 года о намерении островного правительства провести референдум в начале 2013 года. Он заявил:

Мы тщательно продумали, как послать внешнему миру чёткий сигнал, который бы выразил точку зрения народа Фолклендов ясным, демократическим и бесспорным образом. Поэтому мы решили, при полной поддержке Британского правительства, провести референдум на Фолклендских островах, чтобы устранить любые возможные сомнения относительно наших желаний.[13]

Реакция Аргентины на итоги референдума была однозначной: председатель сенатского комитета по иностранным делам Даниэль Фильмус от лица правительства Аргентины заявил о неизменности позиции Аргентины, назвав референдум медиа-трюком[14].

Позиция Аргентины основана на многих историко-политических доводах, главный из которых принцип «Uti possidetis»[9], означающий в данном случае, что суверенитет над Фолклендами перешел к Аргентине от Испании после обретения Аргентиной независимости в 1810 году. То есть позиция Аргентины во многом схожа с позицией Финляндии по Аландам и Украины по Крыму и Севастополю.

[править] Юридический статус Крыма в 1954-2014 годах

[править] Передача Крымской области в состав УССР

На момент распада СССР Крым находился в составе будущей Украины, однако его статус как ее части УССР был скорее формальным, нежели юридическим — по причине нарушения положений Конституции 1936 года во время процесса передачи Крыма в состав УССР в 1954 году. Для начала следует ознакомиться с положениями Конституции, а именно:

Статья 14. Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов власти и органов государственного управления подлежат: д) утверждение изменений границ между союзными республиками;
Статья 18. Территория союзных республик не может быть изменяема без их согласия.
Статья 31. Верховный Совет СССР осуществляет все права, присвоенные Союзу Советских Социалистических Республик согласно статье 14 Конституции, поскольку они не входят, в силу Конституции, в компетенцию подотчетных Верховному Совету СССР органов СССР; Президиума Верховного Совета СССР, Совета Народных Комиссаров СССР и Народных комиссариатов СССР.

Данные статьи Конституции следует запомнить, чтобы понять спефицику процесса изменения внутренних границ СССР в 1954 году и всю его юридическую подоплеку.

Процесс передачи Крыма в состав УССР был запущен 25 января 1954 года — состоялось заседание Президиума ЦК КППС (председатель Г.М.Маленков), на котором было принято решение:

1. Утвердить с поправками, принятыми на заседании, прилагаемый проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.
2. Признать целесообразным провести специальное заседание Президиума Верховного Совета СССР, на котором рассмотреть совместное представление Президиумов Верховных Советов РСФСР и УССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.

О существовании указанного совместного представления нет никаких документальных свидетельств, то есть его не существовало.

5 февраля 1954 — состоялось заседение ПреВС РСФСР, на котором было принято следующее постановление:

Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет: передать Крымскую область из состава РСФСР в состав Украинской ССР. Настоящее постановление внести на утверждение Президиума Верховного Совета СССР.

Данное постановление нарушает Конституцию РСФСР 1937 года, так как в полномочия Президиума ВС не входило изменение границ республики (статья 33), территория республики не может быть изменена без ее согласия (статья 16), а все права, присвоенные РСФСР осуществляет ее Верховный Совет (статья 23).

13 февраля 1954ПреВС УССР издал следующее постановление:

Обсудив представление Президиума Верховного Совета Российской СФСР по вопросу передачи Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР, внесенное на рассмотрение Президиума Верховного Совета СССР, Президиум Верховного Совета Украинской ССР, со своей стороны, считает, что передача Крыма Украинской ССР, учитывая общность их экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи, вполне целесообразна и является свидетельством безграничного доверия великого русского народа украинскому народу...
Соответственно представлению Президиума Верховного Совета Российской СФСР Президиум Верховного Совета Украинской ССР постановляет: просить Президиум Верховного Совета Союза ССР передать Крымскую область из состава Российской СФСР в состав Украинской ССР.

Спустя два дня о данном решении ПреВС УССР был оповещен К.Е. Ворошилов, в то время председатель ПреВС СССР — в письме от председателя ПреВС УССР Д.С. Коротченко была просьба внести решение на утверждение ПреВС СССР.

19 февраля 1954 — вышел указ ПреВС СССР, который гласил:

Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик постановляет:
Утвердить совместное представление Президиума Верховного Совета РСФСР и Президиума Верховного Совета УССР о передаче Крымской области из состава Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

Налицо нарушение ПреВСом СССР своих полномочий (статья 49 Конституции СССР), в которые не входит изменение границ между союзными республиками — это прерогатива исключительно ВС СССР (статьи 14, 31). Также в полномочия ПреВСа СССР не входит утверждение совместного представления ПреВСов обоих союзных республик, так как подобное решение нужно было отправить на сессию ВС СССР, которому он подотчётен (статья 48).

26 апреля 1954 — ВС СССР принял «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР», который гласил:

Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик постановляет:

1. Утвердить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года о передаче Крымской области из состава Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

2. Внести соответствующие изменения в статьи 22 и 23 Конституции СССР.

Упомянутый указ был приведен выше и он, как уже было упомянуто, не представлял на рассмотрение ВС СССР вопроса о передаче Крыма в состав УССР. Отсюда выходит, что данный закон был издан по личной инициативе К.Е. Ворошилова и его секреталя Н.М Пегова. К тому же Конституция СССР могла быть изменена (статья 146) только решением ВС СССР, принятым большинством (не менее 2/3 голосов) его палат (Совет Союза и Совет Национальностей). Законы же принимались простым большинством (50% + 1 голос) голосов каждой палаты (статья 39).

Факты грубого нарушения конституционных норм СССР при юридическом оформлении передачи Крыма из состава России в состав Украины были подтверждены постановлением ВС РФ от 21 мая 1992 года:

Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР» как принятое с нарушением Конституции (Основного Закона) РСФСР и законодательной процедуры признать не имевшим юридической силы с момента принятия.

2. Ввиду конституирования последующим законодательством РСФСР данного факта и заключения между Украиной и Россией двустороннего договора от 19 ноября 1990 года, в котором стороны отказываются от территориальных притязаний, и закрепления данного принципа в договорах и соглашениях между государствами СНГ, считать необходимым урегулирование вопроса о Крыме путем межгосударственных переговоров России и Украины с участием Крыма и на основе волеизъявления его населения.

На следующий день ВС РФ принял заявление в адрес ВС Украины, в котором призывал ВС и Президента Украины воздержаться от каких-либо действий, направленных на подавление свободного волеизъявления населения Крыма, имеющего, в соответствии с международными нормами, полное право самостоятельно определить свою судьбу.

[править] Саботаж Киевом автономии Крыма

Наконец стоит отметить, что в 1990-е годы Киев активно ущемлял права Крыма на самоуправление и осуществление им CrSD-процесса. История статуса Крыма в 1990-е годы выглядела так:

  1. I этап (1991 год). Возвращение статуса Крымской АССР (путем референдума) и провозглашение Крымом суверенитета. Украина (включая Крым) проводит референдум о независимости.
  2. II этап (1992—1994). В 1992—1994 году Крым был де-факто независимым государством (имел свою конституцию и избираемого главу государства), был проведён референдум 1994 года, призванный окончательно решить ряд юридических вопросов с Киевом.
  3. III этап (1994—1998). Рядом указов и решений Верховной Рады и президента Украины статус Крыма был ограничен до Автономной республики в составе Украины. Была принята конституции Крыма 1998 года, закрепившей такой статус.

Еще в период существования СССР, в январе 1991 г., в Крыму прошел референдум, в ходе которого жители полуострова высказались за автономию. По его результатам Верховный Совет (парламент) Украины принял Закон "О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики в составе Украинской ССР. После этого упоминание о восстановленной автономии было включено в украинскую конституцию 1978 г., а в сентябре 1991 г. Верховный Совет Крыма принял «Декларацию о государственном суверенитете».

По мнению МИД РФ [15], при выходе Украины из состава СССР была нарушена статья 3 закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», согласно которой: "В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии" [16]

Более того согласно этой - же третьей статье, отдельно должны были учитываться и мнения компактно проживающих народов, даже не имеющих нац образований: "В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно". Поэтому все это могло быть использовано для противодействия выходу Украины из СССР, но там большинство проголосовало за выход из СССР, в том числе Крым и Севастополь [17]. И в тот момент СССР не удалось предъявить претензии Украине в соответствии с этим законом.

В 1992 г. была принята Конституция Республики Крым и введена должность Президента. 20 мая 1994 г. крымский парламент принял Закон Республики Крым «О восстановлении конституционных основ государственности Республики Крым». Однако несмотря на это, Верховная Рада Украины в сентябре того же года переименовала Республику Крым в АРК, а в 1995 г., без согласия народов Крыма, был упразднен пост Президента Республики и отменена ее Конституция.

Таким образом, без согласия населения Крыма статус Республики был изменен на статус Автономной Республики как рядовой территориальной единицы, что существенно ограничило ее самостоятельность в составе унитарного украинского государства. Вследствие этого возможности для реализации народом Крыма своего законного права на самоопределение были практически сведены к нулю. После смены власти в результате переворота в 2014 г. ситуация только ухудшилась.

[править] Договора с Украиной

В качестве доказательства оккупации Крыма Россией говорится, что РФ в Крыму нарушила следующие документы:

  • Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года
  • Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия 1994 года
  • Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между РФ и Украиной 1997 года
  • Договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе 2003 года

Обвинения в адрес РФ в нарушении этих документов необоснованны, так как Россия действовала не только в соответствии с международным правом, но и в соответствии с этими документами.

[править] Пакт СБСЕ 1975 года

Как и Декларация 1970 года, Пакт СБСЕ 1975 года закрепляет TerrIn-принцип (раздел IV) и SD-право (раздел VIII), а также принцип нерушимости границ (раздел III) — запрет посягательств на границы, а также захвата и узурпации части или всей территории любого государства-участника.

Важно отметить, что Пакт СБСЕ 1975 года связывает вопрос нерушимости границ с внешним вмешательством, то есть через «захват» или «узурпацию» части или всей территории любого государства-участника. Вместе с этим SD-право в форме отделения является естественным и законным процессом, при котором изменение границ и территории существующих государств является правомерным процессом и не может расцениваться как «захват» или «узурпация». Именно этим и объясняется тот факт, что изменения границ в Европе на рубеже 80-90-х гг. XX века не вызвали никаких юридических нареканий. Таким образом, образование новых государств на территории СССР, Югославии и других стран Восточной Европы является практическим подтверждением правомерности толкования данного принципа. Европейский Союз и США, которые также являются сторонами Пакта СБСЕ 1975 года, признали новообразованные государства.

Стоит также отметить, что Пакт СБСЕ 1975 года отстаивает принцип невмешательства во внутренние дела государств:

VI. Невмешательство во внутренние дела. Государства-участники будут воздерживаться от любого вмешательства, прямого или косвенного, индивидуального или коллективного во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства-участника, независимо от их взаимоотношений.

Они будут, соответственно, воздерживаться от любой формы вооруженного вмешательства или угрозы такого вмешательства против другого государства-участника.

Они будут точно так же при всех обстоятельствах воздерживаться от любого другого акта военного или политического, экономического или другого принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление другим государством-участником прав, присущих его суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода.

Соответственно они будут, в том числе, воздерживаться от оказания прямой или косвенной помощи террористической деятельности или подрывной или другой деятельности, направленной на насильственное свержение режима другого государства-участника.

США и ЕС грубо нарушили данное положение Пакта СБСЕ 1975 года путём поддержки Евромайдана — экс-президент США назвал это посредничеством в сделке при смене власти.

[править] Будапештский Меморандум

Меморандум — от латинского слова memorandum, которое переводится «что должно помнить». В дипломатии используется для обозначения такого типа документов, как «дипломатическая нота, памятная записка, излагающая взгляд правительства на известное дело»,[10] или по другому «дипломатическая нота с изложением как настоящего положения дел, так и образа действий, которого думает держаться известное правительство».[11]

Данный документ — наиболее употребляемый среди остальных у сторонников киево-вашингтонской версии событий на Украине. Возможно, всё дело в термине «гарантии». Что это за гарантии видно из полного названия документа — «Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия», который обязывал стороны к следующему:

  • Не применять вооруженные силы и экономическое принуждение против Украины (точнее, «воздерживаться» как написано в документе).
  • Не применять ядерное оружие как против Украины, так и против друг друга.
  • Оказать Украине помощь через Совет Безопасности ООН в случае нападения на нее другой страны.

Как видно, речь идет о гарантиях неприменения военной и экономической силы/угрозы против Украины. Хотя чаще всего гарантии связывают с уважением «существующих границ» Украины.

Но «уважать» и «гарантировать» это разные вещи — данный меморандум не является международным договором[12] и не налагает дополнительных юридических обязательств на государства (кроме тех, что в нем прописаны), а лишь подтверждает обязательства в соответствии с принципами Пакта СБСЕ 1975 года. Как уже говорилось выше Пакт СБСЕ называет незаконным изменение границ путем внешнего силового вмешательства, SD-право народов Европы не ставилось под сомнение.

Нести ответственность за нарушение территориальной целостности Украины должны лица, осуществившие государственный переворот 22 февраля 2014 года и проводившие свою политику в духе бескомпромиссной и оголтелой борьбы против граждан с альтернативным мнением по вопросам евроинтеграции, культа Степана Бандеры, украинского национализма и т. д. Тут стоит упомянуть, что одновременно с Будапештским меморандумом было принято совместное заявление руководителей РФ, США, Великобритании и Украины — в нем была подтверждена значимость обязательств в рамках ОБСЕ, призванных противодействовать росту ксенофобских форм национализма вплоть до шовинизма. Рост этих тенденций имел место на протяжении всего существования Украины (с 1991 года), а затем ускорился многократно после Евромайдана и привёл к отделению Крыма. Хотя национальный вопрос в данной ситуации является не самым главным — ввиду того, что подобная политика не могла служить решением политических и не только противоречий Киева и Крыма, а даже работала в обратном направлении.

Меморандум 1994 года не накладывает на Россию обязательства по принуждению Крыма оставаться в составе Украины и подчинению его незаконным властям в Киеве. Россия не посягала на суверенитет Украины, чего нельзя сказать о США и Евросоюзе. На них тоже лежит бремя ответственности за отделение Крыма — за их поддержку Евромайдана и государственного переворота вкупе с их традиционной политикой двойных стандартов.

И наконец стоит сказать, что Меморандум не предусматривает следующих ситуаций:

  • Украина сама способствует нарушению своей территориальной целостности. Это выражается не только путем государственного переворота, но и антикрымской политикой Киева на протяжении более 20 лет.
  • Население какой-либо части Украины изъявляет желание выйти из состава Украины. Меморандум не обязывает никого из подписантов препятствовать осуществлению права на самоопределение, то есть ни Россия, ни США, ни Великобритания не обязаны использовать военную силу для помощи Киеву в сохранении контроля на таким регионом.

[править] Договор 1997 года

Подобно Декларации 1970 и Пакту СБСЕ 1975 года, данный договор также закрепляет принцип нерушимости границ, соблюдение прав человека и основных свобод, SD-право и TerIn-принцип.

Как и в случае с Будапештским Меморандумом, ответственность за нарушение документа лежит на властях Украины, ибо ими были нарушены обязательства по уважению SD-права и соблюдению прав человека:

Статья 3. Высокие Договаривающиеся Стороны строят отношения друг с другом на основе принципов взаимного уважения, суверенного равенства, территориальной целостности, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, включая экономические и иные способы давления, права народов свободно распоряжаться своей судьбой, невмешательства во внутренние дела, соблюдения прав человека и основных свобод, сотрудничества между государствами, добросовестного выполнения взятых международных обязательств, а также других общепризнанных норм международного права.
Статья 11. Высокие Договаривающиеся Стороны принимают на своей территории необходимые меры, включая принятие соответствующих законодательных актов, для предотвращения и пресечения любых действий, представляющих собой подстрекательство к насилию или насилие против отдельных лиц или групп граждан, основанное на национальной, расовой, этнической или религиозной нетерпимости.

Нарушение этого и ряда других положений Договора властями в Киеве ставит под сомнения их право ссылаться на обязательства России по этому договору.

[править] Договор 2003 года

Принято считать, что Россия признала Крым частью Украины в 2003 году, когда подписала договор о границе. На самом деле такого признания не было, что видно из текста документа:

Статья 1. В настоящем Договоре под термином “российско-украинская государственная граница”, далее – “государственная граница” или “граница”, понимается линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, разделяющие государственные территории (сушу, воды, недра и воздушное пространство) договаривающихся Сторон от точки стыка государственных границ Российской Федерации, Украины и Республики Беларусь до точки, расположенной на берегу Таганрогского залива
Статья 2. Российско-украинская государственная граница проходит так, как это указано в Описании прохождения государственной границы между Российской Федерацией и Украиной (приложение 1) и изображено сплошной линией красного цвета на картах государственной границы между Российской Федерацией и Украиной (приложение 2). Описание и карты государственной границы, прилагаемые к настоящему Договору, составляют его неотъемлемую часть[18].

То есть, договор 2003 года — это документ о делимитации (проведения границы на карте) сухопутной границы между двумя странами. Процесс демаркации границы начался лишь в 2010 году с подписания соответствующего соглашения, предшествующий период был связан с подготовкой демаркации[19]. Процесс демаркации границы начался 7 ноября 2012 года, но из-за Евромайдана он был прерван[20].

Крым имеет с Россией только морскую границу, проходящую по акватории Азовского Моря и Керченского пролива. То, что документ не нацелен на урегулирование морской границы, прописано в нём самом:

Статья 5. Урегулирование вопросов, относящихся к смежным морским пространствам, осуществляется по соглашению между договаривающимися Сторонами в соответствии с международным правом. При этом ничто в настоящем договоре не наносит ущерба позициям Российской Федерации и Украины относительно статуса Азовского моря и Керченского пролива как внутренних вод двух государств[21].

Также договор перекладывает обязанность урегулирования морских границ на будущие договорённости двух стран. И такого соглашения до сих пор не подписано — лишь в 2012 году властями России и Украины было провозглашено провести демилитацию морской границы[22], что не осуществилось также из-за Евромайдана. По акватории Азовского моря и Керченского пролива было заключено лишь одно соглашение[23], но оно не оговаривает проведения линии государственной границы в Керченском проливе, а лишь предусматривает, что «урегулирование вопросов, относящихся к акватории Керченского пролива, осуществляется по соглашению между Сторонами»[24].

[править] Войска РФ в Крыму

Один их самых используемых аргументов против отделения Крыма это присутствие войск РФ. Можно бесконечно обвинять РФ в аннексии Крыма и считать данный аргумент козырем, который разбивает всю «киселёвскую» пропаганду в пух и прах. При этом противники Крыма не учитывают слабые стороны данного штампа. О них и пойдет речь ниже.

[править] Аннексия

«Аннексия» — это насильственное присоединение государством всего или части территории другого государства в одностороннем порядке.[13]

То есть для осуществления аннексии России пришлось бы осуществить три сценария присоединения полуострова — либо вместе с остальной Украиной, либо как ее часть, либо как независимое государство. причем все три сценария это насильственное (без учета мнения населения) присоединение.

На практике ни один из этих сценариев не был релизован. Референдум с общеизвестным итогом не сделал Крым частью России, а послужил основанием провозгласить его независимым государством (17 марта) в соответствии с 1 статьей крымской декларации. 17-18 марта независимый Крым был признан Россией[25] и подписал договор с ней об объединении двух государств[26].

Конечно, можно возразить, что это была договорная игра, что де юре не соответствует де факто — и это будет бессмысленно. Правовые факты именно таковы, как описаны. Предварительные консультации руководства Крыма и России международным нормам не противоречат. Если кто-то предъявляет обвинения и утверждает, что международное право здесь было нарушено, он должен предъявить юридически состоятельные доказательства нарушения.

Обвинения же в скоротечности процессов признания и присоединения Крыма ещё меньше лишены оснований — на фоне отсутствия регуляции скорости таких процессов в международном праве и признания Косова западными странами на следующий день после провозглашения независимости. На языке права это называется «прецедент». И наконец, игнорируется факт, что отношения Крыма и России длились более 20 лет. Все эти годы в России крымский вопрос рассматривался и анализировался с позиций права и справедливости. Ещё более бурно шел процесс в Крыму. Оформление было быстрым, потому что нам давным-давно всё было ясно. Нам не нужно было ждать несколько месяцев, чтобы решить насколько серьезно наше намерение жить в одной семье.

При этом существует главная правовая проблема, которая отличает Крым от других прецедентов, в том числе косовского. Если изначально существовало намерение Крыма присоединиться к России, а у России присоединить Крым, то все прочие действия признаются притворством и соответственно нормы о праве народа обретение независимости перестают работать — поэтому Президент РФ до присоединения говорил, что намерения присоединить Крым не было.

Как уже говорилось выше, по итогам референдума Крым был провозглашён независимым государством, которое в тот же день было признано Россией[27], а частью России он стал лишь после подписания договора об объединении двух государств[28]. И проблема в том, что между признанием и присоединением прошло очень мало времени — в идеале между ними должно было пройти несколько десятков лет (как сделала Франция с Коморскими островами), в течении которых противники сецессии Крыма смирились бы с сим фактом и признали независимость Крыма, то есть де-факто превратилось бы в де-юре. Разумеется, в таком случае вопрос на референдуме стоял бы иначе, но произошло то, что произошло.

Вероятно теперь придётся ждать десятки лет, пока Крым будет формально признан значительной частью международного сообщества как часть России. А это произойдет, потому что существуют факт выбора крымчан в пользу России и факт отсутствия доказательств навязывания этого выбора — и то, и другое будет невозможно игнорировать вечно. Но в ближайшем будущем всё останется по-прежнему — даже Белоруссия выступает за непризнание Крыма частью России[29][30]. Если сейчас увериться в своей юридической правоте и потом передать дело в какой-нибудь даже полностью независимый международный суд, то можно проиграть спор.

[править] «Под дулами автоматов»

Присутствие войск РФ в Крыму называют агрессией, хотя толком и не знают, что этот термин означает. Вот как ООН трактует это понятие:

Статья 1. Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении.[31]

Данный пункт — ахиллесова пята обвинителей, ибо здесь они не только не предъявили убедительных доказательств того, что крымчане голосовали «под дулами автоматов», но также не привели доводов, позволяющих игнорировать волю населения Крыма и лишать его права выражать свое мнение. Также не был учтен тот факт, что наши военные были самыми легитимными в Крыму на тот момент. В силу того, что законная исполнительная власть была смещена и был изгнан верховный главнокомандующий Украины, правовой статус ВСУ был как минимум спорным.

Нахождение же ВС РФ было законным — на основании международных договоров с Украиной и XV раздела её Конституции:

Статья 14. Использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных воинских формирований возможно на условиях аренды в порядке, определенном международными договорами Украины, ратифицированными Верховной Радой Украины[32].

При этом численность войск РФ в Крыму не превысила планку в 25 тыс. человек[33], то есть максимально разрешенную по договору 1997 года численность личного состава. Численность же «вежливых людей» навряд ли превышала и 1 тыс. человек, поэтому их ввод в Крым также не нарушает численности. Тем более Россия действовала во имя защиты своей безопасности, но об этом ниже.

Только так у Крыма были гарантии, что на его территории не повторится тот произвол, который на Украине чинили бандформирования и личности вроде Сашко Билого. А уж они бы точно вмешались в процесс волеизъявления жителей Крыма — тут к бабке не ходи.

И наконец, в международном праве не прописан запрет на присутствие вооруженных сил на территории в момент провозглашения ею независимости. Наиболее яркий тому пример — Республика Косово. В момент провозглашения независимости края на его территории находился контингент военнослужащих из 34 стран в количестве 14 тыс. человек — в рамках миссии НАТО.

[править] Защита безопасности РФ

В Будапештском меморандуме есть отметка «кроме целей самообороны». С учётом происходящего на Украине у России были серьезные основания для опасений за безопасность своих военных объектов и русского населения — повторение инцидента в Цхинвале 2008 года было не в интересах всех подписантов Меморандума, особенно России и Украины.

1 марта 2014 года — Президент РФ Владимир Путин внёс обращение в Совет Федерации:

В связи с экстраординарной ситуацией, сложившейся на Украине, угрозой жизни граждан Российской Федерации, наших соотечественников, личного состава воинского контингента Вооружённых Сил Российской Федерации, дислоцирующегося в соответствии с международным договором на территории Украины (Автономная Республика Крым), на основании пункта «г» части 1 статьи 102 Конституции Российской Федерации вношу в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации обращение об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации на территории Украины до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране.[34]

В тот же день решение Президента России было единогласно одобрено на заседании Совета Федерации[35]. Но не стоит тут же кидаться с обвинениями в агрессии. Это был акт защиты, обязанность России и помощь соседней стране.

Задача ВС РФ — обеспечение поддержания порядка и законности, восстановление государственности Украины. Впрочем, как заметил заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин, согласие верхней палаты не означает в буквальном смысле, что это право будет реализовано:

Ситуация на Украине вызывает не просто беспокойство, а бьет по нерву российского общества и продолжает осложняться. Поэтому согласие, которое получил президент, в буквальном смысле не означает, что это право будет реализовано быстро, но голос регионов услышан... Согласие, которое было единогласно дано президенту России Владимиру Путину на использование Вооруженных сил РФ до нормализации общественно-политической обстановки на Украине, означает только то, что у президента есть свобода рук, на случай, если обстановка будет и дальше ухудшаться, это вовсе не означает, что это право будет реализовано мгновенно... Президенту дали все полномочия, и он законно может применять их, если сочтет необходимым...[36][37]

Также стоит добавить, что подобная инициатива получила одобрение президента Украины В.Ф. Януковича, о чем напомнил председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас в своем выступлении от 1 марта:

В Совет Федерации какое-то время назад сегодня, буквально час назад, поступило заявление и Президента Украины. Президент Украины в своем обращении подчеркивает, что он ознакомился с обращением легитимных властей Автономной Республики Крым к России и осуждает попытки захвативших власть в Киеве насильственно установить свои порядки в Крыму. Президент Украины признает территориальную целостность Украины и призывает всех не предпринимать никаких действий, направленных на ущемление прав народов, проживающих в Крыму, включая их безопасность и включая их право говорить на родном языке. В этой связи Президент Украины поддерживает обращение властей Автономной Республики Крым (об этом обращении сегодня все мы слышим из средств массовой информации, из заявлений властей Автономной Республики Крым), Президент Украины поддерживает обращение властей республики Крым к Президенту Российской Федерации об оказании всесторонней помощи и защите крымчан. И, мне кажется, что это основание достаточное для нас, для того чтобы поддержать обращение, которое направил в Совет Федерации Президент[38]

Таким образом, обвинения России в насилии относительно малочисленны и, самое главное, лишены доказательств. Причём не простых, а таких, которые можно было бы предъявить в суде. А как известно, нет доказательств — нет и вины.

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Официальная позиция России

[править] Документы, используемые в статье

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по Крыму

Соотношение права на самоопределение и принципа территориальной целостности

Юридический статус Крыма в 1954-2014 годах

Договора с Украиной

[править] Статьи

[править] Примечания

  1. 1,0 1,1 Томсинов В. А. «Крымское право» или Юридические основания для воссоединения Крыма с Россией./ Вестник Московского университета. Серия 11 «Право». 2014.
  2. Имеются ввиду пакт о гражданских и политических правах и пакт об экономических, социальных и культурных правах
  3. Fierstein D. Kosovo’s Declaration of Independence: An Incident Analysis of Legality, Policy and Future Implications // Boston Univer. Intern. L. J. 2008. Vol. 26. P. 433.
  4. Reference re the Secession of Quebec. Supreme Court of Canada (1998). P. 84.
  5. The Events in East Pakistan, 1971: A Legal Study by The Secretariat of the International Commission of Jurists. Geneva, 1972
  6. В переводе с латыни по добру и справедливости — способ вынесения решения судом, при котором суд не связан строгими нормами права, а руководствуется соображениями справедливости и здравого смысла
  7. Guillaume G. The Use of Precedent by International Judges and Arbitrators // J. Intern. Dispute Settlement. 2011. Vol. 2. N 1. P. 12
  8. Rosenne Sh. Article 59 of the Statute of the International Court of Justice revisited // Rosenne Sh. Essays on International Law and Practice. Leiden, 2007. P. 155–156.
  9. В переводе на русский «поскольку владеете» или «чем владеете, тем и владейте». Данный принцип, сложившийся в международной практике, означает, что новые государства, получившие независимость, имеют ту же территорию и с теми же границами, которые имели прежде, будучи колониями или зависимыми территориями, в том числе административными единицами в составе других государств.
  10. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. — Чудинов А. Н., 1910.
  11. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. — Павленков Ф., 1907.
  12. Меморандум — 1) в дипломатической практике - дипломатический документ государства, в котором подробно излагается фактическая сторона международного вопроса, дается анализ тех или иных положений, приводится обоснование позиции государства. М. может быть двух видов: как приложение к личной или вербальной ноте в целях сокращения ее текста или более подробного изложения затрагиваемого в ней вопроса либо как самостоятельный документ, который передается лично или пересылается с курьером[1].
  13. Сухарев А. Я., Крутских В. Е., Сухарева А. Я. Большой юридический словарь. Инфра-М (2003).