Ольга Туханина

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngОбычный человек, никаких достижений.Rightquotes.png
Ольга Туханина о себе

Ольга Туханина (род. 23 сентября 1968 года) — российская колумнистка, чьи заметки опубликованы в доброй дюжине крупных интернет-изданий. На постоянной основе сотрудничает с деловой газетой «Взгляд».

Содержание

[править] Биография

Родилась в Новосибирской области, в Академгородке. В 1989 году окончила Новосибирский государственный педагогический университет. Замужем с 1990 года. Мать двух детей. 15 лет отдала школе: преподавала русский язык и литературу. В 2000-е гг. жила в Москве, затем до 2015 года в городке Рошаль (дореволюционное название Крестов Брод) Московской области, ныне проживает в Новосибирске.

[править] Творчество

Ранние литературные опыты Ольги Туханиной, датированные 2008 годом, можно найти на «Самиздате». Публиковать свои эссе начала в 2009 году, сначала на своём сайте и в ЖЖ (Userinfo.gif Мировая Мама). Пишет на темы информационной войны, отношений России и Запада. Также пробует свои силы в драматургии, и успешно: комедия «Корвалол для киллера» по её пьесе была встречена зрителями с одобрением.[1]

Для Ольги характерен прагматичный подход к муссируемым в СМИ событиям, который не даёт скатиться в критике к лозунгу «Всё пропало!». Но безоговорочно поддерживающей любые действия власти её тоже нельзя назвать. Жертвами её беспощадного пера и тонкой иронии становятся также представители креативного класса и белоленточного движения.

[править] Цитаты

Про Украину:

Когда у нас заявляют, что украинский народ мы уважаем и любим и отделяем его от украинского правительства, то не замечают, что произносят прямо-таки любимую американскую формулу: вот-де, есть Путин, а есть несчастный русский народ, зазомбированный телевизионной пропагандой. Стоит поменять власть, сменить телекартинку и в России опять воспылают особой нежностью к Западу. Откровенное же вранье. В современном мире всякий сам выбирает, чем ему зомбироваться. Дмитрием Киселевым или «Эхом Москвы». И не надо путать причины и следствия. Это ведет к тому, что может быть хуже преступления — к ошибкам. [2]

Про цветные революции:

«Цветную революцию» во имя свободы куда проще совершить там, где и без того свободы немало. В Северной Корее не прокатит. И даже если Януковича скинут (ну, вдруг он, допустим, откажется стрелять в толпу и сам уйдет), то новая власть будет нелегитимной в абсолюте. В отличие от нынешней, что бы там кто ни говорил. [3]

Про ответные меры России на антироссийские санкции и их освещение на федеральных каналах:

Я не понимаю, откуда вдруг у федеральных каналов такое пристрастие к картинке — вот, посмотрите, как уничтожают еду; вот, посмотрите на несчастных утят. Это информация или это давление на эмоции? У нас в правительстве вообще кто-то занимается продвижением их же собственных решений? Потому что я, как рядовой обыватель, не могу понять, насколько верным было решение об уничтожении контрафакта в данном случае. Я лишь вижу, как с экранов меня мягко убеждают в том, что решение это не просто дурацкое, а где-то даже и преступное. [4]

Про несистемную оппозицию и выступление Путина 17 декабря 2015 года:

Никаких острых вопросов от представителей общественности патриотической не поступало, хотя нам с вами президент ничего особо радостного не сообщил. Экономический рост в будущем году менее 1% — и это при цене 50 долларов за баррель, что уже вчерашний день. До 2018 года наш экономический рост не нагонит среднемировой. Это ровно те цифры, о которых говорил Алексей Кудрин. С ними наша доля в мировом ВВП будет неуклонно падать. Это экономика проигрыша. И никто не спросил, почему президента такая тенденция устраивает. Никто не спросил, что происходит в Луганске, где недавно погиб еще один командир ополчения. Никто не спросил, нормально ли, когда на работу в государственные телекомпании берут русофобов, а потом известному кинорежиссеру не дают даже сказать об этом по телевидению. Недостаточно острые вопросы? Слишком мелкие? Однако, это то, что активно обсуждают не противники президента, а его сторонники в социальных сетях. [5]

Про руководство России:

Я сижу и опять слышу по тв (1 кнопка, в сети, конечно, запись), что решение об обмене — это попытка сблизить позиции двух государств, Украины и России, пойти, наконец, друг другу навстречу. И тут же опять говорят о киевском режиме и бла-бла-бла.

У них там от шизофрении такой мозги не едут? Украина — фашистское (или полуфашистское, ладно) государство. Доказывают это два с лишним года. Но с этим полуфашистским государством мы хотим дружить и найти точки соприкосновения.

Ничего здесь не коробит? Политика политикой, но чувство меры тоже надо иметь.

Никакого сближения с 404 до тех пор, пока там Шухевич герой, я и не хочу, и не приемлю, и не понимаю, как можно ходить с георгиевской лентой, а потом говорить такое в студии. «Миротворцы» хреновы. [6]

Размышления по итогам выборов в Госдуму VII созыва:

Мы давно привыкли, что живем при многопартийной системе. Хотя по сути никакой многопартийности у нас нет. В Думе заседает одна партия — и это партия номенклатуры. Старой ли номенклатуры (как КПРФ), новой ли (как Единая Россия), отчасти опальной (как Справедливая) или отвязной (как ЛДПР). Когда нам говорят, что Единая Россия очень сильно изменилась — туда пришли новые люди — то в качестве примеров обычно называют директоров школ и главврачей больниц. То есть, тех же мелких управленцев на местах. В этом нет ничего плохого, потому что бюрократия всех уровней государству нужна, особенно такому, как наше — с огромной территорией и не очень большим населением, да еще и рассредоточенным крайне неравномерно. Но бюрократия является аппаратом управления, неким механизмом. Она может работать хорошо или плохо, но она не может генерировать никаких смыслов, нужных обществу. Когда Проханов в программе у Соловьёва сокрушался, что ни одна партия во время гонки не предложила стране никакого образа будущего, он, на мой взгляд, был совершенно прав. В этом отношении кампания получилась на удивление пустой, и это при тех вызовах, которые сегодня стоят перед Россией.

Иными словами, если вопрос о национализации элит хоть как-то, но решается, то вопрос о национализации интеллигенции не решен вообще никак. Что либеральная, что патриотическая — страшно далеки от народа. Не обладают никаким моральным авторитетом и влиянием, не способны формировать повестку дня, которая находила бы отклик в обществе. Об этом свидетельствуют тиражи, количество подписчиков и количество просмотров у всего говорящего класса в совокупности. Доверие, утраченное в начале 90-х, так и не удалось вернуть. А это опасная ситуация.

<…>

Табу на вполне резонные вопросы остаётся, невзирая на изменения ситуации внутри и вовне страны. К примеру: а как, при сложившейся политической системе, будет осуществляться передача власти и сохраняться её преемственность? Вот у нас есть номенклатурная партия большинства с подавляющим перевесом в парламенте. Пусть это будет механизм, доведённый до совершенства. Но что будет, когда сменится рулевой? Мы уже наблюдали такую ситуацию в середине 80-х и в результате едва не потеряли всю страну. Внезапно выяснилось, что никаких защитных механизмов по типу foolproof не существует, нет никаких графитовых стержней, способных замедлить политические реакции. У нас бесконечно много говорят об Украине, но ведь общество не понимает само для себя, как наш политический класс собирается в дальнейшем работать с этой страной. У нас часто говорят о многополярности, но нет никаких контуров желаемого мироустройства. Ведь и многополярность может быть совершенно разной. Вся работа говорящего класса при этом сводится лишь к толкованию действий властей, либо к их критике, причем толкователи чаще всего не имеют к власти совершенно никакого отношения и берут на себя сей скорбный труд по собственному гражданскому почину. [7]

[править] Ссылки

[править] Интервью

[править] Некоторые избранные статьи

[править] Статьи

[править] Аккаунты в социальных сетях