Тексты:Основные доводы украинизаторов

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Одним из столпов украинской русофобии является украинизация, а именно политика ограничения прав русского языка на Украине. Русский язык связывает Украину с русским миром, и украинизаторы пытаются разорвать эту связь.

Данная политика всячески маскируется и скрывается от населения как самой Украины, так и России. Достигается это, во многом, путём постоянного внушения тезиса об отсутствии проблемы русского языка на Украине. Украинские СМИ и политики утверждают, что русский язык не притесняется и не нуждается в защите. При этом используется ряд стандартных «уловок» — хитро составленных утверждений, наподобие тех, что выдают российские оппозиционеры.

Доводы украинизаторов практически не различаются в зависимости от употребляющего их человека — будь то министр или колхозник. Важно помнить главное: любое утверждение, что русский язык не нуждается в защите — это целенаправленная ложь. Тот человек, который так говорит — он либо сознательно обманывает, либо его самого удалось обмануть при помощи одной из таких уловок.

Содержание

[править] Разбор основных тезисов

[править] Вам же никто не запрещает говорить на русском языке!

Данный тезис — самый популярный среди сторонников украинизации (далее украинизаторов). И он с головой выдаёт украинизаторов — в нём спрятан посыл ‘’"Благодарите нас, что данный запрет не воплощён в жизнь"’’.

Но проблема даже не в этом, а в другом скрытом посыле, согласно которому якобы ограничение других прав русского языка не является его дискриминацией — например, запрет на русскоязычную рекламу или русский дубляж.

Такое отношение противоречит той же Конституции Украины. Открываем статьи 1 и 10:

Статья 1. Украина есть суверенное и независимое, демократическое, социальное, правовое государство
Статья 10. В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского и других языков национальных меньшинств Украины

Те же гарантии даёт Европейская хартия региональных языков, ратифицированная Украиной в 2006 года, не считая ряда других документов. По ним Украина обязана не только уважать права русского и других языков, но и закреплять на законодательном уровне вкупе с практической реализацией.

[править] Российская империя и СССР насильственно насаждали русский язык…

Данный тезис — это оправдание украинизации тем, что якобы в качестве компенсации за события царской и советской эпохи следует насильственно насаждать украинский язык.

Однако на самом деле в царской России запрещалась отнюдь не вся украинская литература, а лишь та, которая пропагандировала русофобию и отделение от Российской империи. Вся остальная литература спокойно издавалась — например, знаменитый Кобзарь Тараса Шевченко был издан в Санкт-Петербурге, так же, как и значительная часть остальных трудов Шевченко.

Кроме того, тезис о насаждении русского языка на Украине выглядит весьма спорным на фоне ряда фактов:

  • В Великом Княжестве Литовском жители бывших княжеств говорили на тогдашнем русском языке.
  • Во Львовском университете ещё в бытность Галиции владением Австрии были курсы преподавания русского языка.[1]
  • Уроженцы Украины вроде того же Шевченко или Гоголя писали на русском языке, сравнительно редко используя малороссийское наречие.

Даже, если допустить, что русский действительно насаждался, то возникает резонный вопрос — прилично ли Украине как демократическому государству следовать политике автократий XIX века?

До полного абсурда доходят некоторые украинизаторы, применяя тезис о необходимости компенсации не только по отношению к Российской Империи, но и к СССР. При советской власти позиции украинского языка как-раз таки вне всякого сомнения укреплялись, чему способствовала политика украинизации 1920-1930-хх гг.. На украинский язык массово переводились преподавание в учебных заведениях, делопроизводство, пресса и книгоиздание. В середине 1930-х гг. политика украинизации была скорректирована как из-за протестов и жалоб населения, так и для борьбы с украинским национализмом. Тем не менее политика украинизации дала существенные плоды:

  • В УССР (1939 год) выходило выходили 885 украинских газет и только 304 русских.
  • Украинцы составляли большинство рабочих (66,1 %) и служащих (56 %) в Украинской ССР в 1939 году.
  • На 1936 год украинцы составляли большинство студентов ВУЗов (53,7 %), техникумов (75,3 %) и рабфаков (65 %) в УССР.

Данные взяты из диссертации Борисенок Е. Ю. ‘’’"Концепции «украинизации» и их реализация…"’’’.

Таким образом, при всех недостатках национальной политики как царской, так и советской России выдвигать обвинения в угнетении украинского языка как минимум спорно.

[править] Это украинский язык нуждается в защите, а не русский!

Данный тезис — неприкрытая и циничная ложь. Ибо в теории украинизации не предусмотрен ответ на один резонный вопрос: как можно создать угрозу языку, который является государственным, плюс в законодательстве нет ни одного пункта, который бы ограничивал его применение в сферах общественной жизни. Вообще, пусть украинизаторы приведут пример, когда реальное соблюдение прав человека угрожало государственности. История всегда показывала, что угроза государственности лежала в неправильной национальной политике, которую проводят как-раз таки украинизаторы.

Конечно, украинское государство должно развивать государственный язык, как это прописано в Конституции:

Статья 10. Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины.

При этом обеспечение данного «всестороннего развития и функционирования» не имеет права содержать в себе стремления введения очередного запрета на использование русского языка ещё в какой-нибудь сфере жизни. Украинизаторы не видят грань между разумной и преступной украинизацией — причём, порой откровенно сознательно, они переходят данную грань.

Считается, что развитие русского языка угрожает не только украинскому языку, но и государственной безопасности Украины. В реальности всё наоборот — политика неразумной украинизация способствует не консолидации, а расколу украинского общества на пророссийский и проукраинский лагерь. В масштабах всей страны первый лагерь представляют собой Крым и Юго-Восток, которые с самого начала существования независимой Украины имели сложные отношения с Киевом, особенно во времена Оранжевой революции и Евромайдана.

Крым и Юго-Восток — места проживания большой части русского населения Украины. Любое недовольство в этих районах, в том числе и политикой в области языка, заметно ослабляет безопасность Украины, в том числе, угрожает её территориально целостности. В Киеве это понимали, поэтому пытались всё-таки с пророссийским лагерем договориться — например, путём обещаний решения «русского вопроса» в своих предвыборных программах, как это делали Кучма и Янукович.

Ранее мы уже говорили о том, как «подавлялся» украинский язык в царской и советской России. Тут стоит задать простой вопрос: как же украинский язык выжил в условиях тотального подавления на протяжении более 3 столетий и как ему может угрожать опасть, если власти Украины проводят чуть ли не противоположную политику?

Наконец стоит учитывать, что развитие языка бюрократическими методами вряд ли возможно. Это вопрос общего развития культуры, чему статус русского помешать, очевидно, не может.

[править] Страна называется Украина, значит государственный язык должен быть украинский

Данный тезис подкрепляется доводом о том, что, например, ряд стран Европы имеют в качестве государственного языка язык доминирующего этноса (далее национальный язык), как-то:

Всё это так, но украинизаторы забывают, что в той же Европе есть страны, у которых нет своего национального языка — например, в тех же Швейцарии и Бельгии.

Хочется сразу спросить, почему же только национальный язык должен быть государственным? Опять же в Европе есть примеры унитарных государств, которые имеют более одного национального языка — Финляндия (финский и шведский), Белоруссия (белорусский и русский), Косово (албанский и сербский), Ирландия (ирландский и английский) и т. д. Украине как стране, что хочет быть членом ЕС, было бы полезно заимствовать опыт этих стран.

Другой аргумент в пользу тезиса — утверждение, что раз большинство населения украинцы, то и разговаривать они должны на украинском. Как мы уже говорили, национальность и языковая принадлежность не связаны друг с другом. Особенно на Украине, где такие понятия как русскоязычный украинец, суржик и двуязычие являются обыденностью.

Вообще, разделение на русских и украинцев в некотором роде условно, ибо оба народа и их языки произошли от одного народа и языка — древнерусского. Украина является родиной русского языка, а русский язык для украинцев является родным, а не «языком соседнего государства», как это пытаются представить украинизаторы.

Наконец, украинизаторы пытаются проводить сравнение с Россией — мол, если в России тоже один государственный язык, почему на Украине должно быть иначе. Здесь элементарное замалчивание фактов. Главное отличие — Россия является федерацией, а это значит, что языки национальных меньшинств имеют статус государственных в рамках субъектов федерации. К примеру — Республика Крым, в которой аж три государственных языка (русский, украинский и крымско-татарский). Из других примеров — Татарстан (татарский), Чечня (чеченский), Мордовия (мордовский), Бурятия (бурятский), Башкортостан (башкирский) и т. д. А в Дагестане государственными провозглашены 14 языков!

Бесспорно, языковая ситуация в России далека до идеала, но она, как и российское государство с его национальной политикой складывалась веками, чего не скажешь об Украине, которая окончательно получила государственность лишь в 1991 году, равно как и свои границы.

[править] Езжайте в Россию и там говорите по-русски!

Другой вариант данного тезиса — «Чемодан, вокзал, Россия!»

Что же это за государство, которое изгоняет граждан по языковому признаку? Как минимум, Конституция Украины не допускает такой политики (в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины), не говоря уже о других документах, по которым Украина обязуется уважать права региональных языков. С таким же успехом можно посоветовать украинизаторам уехать в Польшу.

Защита прав русского языка не имеет отношения к тому, является ли гражданин Украины ее патриотом или нет. Тем более, сами украинизаторы любят подчеркнуть, что патриот Украины — это не сугубо украиноязычный гражданин. Например, по словам главы батальона Азов Андрея Билецкого половина его состава является русскоязычными.[2] Кроме того, большинство «свидомых украинцев» в интернете используют русский язык для общения. То есть русскоязычный русофоб на Украине уже давно является обыденной реальностью. При этом такие русские выставляют как доказательство того, что проблемы русского языка на Украине якобы нет.

Также стоит учитывать, что патриотизм — процесс двухсторонний. То есть, если государство призывает человека только отдавать и при этом ничего не получать взамен, а также унижает его и нарушает его права, то такая политика может вызвать только отторжение, а не патриотизм.

Главный аргумент в пользу данного тезиса — противники украинизации мешают возвратиться к «историческим корням». С учётом того, как эти украинизаторы трактуют историю Украины в свою пользу, данное утверждение как минимум спорно. Лингвистический анализ украинского языка показывает содержание в нем тысяч турецких (майдан, килим, гаманець…), польских (аркуш, мiсто, рух…) и попавших транзитом через польский язык немецких слов (дах, друк, фарба…). Получается, что если уж и возвращаться к корням, то необходимо внедрять древнерусский язык, который существовал до прихода поляков и турок на земли Украины.

Можно поставить проблему и по другому. Укродемократы любят брать пример с таких демократических, по их мнению, стран, как США и Канада. Можно ли себе представить, чтобы коренное население этих стран (индейцы и эскимосы) заявило потомкам "понаехавших": "Езжайте в Англию и Францию и там говорите на английском и французском"?

[править] Проблема русского языка искусственно поднимается политиками и гражданами

Хочется задать вопрос: как можно «искусственно поднять» несуществующую проблему? Перед выборами всегда поднимаются и обсуждаются те вопросы, которые больше всего волнуют людей — это можно отследить в предвыборных обещаниях кандидатов, предвыборных дебатах и т. д.

Проблема в другом — многие из тех, кто перед выборами обещает защищать русский язык и права людей, после выборов об этом забывают. Но это уже другой вопрос: окажутся ли избранники честными, и насколько хорошо люди смогут проконтролировать их деятельность? К сожалению, придя во власть, они начинают заботиться о своих личных интересах, а не о реализации воли своих избирателей.

Само же общество также не может искусственно поднимать проблему или даже говорить о проблеме русского языка из-за нежелания учить украинский. Как мы уже говорили, украинский и русский языки активно взаимодействуют друг с другом — как в негативном ключе (конфликты Киева с Крымом и Донбассом, ограничение прав русского языка), так и в позитивном (двуязычие, суржик, использование украинцами русского языка). Даже если человек знает украинский в совершенстве, то это ещё не повод отказываться от родного русского языка.

[править] На Украине слишком много русских школ, газет и книг

Начнём с печатной продукции. Подобные сетования, скорее всего, ностальгия по советским временам, когда большая часть газет (70 %) и журналов (90 %) издавались на украинском языке.

Здесь как в экономике — спрос рождает предложение. То есть, если русскую периодику и литературу на Украине никто не будет покупать, то печатать её не будет никакого смысла. К счастью, даже самый высокопоставленный украинизатор не может заставить человека купить ту или иную книгу, или газету. А так покупатели своим большинство голосуют за русский язык, покупая русскую периодику.

Это сильно расстраивает украинизаторов, так как сам факт желания большинства граждан читать периодику на русском разрушает теории украинизаторов и подтверждает, что люди хотят пользоваться родным русским языком во всех сферах общественной жизни.

Касаемо школ, здесь почти тоже самое — спрос рождает предложение. Количество учебных заведений с русским языком обучения не обязано удовлетворять фантазиям украинизаторов, а должно в точности соответствовать потребностям людей. Здесь недопустимы какие-либо насильно навязанные чиновниками пропорции или квоты. Только воля и выбор людей должна определять количество учебных заведений (или отдельных классов/групп) с тем или иным языком обучения.

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания