Мифы об образовании в России

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

В этой статье разбираются мифы о системе образования в современной России, в том числе в сравнении с образованием в СССР.

Сфера образования в современной России характеризуется целым рядом проблем и часто критикуется различными публицистами, а также самими работниками системы образования и прочими гражданами. Системный кризис 1990-х гг., уходящий корнями в поздний СССР, серьёзно затронул в том числе и сферу образования (низкие зарплаты учителей, снижение мотивированности учащихся, «утечка мозгов» за границу и так далее).

С общим улучшением ситуации в стране на протяжении 2000-х и 2010-х гг. заметно улучшилась и ситуация в сфере образования. Однако многие наблюдатели и публицисты упорно игнорируют любые положительные тенденции и продолжают рисовать всё преимущественно чёрными красками. В результате, далеко не всегда критика современного российского образования является оправданной и обоснованной. Очень часто вместо конструктивной критики приходится сталкиваться с различными мифами, проистекающими из крайне ограниченного понимания современной ситуации как в образовании, так и в обществе в целом. В частности, многие не знают, что проблемы в сфере образования, подобные российским, имеются в большинстве развитых стран, а проблема мирового кризиса в области образования была впервые сформулирована ещё в в конце 1960-х гг.[2]

Значительная часть критики связана с ностальгией по СССР и советскому образованию, которое, согласно распространённому мнению, считалось лучшим в мире. В реальности, однако, у советской системы образования были не только серьёзные плюсы, но и значительные минусы, которые совершенно незачем воспроизводить. Кроме того, действовала эта система в весьма специфических социально-экономических условиях, которые при всём желании невозможно воспроизвести. И дело здесь не только в смене социализма на капитализм, но и в совершенно другой демографической ситуации, в росте уровня технологий и уровня знаний, в изменившихся запросах со стороны общества.

Содержание

[править] Мифы о российском образовании

[править] Миф: образование в России деградирует

TIMSS-2011: Результаты по математике для учащихся 8-х классов
TIMSS-2011: Результаты по естествознанию для учащихся 8-х классов

По мнению критиков, система образования в России непрерывно деградирует со времён перестройки и развала СССР.

В действительности, чтобы не делать голословных заявлений, следует обратиться к объективным данным, которые показывают динамику качества образования в России.

[править] Школьное образование

Данные международных исследований качества школьного образования — TIMSS (математика и естественные науки) и PIRLS (чтение и понимание текста) — показывают, что Россия находится в числе лучших стран мира по качеству работы своих школ.

  • Российские школьники занимают 7 и 6 места по математике (в 4 и 8 классах) и 4 и 7 места по естественным наукам (в 4 и 8 классах) по данным за 2015 год (исследование проводится в 4 и 8 классах, а начиная с 2015 г. в некоторых странах также в 11 классах). В 11 классе Россия заняла первое место по математике в случае учащихся школ с углублённым курсом и третье место в случае обычных школ (вперёд вышли Ливан и США). По физике в 11 классах Россия заняла второе место после Словении. Что касается четвероклассников и восьмиклассников, лучше России дела обстоят только в «азиатских тиграх» (Сингапур, Корея, Тайвань, Гонконг, Япония), да ещё в 8-х классах Россию немного обогнала Северная Ирландия по математике и Словения по естественным наукам. Причём, если посмотреть на результаты предыдущих исследований TIMSS, то можно увидеть, что Россия неуклонно улучшала свои результаты — в 2003 году страна занимала 9-17 места, в 2007 и 2011 — 5-10 места (в 4 и 8 классах, 11-е появились лишь в последнем исследовании).
  • Российские школьники занимают 2 место в мире по чтению и пониманию текстов согласно данным 2011 года — впереди России только Гонконг. В 2006 г. Россия занимала первое место по этому показателю, а Гонконг был на втором. До этого, в первой половине 2000-х гг. Россия совершила огромный скачок по качеству школьного образования: если в 2001 г. страна была лишь на 16 месте в списке стран, то уже в 2006 г. вышла на первое место.

Таким образом, на протяжении 2000-х и 2010-х гг. качество российского школьного образования растёт. Разумеется, критики могут проинтерпретировать представленные данные таким образом, что это не в России улучшается школьное образование, а в других странах оно ухудшается (некоторое зерно истины в этом есть — кризисные явления в образования действительно имеют место во множестве стран). Однако, в любом случае, данные TIMSS и PIRLS показывают, что если не абсолютное, то относительное качество российских школ растёт.[1]

Собственно, ничего удивительного в этом нет. Всё-таки с 1990-х очень многое изменилось: зарплаты учителей и преподавателей повысились, крайне широко развилось репетиторство, мотивация учащихся несколько возросла (лёгких денег, как в 90-е, больше не заработаешь, и подростки больше не мечтают стать рэкетирами или валютными проститутками), благосостояние семей повысилось и теперь родители могут выделять больше ресурсов на образование детей.

[править] Высшее образование

Российские ВУЗы постепенно улучшают свои позиции в международных рейтингах:

  • На протяжении 2010-х гг. позиции более половины российских вузов, участвующих в программе «5ТОП100», в самых престижных мировых рейтингах заметно выросли [3]).
  • По итогам предметного рейтинга QS в 2017 году, увеличили своё представительство до 28 вузов, заняв в общей сложности 147 позиций в 38 предметах и отраслях. МГУ при этом добился лучших за всю историю показателей, попав в список 50 ведущих вузов мира сразу в семи предметах.[4]
  • В Шанхайский предметный рейтинг университетов Global Ranking of Academic Subjects (ARWU) за 2017 год впервые вошли сразу 12 вузов из России. [5]

Разумеется, эти успехи российских ВУЗов во многом объясняются тем, что они постепенно приноравливаются к международному формату, различным критериям и особенностям рейтингов: улучшают и детализируют отчётность, увеличивают количество публикаций на иностранных языках, увеличивают площади учебных аудиторий и студенческих общежитий — то есть, достигают некоторых зачастую довольно формальных показателей, очень косвенно отражающих реальное качество образования. Однако в большинстве своём это объективные, поддающиеся чёткому измерению показатели, и поэтому российский прогресс в этой сфере не может не радовать.

Реальная и серьёзная проблема состоит в том, что выдающиеся по мировым меркам результаты российских школ и школьников пока что не трансформируются в столь же впечатляющие достижения в высшем образовании и науке: позиции российских ВУЗов в международных рейтингах хоть и улучшаются, но крайне далеки от первых мест, а ситуация с количеством и качеством публикаций российских учёных далека от тех позиций, которые в своё время занимала советская наука.

Возможно, дело в том, что более продвинутое поколение школьников благополучной путинской эпохи (начиная со второй половины 2000-х годов) пока ещё в большинстве своём не успело закончить школы и ВУЗы.

Но, более вероятно, что дело тут именно в специфических проблемах высшего образования в России (обилие «дипломостроительных» ВУЗов крайне низкого уровня, недостаток реальных рабочих мест по многим специальностям, слабый упор вузовского и школьного образования на самостоятельные проекты и на командную работу, недостаточно высокая вовлечённость в мировое научное сообщество, недофинансирование науки и так далее).

Особо стоит отметить такой важнейший фактор, как колоссальный рост числа студентов в российских ВУЗах: с 1,5 млн в 1960-е годы в РСФСР до 2,8 млн в 1990 г. и до пика в 7,5 млн в 2008/9 гг.[6] С одной стороны, это привело к тому, что высшее образование в России стало гораздо доступнее, а с другой стороны, это неизбежно и очень существенно понизило средний уровень контингента ВУЗов.

Тем не менее, по некоторым направлениям российские студенты показывают выдающиеся результаты на мировой арене (см. Международная студенческая олимпиада по программированию, где российская команда является многолетним мировым лидером).

[править] Миф: ЕГЭ разваливает российскую систему образования

Основным объектом критики противников реформ образования является Единый государственный экзамен (ЕГЭ), который начал внедряться в 2001 году и в итоге стал обязательным по всей стране с 2009 года.[7][2]

С точки зрения критиков, тестовая форма данного экзамена с заранее предложенными вариантами ответов отучает школьников думать и самостоятельно формулировать ответы; обучение в школе якобы превращается исключительно в «натаскивание на ЕГЭ»; тестовые задания составлены ужасно и с ошибками и не способны адекватно оценивать уровень знаний; тестовая форма непривычна и вредна для психики российских учителей и учащихся; наконец, в некоторых регионах результаты ЕГЭ якобы массово фальсифицируют и поэтому он вовсе не помогает избежать коррупции. На протяжении многих лет ЕГЭ выставляется в российской публицистике корнем зла в проблемах образования.

На протяжении многих лет ЕГЭ выставляется в российской публицистике корнем зла в проблемах образования. Против ЕГЭ высказывались многочисленные публицисты и общественные деятели, в том числе Андрей Максимов,[8] Андрей Фурсов,[9] Михаил Задорнов.[10]

[править] Разбор критики ЕГЭ

  • Главным приёмом критиков ЕГЭ являются утверждения в стиле «это натаскивание на тупую расстановку галочек в тестах». В ответ на подобные претензии стоит предложить критикам пройти ЕГЭ самостоятельно — например, через сервис Яндекс-ЕГЭ. Достаточно скоро критикам станет ясно, что не имея фундаментальных знаний успешно пройти тест практически невозможно, и не существует никаких секретных методик «расстановки галочек», которые могли бы в этом помочь.
  • В современных ЕГЭ присутствует блок, предполагающий развёрнутые ответы — написание сочинения или подробное изложение решения задачи.
  • Действительно, полезно пройти перед ЕГЭ определённую тренировку — например, попробовать сдать предыдущие версии экзамена, порешать типовые задачи. Однако то же самое относится и к традиционным экзаменам, имевшим место до ЕГЭ — там «натаскивания» было никак не меньше.
  • Действительно, в период внедрения ЕГЭ возникали определённые сложности и проблемы, а кое-где и злоупотребления, и не всегда тестовые задания были хорошо составлены. Однако в целом все эти проблемы уже позади.
  • Российские школьники и учителя ничем не хуже школьников и учителей из множества других стран мира, где существуют свои аналоги ЕГЭ. В итоге за несколько лет россияне без особых проблем привыкли к этому экзамену. Что касается эффекта ЕГЭ на психику, то перенервничать и потому не сдать традиционный экзамен можно примерно с тем же успехом, что и перенервничать и не сдать ЕГЭ (при этом многим детям проще и удобнее сдавать именно в письменной и тестовой форме).
  • Сфальсифицировать результаты ЕГЭ возможно, но довольно сложно. Однако очевидно, что гораздо проще сфальсифицировать результаты традиционного выпускного экзамена, контролируемого исключительно на местах и зачастую проходящего в устной форме.

Таким образом, минусы ЕГЭ являются либо крайне незначительными и эфемерными, либо они носили временный характер и более не актуальны.

[править] Плюсы ЕГЭ

  • ЕГЭ даёт государству хоть и не идеальный, но всё же действенный способ оценки знаний учащихся — причём способ единообразный, стандартизированный, сравнительно объективный и контролируемый из государственного центра. Без ЕГЭ государству приходится управлять образованием почти вслепую, полностью полагаясь на честность многочисленных учителей и экзаменаторов, которые при этом неизбежно будут ставить оценки исходя из разных критериев, делая поблажки отдельным ученикам, завышая оценки ради поддержки престижа школы и т. д.
  • Введение ЕГЭ позволяет эффективно выявлять слабые школы, слабых учителей, слабые по уровню образования регионы. Естественно, очень многим такой поворот событий не понравился, однако для государства и общества важно знать правду и располагать объективной статистикой.
  • ЕГЭ реально помогает избежать коррупции и блата при поступлении в вузы. Именно по этой причине на ЕГЭ обрушился такой вал критики со стороны ВУЗов: очень многим введение ЕГЭ прикрыло выгодную денежную кормушку.
  • ЕГЭ резко увеличил шансы на попадание в ВУЗы для талантливых детей из провинции и небогатых семей, у которых нет возможностей нанять себе «правильного» связанного с ВУЗом репетитора, пройти введённые ВУЗом платные подготовительные курсы и иным образом получить «блат».
  • ЕГЭ сильно упрощает процесс поступления в ВУЗ: во многих случаях просто достаточно отправить сведения о сдаче ЕГЭ по почте, при этом можно без проблем подавать документы сразу в несколько вузов, без необходимости сдавать в каждом из них экзамены.
  • Различные версии ЕГЭ легко доступны в Интернете, учащиеся могут их в пройти в любой момент и оценить свои знания, что серьёзно упрощает и стимулирует подготовку к данному экзамену.
  • 100-балльная шкала ЕГЭ лучше и точнее, чем традиционная 5-балльная шкала.
  • Проверка результатов ЕГЭ частично автоматизирована, что сокращает затраты на проведение экзамена.

В общем, ЕГЭ имеет весьма значительные плюсы, которые с лихвой перевешивают все возможные минусы. При этом довольно странно слышать особо рьяную критику ЕГЭ именно со стороны ностальгирующих по СССР граждан: казалось бы, ЕГЭ резко повышает централизацию контроля над образованием, увеличивает возможности планирования в этой области, снижает уровень коррупции, уравнивает шансы для детей из семей разного достатка — то есть, вполне соответствует основам советской идеологии.

Наконец, стоит подчеркнуть, что ЕГЭ — это просто инструмент для объективного контроля за образованием, который применяется сейчас лишь по окончании школы. Он вовсе не призван заменить собою весь образовательный процесс и не может привести к деградации образования — предполагается, что до сдачи ЕГЭ на протяжении целых 11 лет в школе нужно обучать детей различным знаниям с применением различных методик обучения, и именно этот процесс в итоге создаёт то или иное качество образования, а ЕГЭ всего лишь фиксирует результат.

[править] Миф: «Нам нужно воспитать квалифицированного потребителя»

В спорах про современное российское образование очень любят приводить фейковую цитату, приписываемую Андрею Фурсенко, министру образования России в 2004—2012 гг., при котором был завершён переход на ЕГЭ и осуществлены некоторые другие преобразования. Выглядит эта «показательная цитата» обычно примерно так:

Советская система была нацелена воспитание творцов. Нам не нужны творцы — мы должны воспитывать квалифицированного потребителя.

В реальности, автор этого изречения — не Фурсенко, а коммунист Олег Смолин, ранее замеченный в цитировании фейковых опросов общественного мнения[11] (первоисточник цитаты здесь — страница была удалена, архивировано [12]).

Что же на самом деле говорил Фурсенко и в каком контексте?:

Задачи высшего образования в Советском Союзе трактовались как воспитание и обучение людей, которые должны творить что-то новое. На мой взгляд, не менее важно обучать людей использовать знания, достижения, того, что получено в мире — это очень сложная задача"...
Мы должны учить не только всех творцов, но мы должны учить людей, чтобы они были счастливыми, успешными, чтобы они понимали, как использовать знания в повседневной жизни. Главное что мы должны делать — учить людей учиться. (с) из интервью Первому каналу, 12/11/2006 г. [13][14]

Как видно, здесь нет никакого «квалифицированного потребителя», и сложно не согласиться мыслью о важности освоения уже созданных знаний наряду с созданием нового, а также с мыслью об обучении всех людей, а не только творцов.

Фурсенко позднее ещё раз высказывался на схожую тему (в источнике эти высказывания изложены от третьего лица):

В двухуровневой системе высшего образования бакалавриат станет первой ступенью высшего образования, после которой большинство студентов могут начинать работать в производственной сфере. Образовательная задача бакалавриата как полноценного высшего образования состоит в формировании базовых основ профессиональной культуры и основных деятельностных компетенций (коммуникативных навыков, навыков поиска и анализа информации, самообразования, коллективной работы и прочего). По убеждению министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, четыре года — вполне достаточный срок для подготовки специалиста, которого при нынешнем дефиците инженеров работодатели «оторвут с руками и ногами».

Он подчеркивает, что пока идеология образования в большинстве своем осталась прежней, советской: вузы убеждены, что должны готовить творцов. А творцы не всегда и не везде нужны.

Обучение в магистратуре будет направлено на подготовку специалистов, способных к решению наиболее сложных профессиональных задач, к организации новых областей деятельности, к проектной инженерии, к исследованиям и управлению. Материалы семинара в СПбГУ ЛЭТИ, 2008 [15]

То есть, министр разъясняет достаточно простую и очевидную мысль: на первом этапе обучения готовятся специалисты, освоившие основы конкретной профессии и общие деятельностные навыки (типа коммуникации и самообразования), а на втором этапе отбираются наиболее способные, чтобы из них подготовить тех самых творцов: организаторов новой деятельности, проектировщиков, учёных, управленцев. То есть, творцы по-прежнему нужны, а ни о каких «квалифицированных потребителях» по-прежнему нет ни слова.

Если же кто-то, в пику высказанной выше позиции, всё же захочет готовить творцов в ВУЗах с самого начала обучения, то стоит учесть следующее: во-первых, наиболее способные к творчеству, скорее всего, в любом случае проявят себя с самого начала (и никто им не может запретить заниматься творчеством), а во-вторых, не знающий основ профессии и не имеющий элементарных навыков «творец» — это крайне печальное зрелище. Вывод: не следует переворачивать образовательный процесс с ног на голову.

[править] Миф: образование в России стало менее доступным

В начале 2010-х гг. в России было больше выпускников ВУЗов, чем в любой другой стране Европы, и дело тут не только в численности населения: в 2010 году 54 % россиян в возрасте от 25 до 64 лет имели уровень образования, превышающий по крайней мере два года в ВУЗе или колледже (то есть равный или превышающий уровень т. н. associate degree в западной системе образования), тогда как в Великобритании столь же высокое образование имели лишь 31 % населения. По этому показателю Россия является мировым лидером.[3]

Часто современное российское образование обвиняется в том, что оно становится всё менее доступным, потому что всё чаще оно становится платным. В действительности, всё ровно наоборот.

  • В 1927 году в России (РСФСР) было 90 вузов, в которых училось 114,2 тыс. студентов.
  • В 1940 году число вузов возросло до 481, а число студентов — до 478,1 тыс. человек, то есть за 13 лет увеличилась более чем в 4 раза.
  • В 1960-е годы число студентов в РСФСР достигло 1,5 млн человек.
  • В 1980-е годы число студентов превысило 3 млн.
  • К 1990 году число студентов несколько сократилось до 2,8 млн студентов.
  • В 2008/2009 гг. общее число студентов в России достигло исторического пика в 7,5 млн.
  • К 2015 г. число студентов на бюджетных местах сократилось до 2 млн, однако общее число составило 5,2 млн.[16]

По этим цифрам однозначно видно, что высшее образование в постсоветской России стало гораздо более распространённым и доступным, чем в СССР. При этом снижение общего числа мест после 2008/2009 учебного года связано с формой демографической пирамиды России: поскольку в 1990-е г. рождаемость упала примерно в 1,5 раза, то спустя 17-18 лет это привело к снижению числа студентов также примерно в 1,5 раза (по аналогичной причине произошло снижение числа студентов в конце 1980-х — из-за низкой рождаемости конца 1960-х, вызванной демографическим эхом войны).

Даже если брать только бюджетные места (то есть, оплачиваемые государством), то ими в 2017 году обеспечено более 50 % выпускников 11-х классов (с учётом того, что в конце 1990-х в России рождалось около 1,2-1,3 млн детей в год, а порядка 40 % выпускников 9-х классов продолжают обучение в системе среднего профессионального образования). В СССР обеспеченность бесплатными местами в ВУЗах никогда не достигала столь высокого показателя.

Что касается платного образования, то очевидно, что рост платных мест вовсе не снизил, а наоборот, существенно увеличил численность студентов и доступность образования в России.

Впрочем, у этого есть и свои негативные стороны. Как уже говорилось выше, резкий рост числа студентов и рост доли вовлечения молодёжи в высшее образование привели к существенному падению среднего уровня контингента ВУЗов, что является одной из главных причин довольно средних результатов работы системы высшего образования в России (по сравнению как с СССР, так и со многими западными странами).

Естественно, сторонники деградации российского образования непременно отмечают и всячески осуждают наблюдаемое снижение среднего уровня учащихся в ВУЗах, однако они объясняют это снижением качества работы школ (чего в действительности не наблюдается) и упорно игнорируют ключевую причину — двукратное (а в конце 2000-х гг. даже трёхкратное) увеличение численности учащихся по сравнению с советскими временами. По мнению критиков, всё наоборот — образование в России стало менее доступным, а власть намеренно отупляет народ и лишает его образования.

[править] Миф: коммерциализация системы образования — это зло

С точки зрения многих сторонников советской системы образования, коммерциализация образования приводит к падению его качества и в целом к деградации общества. Настоящее образование должно быть бесплатным, как в СССР, а истинные учителя должны работать не за деньги, а за идею.

Отчасти с этими тезисами следует согласиться. Действительно, идейный компонент в образовании весьма важен: лучше иметь дело с «учителем от Бога», который любит и умеет передавать, чем с человеком, который совершенно бесстрастно или даже с отвращением зарабатывает на этом деньги. Однако, очевидно, что суть дела тут не в наличии/отсутствии оплаты труда, а в наличии/отсутствии преподавательских талантов.

Также верно и то, что коммерциализация образования вызвала ряд проблем (точнее, усугубила проблемы, возникшие ещё при СССР). А именно, расширение сектора платного высшего образования в России привело к резкому росту его доступности и распространённости, однако при этом государство заведомо не в состоянии обеспечить всех выпускников ВУЗов рабочими местами по специальности (особенно с учётом того, что качество платного образования во многих случаях оказывается крайне низким — фактически речь идёт просто о покупке дипломов и профанации образования). При этом в стране ощущается острая нехватка специалистов по рабочим специальностям: из-за дефицита квалифицированных кадров зарплаты рабочих с высокими или даже средними разрядами существенно превышают тот уровень, на который могут реально расчитывать большинство людей с дипломом ВУЗов.

Однако, во-первых, образование в СССР также не всегда было бесплатным, а во-вторых, коммерциализация образования имеет и многие положительные моменты.

[править] Платное образование при Сталине

Ностальгирующим по СССР будет полезно вспомнить про то, что в 1940—1956 гг. в СССР было введено платное образование, причём не только для студентов, но и для старшеклассников (8-10 классы). Старшеклассники платили по 150 рублей в год, а студенты — 300 рублей (а в случае Москвы, Ленинграда и столиц союзных республик — 200 и 400 рублей соответственно).[17][18] 150 рублей тогда составляли примерно половину средней месячной зарплаты, однако далеко не все хорошо зарабатывали, а семьи были в среднем гораздо более многодетными, чем сейчас, поэтому для многих это была очень значительная сумма.

Самое интересное, что введение платного образования при Сталине было нацелено на решение проблемы, весьма схожей с тем, о чём шла речь выше: нехватка рабочих. В эпоху индустриализации и подготовки к войне нужны были в первую очередь рабочие руки и люди у станка, тогда как выпускники 10-летней школы и люди с высшим образованием были нужны в существенно меньших количествах. Таким образом, введя плату за образование в старшей школе и вузах, которые ранее в 1920-х и 1930-х гг. стали крайне доступными и бесплатными, руководство страны успешно скорректировало рынок образования и труда в нужную сторону (так как обучение в профессиональных училищах осталось бесплатным, то в итоге многие пошли туда и стали рабочими).

Таким образом, советский пример показывает, во-первых, что даже при советском строе образование может быть платным, а во-вторых, что даже в условиях СССР платное образование может решать вполне достойные и важные государственные задачи.

[править] Плюсы платного образования

Значительная часть студентов на платных местах в российских ВУЗах представлена следующими категориями:

  • иностранные студенты, на которых Россия в итоге неплохо зарабатывает;
  • люди, получающие второе или первое высшее образование, которым это нужно для карьеры и которые в состоянии за это заплатить (скажем, человек становится бизнесменом, и ему нужно получить юридическое или экономическое образование);
  • люди, образование которых оплачивается частными спонсорами (например, компаниями, которым нужны новые или дополнительно подготовленные специалисты).

Разумеется, заметную часть составляют и просто люди, которые не смогли поступить на бюджетные места и решили воспользоваться возможностью учиться платно. Основной плюс платного образования для них в том, что в СССР такая возможность отсутствовала, и приходилось ждать год до нового шанса сдать экзамены, либо выбирать другую профессию. Часто можно услышать следующую критику данной ситуации: из подобных студентов-платников, которые не смогли показать достаточного уровня, чтобы учиться бесплатно, якобы никогда не выйдет хороших специалистов, и уж совсем плохо будет, если речь идёт о врачах и других профессиях, от которых зависит жизнь человека.

Однако, во-первых, далеко не всегда человек не может поступить на бесплатное отделения из-за отсутствия способностей. Часто просто конкурс слишком велик — например, слишком много проходящих вне конкурса олимпиадников/целевиков на бесплатном отделении. Или же, например, школьник делает выбор в пользу данной специальности слишком поздно, и потому не успевает достаточно подготовиться или получить хорошие баллы ЕГЭ по соответствующим предметам.

Во-вторых, далеко не все специальности столь требовательны к качеству учащихся, как врачи или лётчики. Например, многие люди хотят непременно получить художественное или актёрское образование — просто для души, чтобы писать картины для своей прихожей или играть второстепенные роли в небольших театрах. Если государство не может дать им этого бесплатно, однако они сами готовы платить за такое образование — то какой смысл ограничивать их в такой возможности? В конце концов, нужно выращивать больше людей-творцов.

В-третьих, студент-платник, «не тянущий» учебу в вузе, может быть отчислен — равно как и студент, занимающий бюджетное место. Правда, большинство российских вузов в связи с нормативно-подушевым финансированием отчисляет студентов неохотно, но это относится и к платным, и к бесплатным местам в равной мере. Более того, подобная проблема существует и в высших учебных заведениях других стран (например, США), где университеты, получая очень большие деньги за учебу от каждого студента, подстраивают уровень требований под приходящий к ним контингент.

Подводя итог: ключевой вопрос не в том, платное образование или бесплатное, коммерциализованное или нет. Главное — это качество образования и востребованность выбранной специальности на рынке труда.

[править] Подмиф: обучение детей экономической грамотности — зло

Почему-то некоторых любителей советской системы и критиков российской возмущают такие явления, как обучение детей в школе элементам экономической грамотности — то есть тому, как в общих чертах работает финансовая и банковская система, как на практике пользоваться банковскими услугами, карточками, документами и так далее. С точки зрения критиков, подобные знания превращают детей в коммерсантов и потребителей, тогда как согласно советским традициям следует непременно воспитывать творцов и космонавтов, а также разработчиков ядерного оружия и ракетного вооружения.

Подобная демагогия звучит красиво, однако в реальности шанс стать космонавтом для обыкновенного жителя современной России составляет примерно один на миллион. Разумеется, космонавты, как и разработчики оружия и ракет, нужны России, однако их нужно вполне определённое и ограниченное количество, достаточное для поддержки и развития технологий.

А вот шансов оказаться в роли потребителя, клиента банка или коммерсанта у российских детей несравнимо больше. Поэтому совершенно непонятно, зачем отказывать детям в финансовой грамотности. Отсутствие подобных знаний в советской системе образования привело к тому, что в 1990-х люди несли последние деньги в финансовые пирамиды типа МММ, а в 2000-х бездумно набирали потребительские кредиты. Впрочем, с точки зрения коммунистов, надо просто ликвидировать капитализм со всеми этими явлениями (вариант ликвидировать негативные явления, а капитализм оставить, они не рассматривают). Но, так или иначе, современная Россия, как и практически всё человечество, живёт в условиях капитализма, и было бы весьма неразумно не учитывать это в системе образования, оставляя детей неподготовленными и дезориентированными в современном мире.

[править] Миф: общество деградирует прямо на глазах, в Интернете пишут и говорят безграмотно!

Часто приходится слышать примерно следующее: посмотрите комментарии или видео в интернете — как там безграмотно пишут или говорят, какие бескультурные люди, куда катится Россия! Примерно из той же оперы рассуждения о том, что люди стали меньше читать книги, или смакования видеоопросов, в которых случайные прохожие на улицах оказываются не в состоянии ответить на элементарные вопросы школьной программы.

Подобные утверждения нередко используются в качестве «подтверждения» того, что уровень образования в обществе деградирует.

Однако все эти построения разбиваются о ряд элементарных соображений:

  • По-настоящему массовый интернет отсутствовал как явление не только в СССР, но даже в 1990-х и в начале 2000-х гг. Лишь в 2010-х гг. большинство населения России было охвачено Интернетом. Соответственно, ранее 2010-х гг. большинство людей попросту не имело возможностей в таких количествах писать и читать комментарии, и общий средний уровень стал по-настоящему виден только сейчас. Если мы чего-то раньше не видели — это не значит, что этого не было.
    • Что касается времён СССР, то там просто не с чем сравнивать, чтобы говорить о какой-то деградации. В советскую эпоху, имея дело с печатным текстом, люди как правило видели перед собой весьма приглаженный и отшлифованный текст, с которым поработал профессиональный редактор, будь то книга или газета. В том числе, особенно тщательно редактировались тексты в рубрике «Письма читателей». Опять же, людям просто негде было в большом количестве читать короткие неотредактированные тексты, написанные людьми с невысоким уровнем образования — разве что на заборе или в общественном туалете. Что касается писем, которые тогда писались сравнительно длинными и серьёзными, то не стоит питать иллюзии — обычные советские люди массово делали в письмах разнообразные орфографические и пунктуационные ошибки, количество которых зависело от уровня образования и языкового опыта человека.
    • Значительное число людей, пишущих сегодня в Интернете, — это школьники, зачастую весьма юного возраста. Странно ожидать от них идеального русского языка, когда они даже ешё не закончили школьную программу по этому предмету.
    • Также нужно учитывать, что в русскоязычном сегменте Интернета множество пользователей — это иностранцы, не слишком хорошо знающие русский язык. В том числе, это многие миллионы жителей сопредельных государств, где качество владения русским языком заметно снизилось после отрыва от России.
    • Наконец, следует учитывать, что современный ритм жизни и особенности общения в интернете диктуют свои правила — общение происходит очень быстро, приходится наскоро писать короткие тексты, в которых главное не оформление или отсутствие ошибок, а краткость, понятность и выразительность мысли. При этом описанное выше сетевое окружение — безграмотные школьники, плохо знающие язык иностранцы — довольно негативно влияет даже на более опытных и образованных носителей языка, стимулируя их писать проще, не обращать внимания на ошибки, чаще употреблять сленг и различные вульгаризмы. Однако совершенно очевидно, что дело тут не в ухудшении системы образования, а в развитии коммуникационных технологий.
  • Практически все те же соображения касаются и видео. Не стоит поражаться очевидному факту, что говорить чисто и красиво, озвучивая при этом достаточно сложные и серьёзные тексты, умеют лишь сравнительно немногие люди, да и то, как правило, лишь после определённой практики и подготовки. Увы, не только лишь все могут говорить по высоким стандартам дикторов с советского ТВ, мало кто может это делать. Тем более, что в советской школе не преподавали риторику, да и в целом с обучением коммуникативным навыкам в советской и постсоветской школе дела обстояли неважно.
    • Что касается содержания многих современных популярных видео на YouTube, то опять же совершенно не обязательно видеть в них признаки деградации общества или, тем более системы образования. Да, многие блогеры, ориентирующиеся на подростковую аудиторию, снимают видео, не блещущие ни культурой, ни уровнем интеллекта. Однако если сравнить эти видео с культурным уровнем советской дворовой шпаны, то ещё не известно, в чью пользу будет это сравнение. Ключевое отличие тут в том, что благодаря современным технологиям подростки могут собрать себе гораздо бóльшую аудиторию. Другой пример: многие политические видеоблогеры демонстрируют в своих видео уровень полёта мысли, не слишком отличающийся от разговоров на советских кухнях — опять же, ключевое отличие состоит в размере аудитории.
    • Что касается видеоопросов и прочих видео, на которых молодые люди демонстрируют незнание школьной программы, то если даже принимать такие опросы на веру и не считать их срежиссированными и отредактированными, то не стоит из-за таких опросов чрезмерно расстраиваться или приходить в возмущение. Очевидный факт состоит в том, что большинство людей твёрдо знают и помнят только те вещи, которые им реально необходимы в жизни, в быту и на работе, в связи с их увлечениями. Большинство прочих знаний со временем забываются, и зачастую это происходит невероятно быстро. К сожалению, именно такова судьба большинства знаний, вкладываемых в головы детей в рамках школьной программы. Из невостребованных на практике знаний в головах у людей остаются лишь немногие особенно яркие, и в итоге часто приобретающие статус культурных мемов. Однако в условиях современного крайне насыщенного информацией общества мемы жёстко конкурируют друг с другом, и одни мемы могут легко вытеснять другие.

Таким образом, дело не в деградации общества или образовательной системы, а в том, что благодаря Интернету ранее скрытые явления — реальный уровень образования и культуры людей, их реальные интересы и реальные предпочтения — стали явными (во всяком случае более явными, чем раньше). При этом разумеется, Интернет весьма серьёзно способствует распространению различных негативных явлений, однако он точно так же способствует и распространению многих положительных вещей.

Гораздо более обоснована критика российской системы образования в том плане, что она недостаточно учитывает новую технологическую и информационную реальность. Однако критика подобного рода противоречит ретроградскому просоветскому дискурсу.

[править] Подмиф: россияне перестали читать книги

В действительности, Россия по-прежнему остаётся одной из самых «книжных» и самых читающих стран мира:

  • Россия занимает четвёртое место в мире по числу выпускаемых за год наименований книг (120 512 наименований, 2013 год). [19]
  • По данным опроса исследовательской компании GfK, в 2017 году Россия заняла второе место в перечне самых читающих стран (исследовались 17 крупных стран). 59 % россиян заявили, что читают ежедневно или хотя бы раз в неделю, Россию обошёл лишь Китай с показателем 70 % (при этом доля читающих людей а России растёт — в 2010 году таковых было 47,3 %).[20]

Современные средства коммуникации оказали на чтение книг двоякое влияние: с одной стороны, появилось множество новых форматов времяпровождения и получения информации — видео, компьютерные игры, короткие новостные статьи, посты в блогах — всё это в определённой мере отобрало аудиторию у книг.

С другой стороны, благодаря современной технике и Интернету стало исключительно просто искать нужные книги, обмениваться ими, скачивать их или читать онлайн. Поэтому наблюдаемый упадок бумажного книгопечатания отнюдь не означает, что люди стали меньше читать.

[править] Миф: всё развалится, ведь дети не знают того, что знали отцы!

Проблема взаимопонимания поколений отнюдь не нова. Ей посвящено немало литературных и философских произведений. Применительно к проблеме «деградации образования» данная проблема выглядит так, что молодое поколение не умеет делать многих вещей, которыми в совершенстве владели их отцы и деды.

Действительно, многие работодатели сталкиваются с тем, что среди молодежи сегодня не практически найти квалифицированного токаря или сварщика, водители не могут сами обслуживать автомобили, молодые инженеры не умеют делать казалось бы простых расчётов, а молодые пилоты не проложат курс самолета по бумажной карте и навигационной линейке. Вот и слышится в курилках ворчание дедушек-токарей и дедушек-инженеров, а в транспортных форумах комментарии от дедушек-пилотов: дескать «молодежь то не та пошла…, а если так пойдет дальше, то как мы вообще жить будем…». А действительно: как? Чтобы ответить на этот вопрос давайте мысленно вернёмся на 50-60 лет назад и представим себе, что говорили тогда тем же самым дедушкам. Вполне возможно, что будущему токарю-«золотые руки» его дед-крестьянин говорил: «Эх, куда мы катимся, молодёжь та не та пошла! Чему сейчас учат. Какие-то синуса-косинуса знаешь, а лошадь запрячь не можешь! Вот мы умрём и как ездить-то будете». Дедушка-пилот, ностальгирующий по навигационной линейке, может вспомнить, как его отец, лётчик-фронтовик говорил: «Чему вас там в этом лётном училище учат. Какие-то карты, линейки, автопилоты. Мы вон в темноте только по компасу на бомбежки на фронте летали». А дедушка-инженер, наверное вспомнит, как учась на третьем курсе и делая аналитический расчёт редуктора по новому тогда учебнику Чернавского слушал возмущения своего отца: «Чему вас там в институте учат, вон мы все расчёты графически с помощью циркуля и линейки делали и работают же машины». Прошло 50 лет. За это время наш токарь ни разу ни съездил на лошади. Зачем ему это. Ведь автобусы же ходят. Наш пилот побывал чуть ли не во всех частях света, тогда как его отец-фронтовик дальше пары сотен километров не летал. Инженер, пользуясь аналитическими методами расчётов, создал машины в разы производительнее, надёжнее и легче, чем его отец создавал графоаналитическими методами.

То же самое и сейчас. Рядом с цехом, где на станке 1К62 виртуозно точит простые детальки ворчливый дедушка, в соседнем помещении на современном обрабатывающем центре с числовым программным управлением работает его внук, не знающий тонкости приёмов точения и не умеющий заправлять резец. Это ему просто не нужно. Зато ему нужны знания, которыми не обладал дед: в области компьютерной техники и 3D моделирования, которые позволяют ему разработать оптимальную программу для сложного станка и выпускать сотни сложнейших высокоточных деталей.

Дедушка-пилот летит пассажиром на курорт в кресле самолета Сухой СуперДжет-100 и вспоминает, как 40 лет назад они экипажем в 6 человек вели по этому же маршруту Ту-134. Он и его второй пилот непрерывно и виртуозно парировали штурвалом колебания самолета, штурман не отрываясь счислял курс и наносил его на карту, бортинженер непрерывно переключал сотни тумблеров систем самолета, а радист непрерывно сквозь треск помех связывался с землей. Но теперь самолет ведут всего два молодых пилота. Штурман им не нужен — современные навигационные системы решают эту задачу в разы лучше. Бортинженер тоже не нужен — управление системами самолета теперь автоматизировано. Да и радист ушел в прошлое: цифровая рация передает голос диспетчера так, будто он сидит рядом. Им не нужен даже штурвал! Все аэродинамические системы на современных лайнерах управляются только компьютером-автопилотом, так как это эффективно и безопасно. Ручка управления в руке пилота это всего лишь один из способов ввода корректив в полетное задание автопилоту. Зато этим молодым ребятам приходится в совершенстве владеть английским языком, знать устройство этого «цифрового самолета» и разбираться в многоуровневых системах интерфейсов бортовых компьютеров. Всего этого дедушка-пилот делать не умел.

Аналитические методы инженерных расчетов уступили место численным, которые позволяют решать задачи без допущений и упрощений, автоматически находить оптимальные варианты, страхуя инженера от ошибок. Но для того, чтобы этим воспользоваться, молодому инженеру нужно уметь то, о чём даже не догадывались их отцы: построить цифровую трехмерную модель будущей машины, грамотно описать свойства материалов, соединений, покрытий. Причем молодой инженер может вообще не уметь чертить чертежи. Современная техника, например самолет Сухой СуперДжет-100 или автомобиль Лада-Гранта разработаны совсем без чертежей, только на основе 3D-моделей.

А теперь мысленно перенеситесь на 50 лет вперед. Отставной пилот СуперДжета будет удивляться тому как его сын «не вставая с дивана» с помощью голографических очков и тактильно-голосовых команд оперативно оказывает в сложных ситуациях поддержку сотням беспилотных пассажирских лайнеров. Престарелый токарь-оператор обрабатывающего центра, на котором все ещё выполняют простые заказы, будет ходить на работу мимо полностью автоматического безлюдного машиностроительного цеха, а продвинутый в 3D-технологиях инженер будет с удивлением наблюдать как его сын, ничего не смыслящий в 3D моделях, тем не менее успешно проектирует новую машину просто грамотно формулируя компьютеру требования к ней. :-)

Таким образом, в условиях быстрого прогресса детям попросту не нужно знать и уметь многое из того, что умели их родители, а тем более деды. Зато нужно осваивать принципиально новые знания и навыки.

[править] Мифы о советском образовании

[править] Миф: советская система образования была идеальной

Основная статья: Плюсы и минусы советского образования

Данный миф активно тиражируется коммунистами и просто яро ностальгирующими по СССР людьми. В действительности, советское образование было сравнительно сильным в области естественных наук, математики и инженерии, а также спорта. Однако в большинстве других сфер оно было сравнительно слабым, как по сравнению с западными аналогами той эпохи, так и по сравнению с современным образованием:

  • История, экономика, философия и другие гуманитарные дисциплины в СССР были крайне идеологизированы, их преподавание было основано на глубоко устаревшей марксистской парадигме образца XIX века, при этом новейшие иностранные достижения в этих областях в значительной мере игнорировались — или же подавались исключительно в негативном ключе, как «буржуазная наука». В целом, у учащихся советских школ и ВУЗов формировалась довольно-таки упрощённая и искажённая гуманитарная картина мира.
  • Иностранные языки в советской школе преподавались в среднем на весьма невысоком уровне. В отличие от западных стран, в СССР практически не было возможностей приглашать учителей-носителей языка, одновременно был затруднён доступ к иностранной литературе, фильмам и песням на языке оригинала. Почти не осуществлялся обмен студентами, позволяющий серьёзно поднять уровень владения языком во время проживания за границей.
  • В художественном образовании, в архитектуре и дизайне в позднем СССР сложилась довольно-таки печальная ситуация, что отчётливо видно по ухудшению архитектурного облика советских городов в 1960-е — 1980-е гг., а также по массовому стремлению советских граждан покупать зарубежные вещи — качественно и красиво сделанные.

Если же кому-то покажется, что все эти гуманитарные направления не являются важными, то стоит отметить, что именно из-за недооценки, из-за недостаточного или неправильного развития этих направлений Советский Союз в итоге так легко развалился.

[править] Миф: проблемы в системе образования начались в эпоху перестройки и развала СССР

В реальности, определённые проблемы в советской системе образования были всегда, а те основные кризисные явления, с которыми пришлось иметь дело современной России, начали нарастать ещё в позднем СССР и были заметны уже в 1970-е и 1980-е гг.

До 1960-х гг. перед советским образованием стояла ключевая задача: обучить как можно больше рабочих, инженеров и учёных, чтобы обеспечить потребности страны в специалистах и рабочей силе во время быстрой идустриализации, а также чтобы восполнить колоссальные потери образованных людей и квалифицированных работников, вызванные гражданской войной, белой эмиграцией, Великой Отечественной Войной. Более того, рабочих и специалистов требовалось готовить с большим запасом на случай новой войны и новых человеческих потерь (точно так же в СССР строились дублирующие предприятия и производственные площадки на случай войны). В тогдашних условиях серьёзной нехватки кадров любых выпускников ВУЗов и профтехучилищ очень быстро «отрывали с руками», устраивая на работу на различных великих стройках, новых заводах, конструкторских бюро. Очень многим везло, и они попадали на интересную и важную работу, могли сделать хорошую карьеру. При этом качество образования не было критически важно: востребованы были все, и доучиваться зачастую приходилось прямо на работе.

Примерно в 1960-х гг. ситуация изменилась. Темпы урбанизации и промышленный рост в стране резко снизились, промышленность и наука успели насытиться кадрами, а их перепроизводство в условиях длительного мирного периода потеряло смысл. При этом число ПТУ, ВУЗов и студентов к тому времени успело резко вырасти, но если раньше они были сверхвостребованными, то теперь государство уже не могло обеспечить всех столь же привлекательными рабочими местами, что и раньше. Новые отрасли создавались в недостаточном количестве, в старых ключевые позиции были прочно заняты, и старики брежневских времён отнюдь не торопились уступать свои места молодёжи.

Собственно, именно тогда, в последние десятилетия СССР, начали нарастать проблемы в образовании, которые можно суммировать примерно следующим образом:

  • Резкое увеличение контингента ВУЗов и ПТУ, повлёкшее падение среднего уровня учащихся и падение возможностей государства обеспечить всех хорошими рабочими местами (очевидным решением было бы развитие сферы обслуживания, разрешение предпринимательства с целью создания новых рабочих мест, развитие возможностей самозанятости — но в силу своей специфики советское государство не могло или не хотело пойти на такие шаги).
  • Падение социальной роли учителя и преподавателя, снижение зарплат в сфере образования в позднем СССР (если в 1940 г. зарплата в советской системе образования составляла 97 % среднего показателя по промышленности, то в 1960 г. — 79 %, а в 1985 г. — всего 63 %).[21][22]
  • Нарастание отставания от Запада по ряду дисциплин, вызванное закрытостью границ и идеологическим вмешательством государства в науку.

Эти проблемы достались в наследство современной России, частично были решены, частично усугубились.

[править] Миф: советское образование лучше справлялось с воспитанием человека

С точки зрения ностальгирующих по СССР, советское образование воспитывало Человека и Творца, а современное российское воспитывает мещан, потребителей и коммерсантов (при этом не совсем понятно, почему последним отказано в праве быть одновременно людьми и творцами).

Но так уж ли хорошо в СССР воспитывали людей?

  • Советское образование воспитало целые поколения алкоголиков — с 1960-х по 1980-е гг. потребление алкоголя в стране выросло более чем в три раза, в результате чего с 1964 г. в РСФСР прекратила расти продолжительность жизни у мужчин (в отличие от западных стран), резко выросла алкогольная смертность и алкогольная преступность.
  • Советское образование воспитало общество, которое с конца 1960-х гг. прекратило воспроизводить себя — число детей на женщину упало до менее 2.1, в результате чего численность последующих поколений стала меньше, чем у предыдущих. При этом число абортов в СССР превышало число рождённых детей и исчислялось цифрами порядка 4-5 млн в год.[23] Число разводов в СССР также было колоссальным, и остаётся таковым в России до сих пор.
  • Советское образование воспитало поколение людей, которые разрушили СССР и сравнительно легко отказались от многого из того, чему их раньше учили.
  • Советское образование воспитало людей, массово пополнявших ряды организованной преступности в 1980-е и 1990-е гг. (а во многом, и ранее).
  • Советское образование воспитало людей, которые легко поверили множеству шарлатанов времён перестройки и «лихих 1990-х»: вступали в религиозные секты и неофашистские организации, несли последние деньги в финансовые пирамиды, с упоением читали и слушали различных фриков-лжеучёных и т. д.

Всё это указывает на то, что с воспитанием человека в СССР, мягко говоря, далеко не всё было идеально.

Конечно, дело тут не только в системе образования, но и в иных аспектах общественной ситуации. Однако советское образование не смогло эту ситуацию переломить и во многом способствовало её формированию по слудующим причинам:

  • недостаточно воспитывалось критическое мышление;
  • недостаточно поощрялась инициатива;
  • активно пестовался патернализм и чрезмерная опора на авторитеты;
  • отсутствовало адекватное воспитание в области семьи и брака;
  • идеологические рамки сужали взгляд на мир;
  • многие негативные общественные явления замалчивались, вместо того, чтобы их изучать и с ними бороться.

[править] Миф: капитализм — главная причина проблем в образовании

С точки зрения коммунистически настроенных критиков, главная причина проблем в образовании — это капитализм. Речь идёт не только о коммерциализации образования и об общем подходе к воспитанию человека, но и вообще о капиталистическом устройстве общества и экономики, которое якобы находятся в глубоком кризисе, а кризис в образовании — это лишь одно из проявлений этого.

Капиталистический кризис общества и образования может мыслится как общемировой либо прежде всего как внутрироссийский — якобы, окружённая врагами и разорённая капиталистами Россия более не может позволить себе капитализм и капиталистическое образование.

С точки зрения марксистов, основные виды кризиса, связанные с капитализмом — это кризис перепроизводства и кризис, связанный с нехваткой ресурсов. Первый вызван чрезмерным производством товаров, которые потребители не могут или не хотят потребить, а второй — нехваткой ресурсов для производства и поддержки достигнутого уровня жизни в постоянно разрастающейся капиталистической экономике (к ресурсам относится в том числе земля и рабочая сила). Оба вида кризисов вынуждают капиталистов снижать потребление у населения страны и одновременно начинать войны — за новые рынки сбыта или за новые ресурсы. Сейчас Запад находится в состоянии двойного кризиса, и потому Россия в опасности — отчасти из-за того, что её ресурсами хотят поживиться, а отчасти из-за того, что она сама приняла капитализм вместо социализма.

Мировой кризис действительно имеет место быть, однако все эти построения, связывающие его с противопоставлением капитализма и социализма, равно как и с проблемами образования, довольно шаткие и сомнительные.

Во-первых, кризисы перепроизводства и нехватки ресурсов имеют место быть и при социализме — например, то же самое перепроизводство рабочих и инженеров в позднем СССР, или кризис нехватки хороших учителей по иностранным языкам (более известные примеры — перепроизводство танков и детской обуви в позднем СССР).

Во-вторых, в текущем мировом кризисе Россия имеет очень высокие шансы устоять, как благодаря советскому военному наследию (сильная армия и ВПК), так и благодаря царскому наследию в виде огромной территории с богатыми ресурсами.

В-третьих, выход из кризиса не обязательно связан с войной — освоить новые ресурсы или создать новые рынки сбыта может помочь развитие технологий. И здесь есть неплохие шансы как у Запада, так и у России.

Также стоит вспомнить об очевидном факте: западная система образования (ответвлением которой является российская, а за ней и советская системы) была созданы именно в условиях капитализма в эпоху Нового времени. Что касается советской системы, то она является прямым продолжением системы образования в поздней Российской Империи, которая создавалась в условиях капитализма. При этом, хотя система образования охватывала к 1917 году лишь часть общества, но она быстро росла в масштабах, и уже в середине XIX века в России было отличное по мировым меркам высшее и инженерное образование, а в начале 1910-х гг. Россия стала европейским лидером по числу выпускников-инженеров.[24][25]

Таким образом, противопоставлять капитализм и качественное образование нет оснований. Что касается попыток объяснить деградацию образования не просто капитализмом, а капитализмом в стадии кризиса, то, как уже было сказано, кризисы происходят и в условиях социализма.

[править] Миф: российское образование кардинально изменилось по сравнению с советским

С точки зрения критиков, реформы образования невероятно сильно изменили образовательную систему в России и привели к её деградации, и лишь немногие последние остатки советского образования пока ещё выживают и держат всё на плаву.

Но так уж ли далеко современное российское образование ушло от советского? Вообще-то, по большей части советское образование в России сохранилась:

  • В России действует всё та же классно-урочная система, что и в СССР (исходно позаимствованная у немецких школ XVIII—XIX вв).
  • Сохраняется специализация школ.
  • Сохраняется разделение образование на начальное, полное и неполное среднее, среднее специальное и высшее образование (при этом высшее образование было в значительной мере переведено с 5-летнего обучения на систему бакалавриат + магистратура — 4 + 2 года, но по большому счёту это мало что изменило).
  • Преподаются практически все те же самые предметы, добавилось лишь несколько новых (при этом по некоторым гуманитарным предметам были сильно изменены программы — но, как правило, в лучшую сторону).
  • Сохраняются сильные традиции в преподавании математики и естественных наук (по сравнению с большинством других стран).
  • Сохранилась в целом та же система оценок и та же система работы учителей, хотя заметно выросла отчётность и бюрократия (введённая для улучшения контроля и мониторинга, однако во многом оказавшаяся ненужной и и обременительной, за что справедливо критикуется).
  • Сохранилась и даже увеличилась доступность образования, и хотя около трети студентов теперь являются платниками, а также платной стала значительная часть внешкольного образования. Однако ничего нового по сравнению с советской эпохой в этом нет: платное образование для студентов и старшеклассников действовало в СССР в 1940—1956 гг.
  • Большинство зданий школ остались прежними (а проведённый ремонт их явно не ухудшил).
  • Большинство нынешних российских учителей были подготовлены ещё в СССР либо в 1990-е годы, до реформ в образовании.
  • Был введён ЕГЭ, что является наиболее заметным отличием российской системы от советской, однако стоит ещё раз подчеркнуть, что это не какой-то метод обучения, а просто более объективный метод проверки знаний.

Разумеется, в России в заметном количестве появились различные экспериментальные школы, в которых организация и методика преподавания в существенно бо́льшей степени отличаются от советских образцов. Однако в большинстве случаев мы имеем дело со слегка модифицированными и модернизированными школами советского образца. То же самое верно и для ВУЗов, если исключить откровенно профанационные «дипломостроительные» заведения (которые с 2012 года начали активно закрывать).

Таким образом, современное российское образование продолжает в основном следовать советским образцам, и те люди, которые ругают российское образование, по сути ругают советскую систему и результаты её работы.

[править] Миф: возвращение к советской системе образования решит все проблемы

Во-первых, как показано выше, в советском образовании было множество проблем и слабых мест.

Во-вторых, как показано выше, российское образование в целом не так уж далеко ушло от советского.

В-третьих, ключевые современные проблемы российского образования начались ещё в СССР, и там не было найдено решений для этих проблем.

В-четвёртых, ряд современных проблем связан с развитием информационных технологий, которые в СССР на таком уровне попросту отсутствовали, и советский опыт тут ничем не поможет.

В-пятых, если говорить о наиболее успешном периоде работы советского образования (1920-е — 1950-е гг.), то с тех пор общество серьёзно изменилось, и в наше время приходится решать во многом иные задачи. В любом случае, воспроизвести те социально-демографические условия, в которых стали возможны советские успехи, теперь невозможно.

В-шестых, реформы образования действительно несут в себе определённый риск, однако консервация ситуации и отказ от реформ — это заведомый путь к поражению. Проблемы есть, и их надо решать.

Наконец, объективные данные показывают, что проблемы современного российского образования во многом преувеличены и, с разной степенью успеха, постепенно решаются.

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Весьма хорошие результаты продолжают показывать российские школьники на международных олимпиадах (примеры: физика, математика, лингвистика, биология), хотя в 2010-е гг. Россия оказалась оттеснена с первых мест Китаем, в котором выборка талантливых детей на порядок больше из-за величины населения.
  2. В 2014 году в состав России вошли Крым и Севастополь, для которых ЕГЭ станет обязательной формой аттестации с 2018 года.[1]
  3. Huffington Post: Countries With The MOST College Graduates, 2010