Расстрел в «Останкино»

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
Петуховы, отец и его дочь, убитая в спину спецназом в нескольких метрах от здания телецентра[1].
«Блаженны те, кто, описав свой круг,
Уйдут из жизни, не дождавшись срока…»
Одно из последних стихотворений Наташи Петуховой.

Расстрел в «Останкино» — массовое убийство демонстрантов 3 октября 1993 года у телецентра «Останкино» во время вооружённого противостояния между сторонниками Верховного Совета РФ (тогдашнего парламента) и силами, подконтрольными Президенту РФ Борису Ельцину. Конфликт был связан с длительным политическим кризисом, вызванным планами принятия новой Конституции, усиливающей президентские полномочия по сравнению с парламентскими. Ельцин предпринял попытку разрешить данный кризис указом о роспуске Верховного Совета. По мнению противников Ельцина и некоторых независимых наблюдателей, его действия были равнозначны государственному перевороту.[2]

3-4 октября в районе телецентра «Останкино» были убиты либо впоследствии скончались от полученных ран не менее 46 человек. Телесные повреждения у телецентра получили не менее 124 человек.[3][4][5]

Поход демонстрантов в Останкино стал отчасти результатом призывов вице-президента Александра Руцкого и генерала Альберта Макашова, являвшихся тогда лидерами оппозиции Ельцину в Верховном Совете, но в значительной мере был стихийным.

Свой вклад в расстрел демонстрантов, иностранных телерепортёров и сотрудников «Останкино» внесли и спецотряд «Витязь»,[6] и стрелки МВД[7]. Расстрел продолжался несколько часов из зданий телецентра и бронетранспортёрами. Вынести раненых было невозможно, поскольку людей, пытавшихся это сделать, убивали.[5] Непосредственное руководство акцией осуществляли два человека: генерал-майор милиции Павел Васильевич Голубец и командир «Витязя» подполковник Сергей Иванович Лысюк, удостоенный за это звания Героя Российской Федерации.

Эта бойня стала первым массовым убийством 1993 года в Москве. Хронология событий 3 октября 1993 года подробно и документировано изложена в книге историка А. В. Островского[8] и в докладе комиссии Государственной Думы 1999 года.[4]

Содержание

[править] Предыстория

К сентябрю 1993 года между Президентом России Борисом Ельциным и Верховным Советом, Съездом народных депутатов и вице-президентом Александром Руцким возникло противостояние, которое не позволяло Ельцину и его окружению продолжать реформы, уже повлёкшие негативные последствия для страны. Стремясь сломить оппозицию и установить режим личной власти, Ельцин издал Указ № 1400 о роспуске Верховного Совета. Конституционный суд России пришёл к заключению, что тем самым Президент нарушил Конституцию России и это нарушение являлось «основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности».[9] Частью депутатов Верховного Совета заключение КС было воспринято так, что после подписания Указа № 1400, в соответствии со статьёй 121-6 действовавшей Конституции Российской Федерации, президентские полномочия Ельцина Б. Н. прекратились немедленно, а значит, исполнение полномочий Президента Российской Федерации перешло де-юре к вице-президенту Российской Федерации Руцкому А. В. Однако среди судей Конституционного Суда не было единства по поводу данного решения, и некоторые из них заявили о многочисленных процедурных нарушениях, вплоть до того, что КС вообще не имел права выносить подобное решение, а прекращение полномочий Президента должен был определять Верховный Совет, а не КС.[9]

Указ привёл к жёсткому конфликту между ветвями власти, в ходе которого Верховный Совет был блокирован лояльными Ельцину вооружёнными формированиями. Руководство Верховного Совета и значительная часть депутатов отказывались покинуть здание. Ельцин отказывался идти на компромиссы. К началу октября ситуация стала тупиковой.

[править] Политический расклад

В 1993 году в России сложился своеобразный политический расклад. В бывшей коммунистической номенклатуре Президент Борис Ельцин и вице-премьер Егор Гайдар стояли гораздо выше Руцкого и Хасбулатова. Более того, Ельцин выражал интересы значительной части бывшей хозяйственной советской номенклатуры, которая получила возможность приватизировать госсобственность[10]. Коммунистическая номенклатура в силовых структурах также оставалась на своих местах, но была озабочена исключительно самосохранением и карьерой, а не идеологией. Компартия Зюганова[11] и «правые националисты» Жириновского[12], не желая рисковать, устранились от конфликта в целях партийного самосохранения. Указ 1400 сам по себе не угрожал существованию этих партий, а Зюганов и Жириновский тогда не могли быть конкурентами Ельцина.

Поэтому руководство Верховного Совета в борьбе за власть могло опираться только на обездоленную, наиболее пострадавшую от гайдаровских реформ часть населения, идеологически объединённую исключительно ненавистью к либеральным реформаторам и жаждой справедливости. Эта часть народа была представлена маргинальными партиями и никак не была представлена в структурах исполнительной власти. Таким образом, события 3 — 4 октября 1993 года вполне можно назвать стихийным, изначально обречённым «народным восстанием». Тем не менее ельцинская пропаганда упорно клеймила бунтовщиков как «красно-коричневых», «коммуняк», «коммуно-фашистов» и просто фашистов, тем самым с одной стороны указывая на главный предмет своей ненависти, а с другой подтверждая справедливость и универсальность закона Годвина.

С 3-го октября, во время и после показательного разгрома «фашистов», пропаганда стала напоминать психоз. Бывшая советская, но теперь демократическая интеллигенция с пеной у рта клеймила «врагов» и защищала главного зачинщика бойни. Среди немногочисленных исключений можно отметить трезвые оценки телеведущего Владимира Ворошилова и актёра Леонида Ярмольника.[13] В остальном картина была удручающая. 42 писателя и почти вся «прогрессивная» и «цивилизованная» общественность требовали во внесудебном порядке запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений» и все оппозиционные Ельцину СМИ.[14]

[править] Реализация указа № 1400

Первый заместитель Председателя Совета Министров — Правительства Российской Федерации Гайдар Е. Т. провёл совещание с членами Правительства Шумейко В. Ф., Шахраем С. А., Чубайсом А. Б., Козыревым А. В. и Яровым Ю. Ф., на котором был разработан план первоочередных действий по реализации Указа № 1400, включавший перекрытие канала прямого выхода Верховного Совета Российской Федерации в телеэфир, установление блокады Дома Советов и жёсткое подавление любых проявлений неповиновения в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации. План был в целом одобрен Председателем Совета Министров — Правительства Российской Федерации Черномырдиным В. С.

В это же время Административный совет Всероссийской государственной телерадиовещательной компании (в дальнейшем — ВГТРК) по инициативе Генерального директора Компании Лысенко А. Г. принял заявление о безоговорочной поддержке действий Ельцина.

[править] Митинг и прорыв блокады

3 октября на Октябрьской площади должен был пройти разрешённый властями митинг. Организаторы митинга не планировали никаких других действий, однако Виктор Анпилов и его сторонники намеревались совершить марш на Дом Советов. Непосредственно перед митингом Руцкой беседовал с представителями Анпилова и на основании сведений о предполагаемой провокации предлагал митинг вообще отменить, что было невозможно.[4]

Ещё до начала митинга начались стычки собиравшихся демонстрантов и милиции, в том числе по инициативе милиционеров. В момент начала поступило сообщение, что митинг запрещён. Это привело к нарастанию взаимного насилия и ожесточения демонстрантов. Сначала анпиловцы, а потом и остальные демонстранты атаковали милицейский кордон, блокирующий Дом Советов. Милиция была обращена в паническое бегство. Когда демонстранты проходили мимо мэрии, милиция открыла по ним огонь. Не менее семи демонстрантов были ранены, а два сотрудника милиции убиты.[4] По мнению комиссии Госдумы, милиционеры были убиты в результате «дружественного огня». Однако офицер милиции был убит одиночным выстрелом в голову сверху вниз, что в светлое время суток больше похоже на хладнокровный выстрел снайпера, отлично видевшего, в кого он стрелял. Стрельба по демонстрантам спровоцировала последующий штурм и захват мэрии. А это было достаточным поводом для подписания, очевидно, уже готового Указа № 1575.

[править] Призывы к штурму и поход на Останкино

В состоянии эйфории после «победы» над милицией, около 16 часов Руцкой стал призывать людей к штурму мэрии и телецентра «Останкино», а Руслан Хасбулатов призывал штурмовать даже Кремль[15]. Лояльные Верховному Совету вооружённые формирования были ничтожны по численности и непрофессиональны. Сторонников Верховного Совета в столице было относительно немного, даже при нарастающем негативном отношении к Ельцину большинство людей не хотело поддерживать ни Руцкого, ни Хасбулатова. Поэтому призывы Руцкого к силовым действиям носили явно неадекватный и провокационный характер. Сразу после митингового выступления Руцкой отверг идею штурма и отправил демонстрантов «требовать прямого эфира». Многочисленную колонну безоружных людей сопровождали 16 членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, имевших при себе оружие и подчинявшихся А. М. Макашову.[16] Впоследствии Руцкой утверждал, что просто не мог удержать толпу.

Из окон автобусов, ехавших к Останкино торчали красные и монархические знамёна.[17] Следуя логике навешивания ярлыков и при наличии хотя бы минимальной порядочности, 42[14] писателя должны были бы назвать этих людей «белокрасногвардейцами», а не «красными фашистами». С учётом присутствия там анархистов, их можно было назвать «красно-бело-чёрными». А по завершении расстрела список жертв включал и сторонников Ельцина, подошедших по призыву Гайдара, то есть весь политический спектр России. Передовые писатели выразили по поводу столь решительных действий «юной демократии» «радостное удивление».[14]

[править] Причины стихийного движения на Останкино

После прорыва блокады Белого дома среди руководства Верховного Совета не было единства относительно дальнейших действий. Руцкой впоследствии писал, что поход на Останкино был ошибкой, и людей надо было оставить для обороны Белого дома. Но после прорыва к Дому Советов толпа скандировала «Останкино!».

То, что наиболее активные сторонники Верховного Совета и противники Ельцина направились именно к телецентру, обусловлено тем, что центральное телевидение и основные СМИ контролировались сторонниками Ельцина. Крайне одностороннее освещение событий и агрессивная ельцинская пропаганда вызывали у многих людей отвращение и возмущение.[18][19] Помимо организованной колонны на автотранспорте, к Останкино самостоятельно двигались стихийные пешие группы, которые стали подходить к телецентру уже в разгар стрельбы.

[править] Указ № 1575

Перестрелка у мэрии вместе с последующим её захватом дала Ельцину повод для начала активных силовых действий. С 16 часов вступил в силу ельцинский указ № 1575[20] об объявлении чрезвычайного положения. Этот указ снимал с военнослужащих уголовную ответственность за убийство гражданских лиц во время боестолкновений. В п. 3 указа РФ отказывалась от обязательств выполнять некоторые положения Международного пакта о гражданских и политических правах согласно п. 1 ст. 4 этого пакта.[21]

[править] Реализация указа № 1575

А. С. Куликов в 16:05 отдал отряду «Витязь» приказ по радио «выдвинуться для усиления охраны Останкинского комплекса». Примечательно, что незадолго до событий отряд «Витязь» посетил сам Президент России Ельцин и провёл смотр[6]. В дальнейшем к Останкино длительное время подтягивались разнообразные подразделения и бронетехника. Свидетели-журналисты (в том числе из газет проельцинской ориентации: «Известий», «Комсомольской правды») рассказывали впоследствии, что эта бронетехника внутренних войск вела беспорядочный огонь как по демонстрантам, так и по зданиям телецентра и окрестным домам.

В столкновениях у «Останкино» погиб один боец проельцинской стороны (Н. Ю. Ситников), несколько десятков безоружных демонстрантов, два сотрудника «Останкино» и три журналиста, в том числе два иностранных (согласно выводам следствия, все сотрудники «Останкино» и журналисты были убиты подчиненными А. С. Куликова).[22][3]

[править] Соотношение сил и тактика «защитников» «Останкино»

В 19:00 здания телецентра охраняли около 480 проельцинских сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, включая элитный отряд спецназа «Витязь» и ОМОН. Они были вооружены 320 автоматами, пулемётами и снайперскими винтовками, 130 пистолетами, 12 гранатомётами, в том числе — одним ручным противотанковым гранатомётом РПГ-7. К стрелковому оружию имелось достаточное количество боеприпасов. По периметру телецентр охраняли 6 БТР с крупнокалиберными пулемётами, из которых впоследствии было убито немало демонстрантов и случайных людей.[23]

На стороне Верховного Совета было от 16 до 18 автоматчиков Макашова. У демонстрантов имелся один РПГ-7, которым они не умели пользоваться.

В течение двух часов после начала демонстрации руководство телевидения, военных и милиции уклонялись от переговоров о выполнении законного требования предоставить представителям Верховного Совета РФ права выхода в «прямой эфир».[4]

[править] «Штурм» Останкино

[править] Действия группы Макашова

После длительных и безуспешных попыток вступить в переговоры с руководством телевидения, группа Макашова с помощью грузовика частично выбила дверь в АСК-3. Макашов сделал несколько шагов внутрь и очередной раз начал призывать спецназ сдаться, но ушёл, когда убедился, что он под лазерным прицелом и переговоры невозможны. Этот пролом и его угрозы и призывы были бессмысленной провокацией.

Перевес проельцинских вооружённых формирований был подавляющим. Макашов знал это и как профессионал, и просто потому, что защитники Верховного Совета двигались к «Останкино» параллельно с бойцами «Витязя» и колонны видели друг друга.[3]. Многие защитники Верховного Совета верили лживым слухам[24], что «армия переходит на сторону народа»[25], но мог ли в это верить боевой генерал? Даже после гипотетического захвата студии выход в эфир был невозможен в силу отсутствия контроля над Останкинской телебашней. Специалисты изначально предупреждали об этом руководителей похода на «Останкино»[26]

Группа из 16 бойцов Макашова могла быть уничтожена почти мгновенно, но в тот момент, который можно было бы назвать «штурмом» спецназ не предпринимал никаких действий, хотя стрельба по колёсам и радиатору автомобиля могла бы остановить взлом дверей и согласно уставу была не только правомерна, но и необходима.

Но в этом не было смысла. Вскоре митинг должен был значительно увеличиться вследствие подхода основной колонны, и было ясно, что после стрельбы только по радиатору и колёсам люди не разойдутся, а скорее потребуют оружия. Принципиальный отказ вести переговоры со стороны «защитников» Останкино предполагал более решительный ответ демонстрантам, что вскоре и было сделано. Нужен был предлог, но действия «штурмовиков» назвать штурмом было никак невозможно и на стрельбу по людям «защитники» пока не решались.

[править] Действия безоружных демонстрантов

После начала массового расстрела наиболее решительные безоружные демонстранты стали сливать из грузовиков бензин в бутылки и пытались поджечь угол здания АСК-3[3], чтобы «отогнать стрелков внутрь». Некоторые помещения АСК-3 были подожжены, но к значительному пожару и прекращению стрельбы это не привело. Самые отважные под огнём крупнокалиберных пулеметов даже пытались бросать бутылки с бензином в бронетранспортеры, но безрезультатно.

По мнению комиссии Госдумы РФ «попытки поджога здания АСК-3 и некоторых БТР внутренних войск бутылками с бензином были вынужденной, стихийной ответной мерой отдельных граждан с целью защитить себя и других от выстрелов».

Также и по мнению руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры Леонида Прошкина «события, происходившие у телецентра после начала стрельбы, штурмом назвать нельзя».[4][3]

[править] Расстрел

В 19 часов у здания АСК-3 стояла толпа около 1000 человек, но люди постепенно подходили, и вскоре ожидалось прибытие больших групп демонстрантов[13]. Собственно демонстранты никакой агрессии не проявляли[27]

Во время пролома дверей и переговоров Макашов приказал отодвинуть от входа безоружных демонстрантов и журналистов. Безоружные люди были отделены от бойцов, и хотя уже стемнело, в ярком освещении фонарей спецназ не мог этого не видеть.

[править] Приказ

Приказ об открытии стрельбы на поражение был отдан заместителем командующего внутренними войсками Павлом Голубцом с санкции своего начальника Анатолия Куликова. По мнению комиссии Госдумы этот вопрос был согласован с Кремлем. Приказ Голубца был продублирован командиром «Витязя» подполковником Лысюком, бросившим сигнальную свето-шумовую гранату.[4]

[править] Первый выстрел

Диспозиция — ACK-1, ACK-3, противоборствующие вооружённые формирования, митинг и первый выстрел по одной из версий.

Первый выстрел был сделан бойцами Ельцина из АСК-1 сразу после того как Макашов и его бойцы после неудавшихся переговоров вышли из АСК-3. Гранатомётчик в этот момент занял боевую позицию, но это было блефом, поскольку с гранаты не был снят предохраняющий колпачок. Возможно Смирнов даже не знал, что его надо снять. Среди бойцов Макашова завязалась дискуссия, нужно ли снимать колпачок ради демонстрации.[28]

В этот момент выстрелом из телецентра АСК-1 или техцентра АСК-3 бойцу Макашова, подполковнику Николаю Николаевичу Крестинину[28] перебили ногу. Согласно видеодокументам спецназ в нецензурной форме уже получил приказ расстрелять всех людей у входа, но стрелять поверх голов остальных демонстрантов. Выстрел мог быть провокацией, чтобы ответная стрельба стала поводом для атаки. Возможно целью был гранатомётчик или тандемная граната, поскольку Крестинин стоял рядом с ним. Никаких ответных действий бойцы Макашова не предприняли. Сам генерал был отозван в сторону от основной группы якобы для продолжения переговоров,[28][29] а по другим источникам отошёл, чтобы связаться с Руцким[4].[30]

[править] Начало расстрела

Убитые у входа в АСК-3. Справа безоружный телерепортёр Рори Пек с камерой.
Фрагмент документального фильма "Час негодяев" режиссёра С. С. Говорухина, главы предвыборного штаба Президента РФ В. В. Путина.

Бойня началась вскоре после 19 часов взрывом сигнальной свето-шумовой гранаты, которая оставила пятно копоти в холле АСК-3[31]. По этому сигналу в людей у входа АСК-3 были выпущены две гранаты[13] из подствольных гранатомётов, и начался перекрёстный расстрел этой группы людей из зданий АСК-1 и АСК-3. Большинство бойцов Макашова были сразу контужены, ранены или убиты и вести ответный огонь не могли. Удивительным образом гранатомётчик был только ранен. Но под шквальным огнём нельзя было поднять голову, и ни о какой прицельной ответной стрельбе не могло быть и речи. Жертвами этого расстрела стали не только бойцы Макашова и журналисты, которые не подчинились приказу Макашова отойти от входа. Одновременно бойцы ОДОНа и милиционеры открыли огонь поверх толпы и непосредственно по толпе. Всех людей, которые стояли между АСК-1 и АСК-3 и бросились на землю долго и методично расстреливали. Люди, которые стояли в стороне бросились прочь, и в течение нескольких минут большая часть демонстрации была рассеяна. Однако часть людей просто не успела убежать и залегла в местах, которые людям казались укрытиями. Ещё некоторая часть людей была настолько возбуждена, что не хотела уходить даже под пулями и ждала когда подойдут дивизии «перешедшие на сторону народа».

Первый шквал огня продолжался 10 — 20 минут. Затем наступило короткое затишье, сменившееся новым примерно 20-минутным усилением огня. В 19:26 диктор «Останкино» Лев Викторов объявил о прекращении программы, сославшись на то, что первый этаж телецентра захвачен. Телерадиовещание из Останкино было прекращено.[4] Вероятно именно в этот момент Хасбулатов докладывал депутатам, что Останкино взято и на очереди Кремль.

[править] Продолжение

К 20 часам к телецентру прибыли ещё 58 военнослужащих «Витязя» на 3 БТР. У них имелось 52 автомата и снайперских винтовки, 6 пулемётов и 3 гранатомёта. Одновременно прибыли 100 военнослужащих в/ч 3186 на 10 БТР.[4]

По мнению газеты «Коммерсант» в 20:10 «атака на „Останкино“ захлебнулась. В ходе штурма погибли 46 человек»[32] Компетентный автор «Коммерсанта» даже не в курсе, что убийства в том числе очень прогрессивно настроенных, но безоружных людей, продолжались ещё несколько часов.

По свидетельству некоторых очевидцев в это время проельцинские военнослужащие из здания АСК-3 обстреливали здание АСК-1, а один из БТР «Витязя» выехал на улицу Академика Королева и обстрелял из пулемёта верхний этаж здания АСК-3. Подобные «дружественные» обстрелы производились неоднократно. По одной из версий они производились умышленно, с целью имитировать бой с вооружёнными сторонниками Верховного Совета, чтобы впоследствии оправдать массированное применение оружия. Бойцы «Витязя» также продолжали стрелять в людей, которые пытались вынести раненых и убитых, в самих раненых и всех, кто не мог покинуть зону обстрела.[4].

К 20 часам 30 минутам военнослужащими «Витязя» доставили дополнительные боеприпасы и вооружение. В распоряжение генерал-лейтенанта Голубца П. В. прибыли также 90 военнослужащих в/ч 5401 и 89 военнослужащих в/ч 5476, имевших на вооружении 155 автоматов и снайперских винтовок, а также 26 пистолетов. Около 21 часа к телецентру на 5 БТР прибыли ещё 10 военнослужащих в/ч 3485. Таким образом, к 21 часу в телецентре было сосредоточено около 900 военнослужащих и сотрудников милиции, вооружённых штатным оружием с достаточным количеством боеприпасов, при 24 БТР.[4]

В это время к телецентру подходила основная колонна манифестантов, двигавшаяся пешком от Дома Советов Российской Федерации. Подходившие к телецентру колонны БТР внутренних войск принимались манифестантами за долгожданную помощь. Однако демонстранты были встречены огнём, командование военнослужащими и сотрудниками милиции, находившимися в телецентре, уклонилось от переговоров с руководством демонстрации о прекращении огня по безоружным людям[4].

Между 20 и 21 часами в Доме Советов получили информацию о происходящем в Останкино и предприняли несколько попыток раздобыть оружие и послать вооружённую помощь. Эти усилия закончились безрезультатно[4]. В этот момент Останкино от безоружных демонстрантов защищали 900 военнослужащих и милиционеров и 24 бронетранспортера.

[править] Завершение

В период с 21 до 23 часов по улице Академика Королева ездили бронетранспортёры и вели прицельный и беспорядочный огонь. Из них были обстреляны находившиеся поблизости от телецентра жилые дома, Останкинская телебашня и Храм Троицы Живоначальной в Останкине. Находившиеся в зданиях АСК-1 и АСК-3 военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции также продолжали обстреливать проезжавшие автомашины и рейсовые автобусы с пассажирами. В результате были убиты и получили ранения различной степени тяжести большое число безоружных гражданских лиц, в том числе, случайных прохожих и наблюдавших за событиями. Многие пострадавшие пришли к телецентру после прослушивания телевизионного обращения Гайдара, который по РТВ призвал москвичей «поддержать в эту трудную минуту российскую демократию, прийти ей на помощь, собраться у здания Моссовета, с тем, чтобы объединенными усилиями встать на защиту».[4] На заключительном этапе защитники «Останкино» вошли в раж и стали избивать и грабить сотрудников телецентра, которые приезжали на работу. А когда приехавший на работу видеооператор телестудии Валетов Г. А. после избиения у входа в АСК-1 поехал домой, по его автомобилю была выпущена автоматная очередь, в результате чего он был ранен[33].

По мнению газеты «Коммерсант» в 23:00 «Макашов отдал приказ отступать к Белому дому»[32] Однако, по некоторым сведениям, людей в Останкино продолжали убивать и после 23:00[4].

Приведём список пострадавших лиц, которые пришли в Останкино защищать демократию, откликнувшись на телеобращение Гайдара[33].

Убитые:
Вураки А. К., 1972 г.р., студент 2-го Московского медицинского института, житель г. Москвы[34] — убит двумя пулями в живот примерно в 0 часов 20 минут.

Дудник Д. М., 1973 г.р., водитель СЭК «Россия», житель города Москвы — скончался после проведения 5 хирургических операций 19 октября. Получил ранения примерно в 0 часов 20 минут.

Марков Е. В., 1972 г.р., студент МИСИ, житель г. Москвы, друг Вураки — убит пулями в грудь и живот около в 0 часов 20 минут.

Чистяков С. А., 1957 г.р., рабочий посольства Австрии, житель Москвы — убит пулей в голову примерно в 23 часа.

Раненые:
Иванов А. Б., 1963 г.р., безработный, житель города Москвы — ранен в плечо, когда помогал грузить раненых примерно в 23 часа.

Рощин П. И., 1972 г.р., студент МИСИ, житель Москвы, друг Вураки — ранен около 0 часов 20 минут.

Шарухин Б. П., 1959 г.р., директор АО «Дрос», житель Москвы — ранен в ногу.

[править] Причины смертей

Люди у телецентра были убиты в основном тремя способами[5].

  • На начальном этапе большинство погибло от множественных ранений в результате стрельбы из лёгкого автоматического оружия с близкого расстояния. Можно предположить, что толпу в упор расстреливали не все бойцы «Витязя», иначе жертв могло быть гораздо больше.
  • На втором этапе встававших в силу заблуждения людей[35] расстреливали с близкого расстояния из крупнокалиберных пулемётов БТР — множественные ранения груди и живота. Среди погибших и раненых были и случайные прохожие, не имевшие отношения к демонстрации.
  • Значительная часть людей погибла от одиночных пуль в голову или в живот. В живот одиночной пулей был ранен и Пол Отто в непосредственной близости от АСК-3.

Среди убитых «штурмовиков» к военному делу имели отношение только два человека. Шестидесятилетний Герман Петрович Пономарёв, офицер военно-морского флота в отставке и семидесятипятилетний Константин Дмитриевич Чижиков, перенесший несколько ранений ветеран Великой Отечественной войны, кавалер ордена Отечественной войны 1-й степени.

Пономарёв был убит штыком в сердце около 20 часов у центрального входа в здание АСК-3[33].

[править] Гибель бойца Ситникова

В ходе событий погиб боец «Витязя» Николай Ситников. На неофициальном сайте ОДОНа ВВ МВД РФ непосредственная причина гибели Ситникова не конкретизируется. Сказано, что он погиб «по вине автоматчика МВД, открывшего огонь с крыши телецентра»[36]. Под телецентром имеется в виду АСК-1, здесь возможен намёк и на первый выстрел, и на пули которые залетали в АСК-3 из АСК-1 при перекрёстном огне по людям у входа в АСК-3. Однако травма Ситникова не похожа на пулевую и позволяет предположить, что он был убит взрывом устройства, которое находилось сзади в непосредственной близости от него. Рана, приведшая к смерти, имеет одно входное отверстие на спине и два выходных на значительном расстоянии.[37]. По версии Генеральной прокуратуры Ситников был убит не установленным взрывным устройством, когда лежал за ограждением[3], однако боец «Витязя» пишет, что Ситников «стал медленно валиться боком на пол», то есть в момент убийства стоял[6].

Тандемная противотанковая граната ПГ-7 ВР для РПГ-7В-1[38] пробивает более полуметра стальной брони и метровую бетонную стену[39], а кумулятивная струя продуктов взрыва оставляет характерные следы взрывчатки на преграде[40]. Ничего этого в здании АСК-3 не обнаружили. Экспертизы, проведённые в ходе расследования Генеральной прокуратуры РФ с участием главного специалиста по разработке этого оружия, доказали, что на месте гибели бойца и нигде внутри здания взрыва тандемной гранаты ПГ-7 ВР не было[3]. Судебно-медицинское исследование трупа Ситникова Н. Ю. было произведено только 21 октября 1993 года, что исключало возможность установления времени его гибели[33]. Загадкой следствия является то, что на одежде и бронежилете Ситникова вообще не найдено следов взрывчатки.

О выстреле из гранатомёта не сообщают и нейтральные очевидцы, находившиеся рядом с гранатомётчиком. Например, австралийский журналист Себастьян Джоуб, наблюдал за событиями непосредственно у входа и был одним из немногих выживших в этой группе людей. Он видел, как человек прицелился из гранатомёта в пролом. Потом он увидел, как ранили в ногу бойца Макашова и задумался о том, откуда могли стрелять, поскольку из здания АСК-3 попасть в бойца было трудно. И после этого его сбил с ног и легко ранил взрыв гранаты. О выстреле из гранатомёта, который трудно не заметить[41], он не говорит ни слова.[13]

[править] Загадочный гранатомёт и неуязвимый гранатомётчик

РПГ-7В-1 с двумя противотанковыми гранатами демонстрантам вручил неизвестный полковник милиции, появившийся из автобуса после прорыва блокады Дома Советов. Никто из демонстрантов и подчинённых Макашова не умел им пользоваться.[4] Уже у здания телецентра гранатомётом завладел участковый из Санкт-Петербурга Михаил Смирнов, который также не был искушён в стрельбе из гранатомёта. Он демонстративно произвел перед входом в здание телецентра манипуляции, имитирующие подготовку к прицельной стрельбе. Снайперы «Витязя» получили приказ взять его на прицел.[4] В дальнейшем Смирнов находился под прицелом снайперов непосредственно у входа, но удивительным образом, в отличие от многих людей, стоявших рядом с ним, убит не был. В дальнейшем вины не признал и был отпущен в связи с отсутствием доказательств преступления.[29][5]. Пресловутый гранатомёт был представлен следствию работниками ГУО РФ только 12 января 1994 года, поэтому определить, был ли он исправен и пригоден для стрельбы на 3 октября 1993 года не представилось возможным.

[править] Герои

«Штурмовики» выносят из под обстрела фотокорреспондента газеты «Нью-Йорк таймс» Пола Отто, который был ранен огнём из здания АСК-3, через 2 часа после начала расстрела.

Не имея возможности выбраться, люди лежали под пулями часами. Например, фотокорреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» Пол Отто долго лежал у здания телецентра за клумбой[42]. После длительных переговоров с «витязями» ему разрешили уйти. Полу перевели разрешение военнослужащих, но как только он поднялся из-за клумбы, его тут же ранили в живот выстрелом из здания АСК-3. Бойцы «Витязя» не давали возможности подползти к Полу Отто для оказания помощи, стреляя в каждого, кто пытался приблизиться к раненому[3]. Только через 2 часа после начала расстрела его с риском для жизни вынесли добровольцы из числа из демонстрантов.

Американец Терри Данкен вынес из под огня не менее трёх раненых[3], но был сам сражён пулей спецназа в голову. Один из мужчин, вынесших Пола Отто, трижды обращался к военнослужащим, обстреливавшим из АСК-3 данный район, с просьбой позволить вынести Терри Данкена. Из здания отвечали нецензурной бранью. Тогда мужчина пошёл без разрешения и был убит автоматной очередью в спину. Это был безработный москвич Юрий Егорович Михайлов, отец двух несовершеннолетних детей.[4]

Люди с риском для жизни спасали раненых их-под огня «витязей» Ельцина. Некоторые из этих спасателей были убиты, но никто не был награждён.

[править] Награждённые

Убитые спецназом сотрудники Останкино Белозёров Игорь Юрьевич, Красильников Сергей Николаевич и иностранный журналист Рори Пек посмертно получили орден «За личное мужество».

Рядовой Ситников Николай Юрьевич, обстоятельства гибели которого до сих пор не ясны, посмертно получил звание Героя России.

Руководивший успешной операцией подполковник Лысюк С. И. получил звание Героя России прижизненно.

[править] Запоздалая парламентская оценка событий

Вопрос о проведении парламентского расследования событий 21 сентября — 5 октября 1993 года, явившихся следствием ельцинского Указа № 1400 был поставлен в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в самом начале ее работы — в феврале 1994 года. Объективное расследование событий в Москве было непременным пунктом предвыборных обещаний кандидатов от оппозиционных партий. 16 февраля 1994 года Государственная Дума приняла постановление «Об утверждении состава комиссии по расследованию событий 21 сентября — 4 октября 1993 года».

Однако 23 февраля 1994 года, в связи с принятием акта об амнистии участникам событий, Государственная Дума отказалась от создания комиссии. Это решение было результатом политической сделки. В итоге отказались рассматривать вопрос не только о виновности конкретных лиц, но и вопросы компенсации ущерба и социальной помощи семьям погибших и пострадавших, а также вопрос об увековечении памяти жертв политического противостояния[43]. Далее власти попытались закрыть и общественное расследование событий в рамках «договора об общественном согласии».

[править] Борьба за расследование

Значительная часть пострадавших в октябрьских событиях вошла в «Общественное объединение родителей и близких погибших и граждан, пострадавших в событиях 21 сентября — 5 октября 1993 г.» Идеологию и цели Объединения сформулировал избранный его председателем профессор Московского станкостроительного института Ю. Е. Петухов — отец погибшей 19-летней студентки этого института Н. Ю. Петуховой:

Основной целью объединения является активное участие доступными нам методами и средствами в определении массовости совершенного преступления, в расследовании, в привлечении к уголовной ответственности и наказании организаторов и исполнителей массовых расстрелов в г. Москве, а также противодействие лжи и распространение правдивой информации о личности расстрелянных и пострадавших в результате массовых расстрелов.

Петухов и руководимое им объединение сосредоточились на работе с Госдумой, в отличие от другой части пострадавших, которые ограничились публичными акциями.

После победы коммунистов в 1995 году Госдума вернулась к этому вопросу. 26 сентября 1997 года был принят за основу проект постановления «О Комиссии Государственной Думы по дополнительному анализу событий 21 сентября — 5 октября 1993 года». Проект представляла депутат Государственной Думы Т. А. Астраханкина. 28 мая 1998 года указанное постановление было принято (№ 2247 — II ГД). В Комиссию вошли представители всех депутатских объединений Государственной Думы за исключением фракции Наш дом — Россия.[44]

Результаты расследования комиссии Госдумы были опубликованы только в 1999 году, незадолго до ухода Ельцина в отставку.

[править] Оценка событий

Таким образом, на начальном этапе событий у телецентра “Останкино” уклонение в течение двух с половиной часов от переговоров с представителями Верховного Совета Российской Федерации, стремление любой ценой не допустить их выхода в “прямой эфир” привели к росту напряженности, который вылился в отдельные, в основном стихийные, противоправные действия некоторых лиц. Квалифицировать эти действия как “штурм” в общепринятом и, тем более, военном значении этого термина – неправомерно. В соответствии с положениями действовавшего Закона Российской Федерации “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации”, указанные действия не могут рассматриваться как достаточное основание для массированного применения оружия и военной техники военнослужащими внутренних войск и сотрудниками милиции против всех без разбора лиц, находившихся перед зданием телецентра.<...>

Происходившее после начала стрельбы являлось фактически расстрелом из автоматического стрелкового оружия и с БТРов безоружных в подавляющем большинстве сторонников Верховного Совета и всех, кто находился в это время у телецентра. Попытки поджога здания АСК-3 и некоторых БТРов внутренних войск бутылками с бензином были вынужденной, стихийной ответной мерой отдельных граждан с целью защитить себя и других от выстрелов.

Действовавшими нормативными правовыми актами не предусматривалось применение военнослужащими внутренних войск и сотрудниками милиции оружия и военной техники против лиц, не являвшихся участниками массовых беспорядков, граждан, наблюдавших за событиями, безоружных женщин и несовершеннолетних, против гражданских лиц, оказывавших помощь раненым, а также против исполнявших свои профессиональные обязанности врачей, журналистов и сотрудников телецентра. Ничем нельзя оправдать обстрел военнослужащими внутренних войск прилегающих к телецентру жилых кварталов, культового здания, корпусов АСК-1 и АСК-3, Останкинской телебашни, проезжавших автомашин и городских автобусов, приведший к человеческим жертвам и нанесший материальный ущерб. Полностью противоправными являются случаи избиений и ограблений ими граждан.

— Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания РФ по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 г. Москва 1999.

[править] Общественное мнение

После сокрушительной победы своих вооружённых сил партия победителей проиграла парламентские выборы двум партиям, сумевшим устраниться от этого конфликта. Однако миф о штурме телецентра красно-коричневыми штурмовиками умер не сразу. В 2004 году боец «Витязя» писал, что отбивая атаки штурмовиков получил приказ не жалеть боеприпасов, однако в качестве «отбитого» штурмовика упоминает только одного безоружного пьяного мужика, который «атаковал» Останкино на колёсном тракторе. Но даже у этого бойца в 2004 созрело понимание, что вместе с ельцинским телевидением он защищал исключительно интересы приватизаторов.[6]

К этому времени трансформировалась и позиция «правозащитных» либерально — популистских партий. Председатель Комитета за гражданские права, заместитель московского отделения партии «Яблоко» Андрей Бабушкин, который был свидетелем событий в Останкино, в ответ на публикацию бойца в 2005 даёт вполне объективную информацию о расстреле и предлагает «не забывать» эти события.[27]

5 октября 2017 года во время телевизионного «Поединка» Александра Проханова и Бориса Надеждина более 90 % телезрителей встали на сторону жертв массового расстрела.

Однако спустя почти четверть века у телецентра «Останкино» нет мемориала жертвам расстрела. Руководству телевидения, организации «Мемориал» и московскому правительству нет дела до этих жертв.

[править] Цитаты

«Нам очень хотелось быть добрыми, великодушными, терпимыми. Добрыми… К кому? К убийцам? Терпимыми… К чему? К фашизму?

<…>
Мы не призываем ни к мести, ни к жестокости, хотя скорбь о новых невинных жертвах и гнев к хладнокровным их палачам переполняет наши (как, наверное, и ваши) сердца. <…>
История ещё раз предоставила нам шанс сделать широкий шаг к демократии и цивилизованности. Не упустим же такой шанс ещё раз, как это было уже не однажды!».

— Из письма сорока двух[14] либеральных и цивилизованных писателей, которые уверяли нас, что у телецентра «Останкино» расстреляли «убийц и фашистов». Вопрос о «хладнокровных палачах», в свете фактов[4][3] ставших известными после «широкого шага к демократии», представляется риторическим.

[править] Примечания

  1. «Когда подошли к ней, она действительно лежала метрах в семи от здания, на животе, головой в сторону дороги, то есть в нее стреляли в спину, когда она убегала» — комментарий очевидца к статье Анны Герасимовой «Блаженны те…»
  2. Краткая историческая энциклопедия. Под ред. академика А. О. Чубарьяна. Т.2. М: 2002. С.435.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 3,5 3,6 3,7 3,8 3,9 Леонид Прошкин. Штурм, которого не было. (Материалы следствия)
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 4,11 4,12 4,13 4,14 4,15 4,16 4,17 4,18 4,19 Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года.
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 Список погибших
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 В Останкино боеприпасов не жалели
  7. Рядовые военнослужащие выполняли приказ своих командиров «не жалеть боеприпасов» согласно присяге, как они её понимали.
  8. А. В. Островский 1993. Расстрел «Белого дома»
  9. 9,0 9,1 Заключение КС РФ
  10. Вскоре после описываемых в статье событий Рем Вяхирев на центральном телеканале объяснял согражданам, что он владеет всего лишь 0.0…5 % Газпрома. То есть приватизировал, но чуть-чуть. Неотъемлемое право хапнуть госсобственность то ли на $1,3 млрд, то ли на $13 млн бывшему красному директору Рему Ивановичу представлялось самоочевидным и под сомнение не ставилось.
  11. Геннадий Зюганов за несколько дней до начала событий покинул здание Верховного Совета и впоследствии заявил, что он «спасал» партию.
  12. Владимир Жириновский заявил, что поддерживает скорее «розового» Ельцина, а не «красных».
  13. 13,0 13,1 13,2 13,3 Кровавый октябрь в Москве (Интервью с очевидцами)
  14. 14,0 14,1 14,2 14,3 Текст и факсимильная копия «Письма сорока двух»
  15. Хасбулатов никогда не был «красно-коричневым». Он подписал целый ряд постановлений, необходимых для реализации беловежского соглашения. В марте 1992 года Хасбулатов призывал не допустить проведения Vl съезда народных депутатов СССР. А в апреле 1992 года Съезд народных депутатов России трижды отказался ратифицировать беловежские соглашения вопреки давлению не только Ельцина, но и Хасбулатова. Однако Хасбулатов был непримиримым противником реформ Егора Гайдара. Конфликт Хасбулатова с Ельциным сводился к двум моментам. Во-первых к вопросу о личной власти. Во-вторых экономист Хасбулатов понимал, что реформы Гайдара ведут к коллапсу экономики.
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОМИССИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДОПОЛНИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ И АНАЛИЗУ СОБЫТИЙ, ПРОИСХОДИВШИХ В ГОРОДЕ МОСКВЕ 21 СЕНТЯБРЯ — 5 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА.
  17. Залесский А. Конец Дома Советов (воспоминания очевидца) // Наш современник. 2003. № 9. С. 214.
  18. Массовый расстрел у телецентра «Останкино»
  19. Грешневиков А. Н. Идем на «Останкино» просить слова. Расстрелянный парламент
  20. Указ Президента Российской Федерации от 03.10.1993 г. № 1575.
  21. Однако согласно п.2 той же ст. 4 подобный отказ не может служить «основанием для каких-либо отступлений» от ст. 6 — «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни».
  22. Russian Governement
  23. Неизвестные страницы уголовного дела № 18/123669-93. Л. Прошкин. 2001.
  24. Основным источником этой пропаганды был Анпилов.
  25. Мухамадиев Р. С. Крушение. С. 173.
  26. Озеров В. Черный октябрь// Мысль. 1993. № 20-21 (42-43) С. 6
  27. 27,0 27,1 Останкино — 1993: массовое убийство, которое осталось безнаказанным.
  28. 28,0 28,1 28,2 Марат Мусин. «АНАФЕМА Хроники государственного переворота 21 сентября — 5 октября 1993 года»]
  29. 29,0 29,1 Книга 2. 3 октября — 6.30 4 октября 1993 года
  30. Расстрел начался после того, ка старший офицер Крестинин был ранен в ногу и эвакуирован, а высший офицер Макашов был отозван или сам отошёл от входа в АСК-3. Действующих старших и высших офицеров армии в группе людей у входа в этот момент не осталось.
  31. Некоторые наблюдатели, не находившиеся непосредственно у входа, например С. С. Говорухин, путают этот взрыв с мифическим выстрелом из гранатомёта.
  32. 32,0 32,1 Октябрь уж отступил. В. Куцылло. Журнал «Власть», № 38 (541) от 29.09.2003.
  33. 33,0 33,1 33,2 33,3 СОБЫТИЯ 3 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА: пострадавшиe при расстреле в Останкино.
  34. Андрей Вураки внук героя Великой Отечественной войны генерал-майора А. Ф. Вураки и приёмный сын космонавта Б. Б. Егорова Два Андрея
  35. Демонстранты полагали, что прибывавшие бронетранспортёры, которые вели огонь по зданиям телецентра, перешли «на сторону народа». Они вставали, кричали «Ура!», и в ответ получали очередь из крупнокалиберного пулемёта.
  36. Герои ОДОНа.
  37. а) одно огнестрельное проникающее ранение левой половины грудной клетки с повреждением верхней доли и корня левого легкого, кровоизлиянием в корень правого легкого, сосудисто-нервного пучка левой над- и подключичной области, с оскольчатыми переломами 1-6 ребер слева по околопозвоночной линии и 4-5 ребер по лопаточной линии, оскольчатыми переломами поперечных и остистых отростков 3-7 шейных позвонков. Входная рана на спине слева, выходные (две) раны в левой подмышечной области и в области левого надплечья с переходом на заднюю и левую боковую поверхность шеи; б) огнестрельное сквозное ранение нижней трети левого предплечья в виде обширной раны тыльной поверхности с дефектом ткани, многооскольчатых переломов лучевой и локтевой костей с дефектом костной ткани, размозжения и дефекта мышц по ходу раневого канала с повреждением сосудисто-нервного пучка, множественных ран ладонной и локтевой поверхности левого предплечья (неполная травматическая ампутация левой кисти).
  38. Тандемная кумулятивная граната ПГ-7 ВР для РПГ-7 предназначена для борьбы с хорошо защищённой бронетанковой техникой, которой 3 октября на улицах Москвы не было. Гранатомёты, а тем более противотанковая гранаты не являются штатным оружием милиции. Как этот гранатомёт оказался в руках неизвестного полковника милиции, и зачем он передал его демонстрантам у Дома Советов остаётся неясным.
  39. Гранатометы в ближнем бою
  40. Следы взрыва
  41. Выстрел из РПГ-7
  42. В ГОСТЯХ: Отто Пол очевидец и жертва штурма телецентра в октябре 1993 г.
  43. Последний вопрос не решён по сей день, хотя с момента расстрела прошло почти четверть века.
  44. События 21 сентября — 5 октября 1993 года. Организаторы, исполнители и жертвы политического противостояния