Гибель Кристофа де Маржери

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

В ночь с 20 на 21 октября 2014 года (в 23:57) в авиакатастрофе в московском аэропорту «Внуково» погиб французский бизнесмен, главный исполнительный директор энергетического концерна «Total», кавалер российского ордена Почёта. Де Маржери был большим другом России, последовательным сторонником сохранения отношений с Россией и противником введения против неё санкций в 2014 году. Он поддержал воссоединение Крыма с Россией. Накануне гибели де Маржери принимал участие в совещании по иностранным инвестициям у премьера России Дмитрия Медведева в Горках.[1][2][3][4]

Содержание

[править] Обстоятельства и расследование

Кристоф де Маржери

Обстоятельства гибели де Маржери стали серьёзным ударом по имиджу России. При разбеге частный самолёт столкнулся с аэродромной снегоуборочной машиной, в результате чего произошло разрушение и возгорание воздушного судна. В ходе расследования обвинения предъявлены 5 сотрудникам аэропорта: водителю снегоуборочной машины, ведущему инженеру аэродромной службы (руководителю снегоуборочных работ), руководителю полетов аэропорта, диспетчеру-стажеру и диспетчеру, руководившим воздушным движением в момент авиакатастрофы.

Отчёт Межгосударственного авиационного комитета по расследованию катастрофы был обнародован 25 октября 2016 года.[5]

[править] Последствия случившегося

Гибель Кристофа де Маржери, как сторонника сближения западного бизнеса с Россией, была крайне невыгодна России, но выгодна сторонникам жёсткого курса против России на Западе.

Если катастрофа была не случайной, то, как видно, у возможных заказчиков было много подходов и способов организовать трагедию. Вне зависимости от того, был ли это несчастный случай или убийство, это стало негативным знаком для европейского бизнеса, который в своем большинстве поддерживает сотрудничество с Россией.

Николай Стариков указывает на невероятное стечение обстоятельств при инциденте и пишет: «Первое: погиб один из друзей России, который выступал против санкций в отношении нашей страны и против давления в отношении российской власти. И погиб он именно в России, после проведения переговоров. Второе: подается недвусмысленный сигнал: „Иметь с Россией дела, работать с Россией во время санкций — просто опасно для жизни“. Третье: озвучиваемая в СМИ версия катастрофы бросает тень и наносит огромный репутационный ущерб нашей стране.» [6]

[править] См. также

[править] Ссылки