Вопрос о независимости Косово

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

17 февраля 2008 года — парламент Косово принял декларацию о независимости без проведения референдума. Сербия на 2016 год все еще придерживается позиции непризнания, равно как и Россия. Страны Запада в большинстве своём признают независимость Косово, но при этом не признают независимость Абхазии и Южной Осетии, а также Крыма[1]. Объявление и признание независимости Косово состоялось спустя семь с половиной лет после того, как власть в Сербии сменилась (в результате прозападной цветной революции) и какая-либо реальная или иллюзорная угроза косовским албанцам со стороны сербов исчезла.

Содержание

[править] Позиция России

МИД РФ на своем официальном сайте разместил документ «К вопросу об объявлении независимости и отделении от существующих государств». В этом документе, в частности, цитируются выдержки из заявлений деятелей различных государств и Международного Суда. В документе сообщается:

Выдержки из консультативного заключения Международного Суда от 22 июля 2010 г. о соответствии международному праву односторонне провозглашенной независимости Косово, а также из письменных и устных представлений ряда государств в ходе предшествовавших слушаний. Все приводимые ниже оценки и заключения касаются не только случая Косово, а вопроса применимости международного права к объявлению независимости частью одного государства в принципе.

Владимир Путин
Позиция России по вопросу независимости и дальнейшей судьбы Косово была сформулирована в мюнхенском выступлении Владимира Путина:

Что будет с Косовом, с Сербией? Это могут знать только косовары и сербы. И давайте не будем за них решать, как они устроят свою жизнь. Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы все их проблемы. Мы с вами можем только создать условия и помочь людям разобраться в своих проблемах – создать условия, выступить гарантами определенных договоренностей. Но не нужно навязывать им эти договоренности. Иначе мы загоним ситуацию в тупик. Если кто-то из участников этого весьма сложного процесса между этими народами почувствует себя оскорбленным, униженным, это будет тянуться веками. Мы только загоним проблему в тупик.
И в чем заключается наша позиция? Наша позиция заключается в том, что мы будем придерживаться именно этого принципа. И если мы увидим, что одна из сторон явно не удовлетворена предлагаемыми способами разрешения ситуации, мы такое решение поддерживать не будем.[1]

О косовском прецеденте вновь вспомнили во время Крымской Весны. Так еще 11 марта 2014 года МИД РФ выпустил заявление по поводу принятия Крымом Декларации о независимости:

11 марта постановлением Верховного Совета Крыма принята Декларация о независимости Автономной Республики Крым и г.Севастополя, в соответствии с которой, в случае принятия на референдуме 16 марта с.г. решения о вхождении в состав России, Крым будет объявлен независимым и суверенным государством с республиканской формой правления. Согласно документу, Крым будет демократическим, светским и многонациональным государством, которое обязуется поддерживать мир, межнациональное и межконфессиональное согласие на своей территории. Крым как независимое и суверенное государство в случае соответствующих результатов референдума обратится к Российской Федерации с предложением о принятии Республики Крым на основе соответствующего межгосударственного договора в состав Российской Федерации в качестве нового субъекта Российской Федерации.

В Декларации содержится международно-правовое обоснование данного шага со ссылками на Устав ООН и другие международные документы, а также заключение Международного Суда ООН от 22 июля 2010 г. по Косово. В упомянутом заключении, принятом по запросу Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе Сербии, Международный Суд подтвердил тот факт, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какую-либо норму международного права. Этот же вывод четко прозвучал в ходе предшествовавших этому решению Международного Суда слушаний - в частности, в документах и выступлениях официальных представителей США, Великобритании, Франции, Германии, Австрии, Дании и других западных стран. Материалы о позиции Международного Суда и упомянутых западных представителей размещаются на сайте МИД.

МИД России считает решение парламента Крыма абсолютно правомерным. Российская Федерация будет в полной мере уважать результаты свободного волеизъявления народов Крыма в ходе референдума, на который, как известно, приглашены наблюдатели от ОБСЕ и по двусторонней линии[2].

На данный прецедент по крайней мере дважды ссылался Президент России Владимир Путин:

Кроме того, крымские власти опирались и на известный косовский прецедент, прецедент, который наши западные партнёры создали сами, что называется, своими собственными руками, в ситуации, абсолютно аналогичной крымской, признали отделение Косово от Сербии легитимным, доказывая всем, что никакого разрешения центральных властей страны для одностороннего объявления независимости не требуется. Международный суд ООН на основе пункта 2 статьи 1 Устава Организации Объединённых Наций согласился с этим и в своём решении от 22 июля 2010 года отметил следующее. Привожу дословную цитату: «Никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности», – и далее: «Общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на провозглашение независимости». Всё, как говорится, предельно ясно.
Х.Зайпель: То есть Вы имеете в виду решение Международного суда по Косово. Международный суд принял решение, что Косово имело право на самоопределение и косовцы могли голосовать по поводу своего государства?

В.Путин: (По‑немецки.) Именно так. (Далее – по‑русски.) Но не только это. Там было сказано самое главное, что при решении вопроса о самоопределении народ, проживающий на определённой территории, не должен запрашивать мнение центральных властей своего государства, где они находятся в настоящий момент. Разрешения центральных властей, правительства страны на проведение соответствующих процедур по самоопределению не требуется. Вот что самое главное. И ничего другого, кроме того, что было сделано в Косово, в Крыму сделано не было.
Я глубоко убеждён, что никаких нарушений международного права Россия не допустила. Да, я не скрываю, конечно, это факт, мы никогда его не скрывали, наши Вооружённые Силы, прямо скажем, блокировали вооружённые силы Украины, расквартированные в Крыму, но не для того, чтобы кого‑то заставить идти голосовать, это невозможно сделать, а для того, чтобы не допустить кровопролития, чтобы дать возможность людям выразить своё собственное отношение к тому, как они хотят определить своё будущее и будущее своих детей.

Косово, о котором Вы упомянули, только решением парламента объявило о своей независимости. В Крыму люди не только решение парламента объявили, они вышли на референдум, и он был просто сногсшибательным по результатам. А что такое демократия? Мы с вами хорошо знаем. Демос – это что? Народ. А демократия – это право народа. В данном случае право на самоопределение.

[править] Позиция других стран/организаций

[править] Международный Суд ООН

Из заключения Международного Суда от 22 июля 2010 г.:

«79. …Практика государств …не свидетельствует о появлении в международном праве нового правила, запрещающего провозглашение независимости в подобных случаях.»
«81. …никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН».

«84. По изложенным причинам Международный Суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на провозглашение независимости».

[править] США

  • Из письменного меморандума США от 17 апреля 2009 г.
А. Принцип территориальной целостности не исключает появления новых государств на территории существующих государств (стр.79).

Безусловно, декларации о независимости могут — и часто так и происходит — нарушать внутреннее законодательство. Однако это не означает, что происходит нарушение международного права (стр. 51).

В то же время ссылка на Хельсинкский Заключительный акт подчеркивает, что приверженность территориальной целостности должна рассматриваться не изолированно, а в более широком контексте, в рамках которого необходимо уделить равное внимание другим принципам, среди которых права человека и иные соображения имеют особое значение(стр.71)
  • Из устного выступления в Суде юридического советника Госдепартамента США Гарольда Коха 8 декабря 2009 г.
...международное право не регулирует каждое человеческое действие, и важным мерилом свободы человека является право народов вести их собственные дела. Во многих случаях, включая Косово, обстоятельства декларации независимости могут свидетельствовать о фундаментальном уважении международного права со стороны нового государства.

[править] Великобритания

Из письменного меморандума от 17 апреля 2009 г.

«Сецессия сама по себе не противоречит международному праву» (стр.87).

«… в целом международное право не запрещает сецессию и отделение и не гарантирует единство государств-предшественников от внутренних движений, ведущих к отделению или независимости при поддержке народов, которых это касается» (стр. 93).

Из устного выступления в Суде представителя Великобритании Джеймса Крофорда 9 декабря 2009 г.

«Устав ООН ничего не говорит о законности или незаконности провозглашения независимости отдельными группами или нациями внутри государства».

[править] Франция

Из устного выступления в Суде юридического советника МИД Франции Э.Беллиард 9 декабря 2009 года. «…образование государства — например, объявление или утверждение об этом — является феноменом, по большей части не относящимся к сфере международного права. Последнее вполне терпимо к сецессии …, оно не разрешает, но и не запрещает ее в принципе».

[править] Германия

Из выступления в Суде юридического советника МИД ФРГ Сюзан Васум-Райнер 2 декабря 2009 г.

«Германия разделяет мнение о том, что декларация о независимости, ведущая к отделению, как и само отделение, являются просто фактическими событиями. Вопрос о законности такой декларации вполне может регулироваться внутренним, в частности конституционным законодательством, однако в международном праве на сей счет ничего не содержится».

«…К тому же это вопрос о праве народов на самоопределение. К таким народам не применяется международная правовая норма об уважении территориальной целостности государств».

[править] Дания

Из устного выступления в Суде юридического советника МИД Дании Томаса Винклера 7 декабря 2009 г. «…в международном праве не существует общего запрета на провозглашение независимости».

[править] Австрия

Из выступления в Суде представителя Австрии Гельмута Тиши 3 декабря 2009 г.

«Наш вывод заключается в том, что в международном праве отсутствует правило, запрещающее провозглашение независимости».

«…не существует нормы международного права, которая запрещает населению определенной территории, представляемому своими избранными лидерами, принимать декларации о независимости».

«…международное право нейтрально по отношению к отделению части государства… Соответственно, международное право не запрещает сецессию».

[править] Украина

Министр иностранных дел Украины Арсений Яценюк (после госпереворота 2014 г. — премьер-министр) в конце марта 2007 года заявил о том, что «Украина поддерживает позиции Ахтисаари по праву каждого народа на самоопределение и самостоятельность Косова под надзором Европейского Союза». А 4 июля 2007 года А. Яценюк подтвердил свое заявление: «Если суверенный статус Косова будет поддержан резолюцией Совета Безопасности ООН, Украина немедленно также поддержит эту резолюцию и будет в полном объеме ее выполнять».[3]

[править] Юридический анализ

[править] Косовский прецедент

В преамбуле крымской декларации о независимости,[4] принятой 11 марта 2014 года, содержится ссылка на Косовский прецедент:

...исходя из положений Устава Организации Объединенных Наций и целого ряда других международных документов, закрепляющих право народов на самоопределение, а также принимая во внимание подтверждение международным судом ООН в отношении Косово от 22 июля 2010 года того факта, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права...

Прецедент — это решение суда или иного органа государственной власти, ставшее образцом для разрешения сходных вопросов на последующее время.[5] То есть, речь идет не каком-то конкретном субъекте, а о правовом решении, применяемом в конкретной правовой ситуации. Говоря по-простому, если попадаешь в обстоятельства, схожие с Косово — можешь настаивать на решении, подобном косовскому, ибо название «косовский» не более чем условность для идентификации в правовой практике и отличия от других прецедентов. То есть, ни географическое положение, ни национальный состав и т. п. не имеют значения, в отличие от правовой ситуации.

«Косовский прецедент» состоит в том, что если часть страны объявляет о своей независимости в одностороннем порядке, то есть вопреки воле и законам исходной страны, то это не нарушает международное право. В Крыму было почти тоже самое с рядом значимых отличий:

  • На Украине произошёл государственный переворот — к власти пришли политики, которые не желали считаться с альтернативным мнением жителей Юго-Востока и Крыма, как это делали их предшественники, пускай и неохотно. Другим следствием переворота стала стремительная криминализация Украины, в стране начались политические убийства, массовые расправы, пытки, похищения людей, нападения на журналистов и правозащитников, заключение в тюрьму по политическим мотивам и т. д., которые часто осуществлялись националистами и имели русофобский и антисемитский подтекст. Бороться с этим новая власть не спешила — не могла или не особо хотела.
  • Декларация независимости Крыма провозглашала независимость полуострова и его вхождение в состав РФ только в случае положительного ответа населения на референдуме, прошедшем в присутствии международных наблюдателей из 23 стран мира… кроме Украины.
  • На руководство Украины не оказывалось военного и политического давления для поощрения сепаратизма Крыма — не было «гуманитарных» бомбардировок Киева и сопутствующих им нарушений международного права.

Эти и другие факторы делают сецессию Крыма более правомерным случаем осуществления SD-права путем отделения, чем случай с Косово. В Крыму решение властей о провозглашении независимости было подкреплено мнением народа, выраженным на референдуме. При таких условиях у России не было никаких правовых препятствий признавать независимость Крыма.

В среде противников сецессии Крыма принято отмахиваться от косовского прецедента — мол, «Косово — особый случай». В основе данной позиции — элементарное непонимание косовского прецедента.

[править] Решение Международного суда

17 февраля 2008 года — принятие Декларации о независимости Косово, за которую проголосовали «демократически избранные» лидеры косовского народа («Ассамблея Косово»). В тот же день Сербия попыталась ее оспорить, в связи с чем Генассамблея ООН отправила принятый документ в Международный Суд для для оценки его соответствия международному праву.

22 июля 2010 года — Международный суд большинством голосов (10 из 14 судей) вынес консультативное заключение о ненарушении Косовской Декларацией международного права. Текст решения суда показывает, что данное решение — это лишь констатация исторического факта:

Пункт 79. В XVIII, XIX и начале ХХ веков были многочисленные случаи принятия деклараций о независимости, часто резко противостоявших государству, от которого объявлялась независимость. Иногда декларация имела своим результатом создание нового государства, в других случаях — нет. Однако ни в каком из случаев практика государств в целом не предполагала, что акт провозглашения независимости считался противоречащим международному праву. Напротив, государственная практика этого периода ясно указывает на то, что международное право не содержало никакого запрета на принятие деклараций о независимости. В течение второй половины ХХ столетия международное право самоопределения развивалось таким образом, чтобы создать право независимости для народов самоуправляющихся территорий и народов, подчиненных иностранному игу, господству и эксплуатации.

Процессы образования государств и их вхождения в состав другого государства — это юрисдикция InLaw-положений, а не внутренних законодательств государств. Международный суд постановил, что реализация SD-права не является нарушением InLaw-положений даже при несоблюдении законодательства исходного государства.

Примечательно, что целый ряд государств (Австрия, Великобритания, Дания, США, Франция, ФРГ), не признавших сецессию Крыма и его вхождение в состав России, отстаивали в международном суде законность отделения Косова в одностороннем порядке, совершённого вопреки положениям Конституции Сербии. Для примера посмотрим на позицию Великобритании:

В целом [международное право] не запрещает выход или отделение и не гарантирует целостность предшествующего государства от внутренних движений, ведущих к разделению или независимости поддержанной соответствующими народами.

США и ряд других стран выразили то же мнение по вопросу независимости Косова — см. здесь.

Интересен также другой вывод Международного суда по данному вопросу:

Суд просили вынести заключение не в отношении того, соответствует ли декларация независимости какой-либо норме внутреннего права, а в отношении того, соответствует ли она нормам международного права. Суд может ответить на этот вопрос посредством анализа международного права, и ему нет нужды вторгаться при этом в систему внутреннего права.

Иными словами, вопрос о соответствии косовской декларации Конституции Сербии или Конституции СФРЮ даже не рассматривался Международным Судом. В связи с этим возникает вопрос — почему же в случае Крыма западные страны сетуют на несоблюдение Конституции Украины?

По уставу Международного Суда соблюдение консультативных заключений является обязательным, наряду с рекомендательными:

Статья 31.3 Если в составе судебного присутствия нет ни одного судьи, состоящего в гражданстве сторон, то каждая из этих сторон может избрать судью в порядке, предусмотренном в пункте 2 настоящей Статьи

Никакой необходимости добавлять судей для этого из граждан спорящих сторон, чтобы придать больший авторитет мнению Международного суда, не было бы — это правило не имело бы какого-либо смысла, если бы его консультативные заключения считались исключительно рекомендательными.

При этом в литературе по международному праву высказываются различные точки зрения относительно обязывающей силы консультативного заключения Международного Cуда. Одни учёные, ссылаясь на текст статьи 59 его Устава, признают решение обязующим, но лишь в конкретном споре, то есть прецедентом его не признают. Другие обнаруживают в судебной практике немало случаев, когда рекомендательное решение обретало обязующую силу. Но все правоведы-международники сходятся на том, что консультативное заключение Международного Суда, несмотря на свой рекомендательный характер, выраженный в названии, является высоко авторитетным, поскольку выносится главным судебным органом ООН, учреждённым на основе Устава ООН.

Так, Ричард Фальк, профессор международного права в Принстонском университете, в статье для издания «The American Journal of International Law» писал следующее [6]:

По сути, оно является аргументом, который сочетает в себе юридический позитивизм с политическим реализмом и имеет параллель с утвердительным вето для Совета безопасности: на современной стадии международного сообщества нежелательно выталкивать требования международного права за пределы их добровольного признания большими государствами.
Это одобрение похода Косово за суверенитетом, даже если оно так не описывалось, ведет к значительному расширению взгляда на право самоопределения. Как таковое, оно, кажется, пренебрегает или по меньшей мере значительно меняет точку зрения международного права, согласно которой территориальное единство существующих суверенных государств должно быть, без всякого исключения, уважаемым. На основании «косовского прецедента» любой народ, проживающий на географически обособленном пространстве, если страдает от грубого нарушения прав человека, может требовать суверенной независимости и государственности. Как представляется, внимательное чтение показывает, что большинство[2] пыталось избежать такого поворота событий путем предоставления Косово декларации в качестве исключения из-за окружающих обстоятельств. Но почему тогда народы Южной Осетии, Абхазии, Восточной Анатолии (курдские сепаратисты), Чечни, Ксиньянга, Квебека, Гавай, Пуэрто-Рико, Кашмира и бесчисленное множество других мест не могли выдвигать одинаково убедительные аргументы в пользу легитимности своего стремления к самостоятельной государственности, усиленные, по крайней мере в малой степени, юридически и психологически косовским прецедентом? Этот прецедент опирается на консультативное заключение, но он дополнительно может иметь целью политическое и дипломатическое содействие, даваемое Косово для того, чтобы стать независимым государством, включая и то, которое по стилю и содержанию предоставлялось ООНо вской администрацией на постоянной основе начиная с 1999 года.

Таким образом, заключение Международного суда от 22 июля 2010 года можно считать решением, признающим легитимность документов, которые подобны косовской декларации. Крымская декларация, также как и её косовский аналог, предполагала объявление независимости на основе реализации воли народа.

Курьёз в том, что для объявления действий Крыма (проведение референдума и провозглашение независимости) недействительным или неправомерным следует определить наличие специфического запрета на такие действия в международном праве. Как следует из вышеупомянутого решения Международного суда «общее международное право не содержит запрет, применимый к декларациям независимости».

Здесь интересно взглянуть на другой вывод Международного Суда по Косово, а точнее по соответствию косовской деклации конституционным рамкам и распоряжениям МООНК, которые Суд воспринимал как InLaw-положения, хотя они скорее играли роль норм, регулирующих внутреннее устройство и деятельность органов управления:

Обретение силы декларацией независимости мыслилось теми, кто её принимал, не внутри правопорядка, который был создан для временного этапа, да оно и не могло произойти внутри него. Наоборот, Суд считает, что авторы декларации не действовали и не намеревались действовать в качестве института, созданного и уполномоченного действовать внутри этого правопорядка, а задались целью принять меру, значимость и последствия которой окажутся вне его…. Поэтому Суд приходит к выводу о том, что, … авторы декларации независимости … действовали не как один из временных институтов самоуправления в пределах Конституционных рамок, а как лица, совместно выступившие в качестве представителей народа Косово вне рамок временной администрации.

Таким образом, Суд признал, что лица провозглашавшие независимость Косово, действовали вне рамок временной администрации, а значит, их действия не регулировались Конституционными рамками МООНК.

Данный вывод Суда в полной мере применим к Крыму — депутаты Верховного Совета АРК при провозглашении независимости Крыма действовали как выразители воли крымчан. Как уже говорилось ранее, в крымской декларации было прописано, что Крым станет независимым лишь при согласии крымчан, которое было выражено в ходе референдума. При этом Крым после референдума Крым был провозглашен независимым государством (17 марта), которое спустя день (18 марта) подписало договор с Россией о вхождении в её состав на правах субъекта федерации. Иными словами, Крым вошёл в состав России как независимое государство на основании волеизъявления его населения — и это никак не подходит под определения «аннексия» и «захват территории», которые используют противники Крымской Весны.

Все эти процессы не могли регулироваться Конституцией Украины, которая, к тому же, была грубо нарушена в ходе государственного переворота в Киеве, что нарушило конституционный порядок, существовавший на Украине до 22 февраля 2014 года. Исходя из этого, «киевские власти» не могут одновременно нарушать положения Конституции и выступать в качестве её поборников, защищая ею же свою позицию о незаконности референдума в Крыму.

Наконец, сама косовская декларация пытается оспорить ситуацию в Косово как прецедент. Она провозглашает отделение Косово на следующем основании:

Учитывая, что Косово – это особый случай, возникший в результате несогласованного распада Югославии и не имеющий прецедентов в других ситуациях.

Тоже самое можно применить и в ситуации с Крымом, ибо, как известно, распад СССР проходил не путём заключения между всеми его субъектами специального на этот счёт соглашения, но в результате насильственных действий властей каждой из республик, входивших в его состав, а также в результате отдельного сговора глав России, Украины и Белоруссии.[7]

Любопытно, что косовская декларация — это не первый документ, провозгласивший независимость Косова, а второй. Первый был принят в сентябре 1991 года народной ассамблеей косовских албанцев и подтверждён итогами референдума 26-30 сентября 1991 года — в нём участвовало 87 % косовских албанцев[3], имевших право голоса, и 99,8 % из них проголосовали за независимость Косово. 22 октября 1991 г. народная ассамблея косовских албанцев приняла заявление о том, что резолюция о независимости и суверенитете Косово одобрена референдумом и поэтому она является «в полной мере правильной, легитимной, базирующейся на международных демократических принципах — таких, которые закреплены в Уставе ООН, Заключительном акте 1975 года и Парижской хартии[4]».

Говоря о невозможности признать косовский случай обретения независимости прецедентом, западные политики и юристы ссылаются не только на производность этого случая от распада Югославии, но и на тот факт, что «косовский народ подвергался грубым нарушениям прав человека со стороны сербов». В преамбуле к основному тексту своей Декларации о независимости лидеры косовских албанцев объясняли провозглашение Косово независимым и суверенным государством необходимостью защищать, обеспечивать и уважать отличительные особенности своего народа, а также тем, что албанцы годами испытывали вражду и насилие в Косово.

Аллен Буханан, специалист по вопросам сецессии и права народов на самоопределение, пишет:

«Право на выход из государства аналогично праву на революцию в том смысле, в котором оно понимается в качестве стержня либеральной политической теории: как средство последнего спасения от постоянной и серьезной несправедливости. Революции имеют целью свержение правительства. Cецессия — лишь вывод части государственной территории из-под его контроля».

Так же он назвал главные причины, дающие народу основание на осуществление SD-права путем отделения от государства, в рамках которого он проживает:

  • Геноцид или массовые нарушения самых базовых прав человека;
  • Несправедливую аннексию в смысле насильственного включения какого-либо народа в чужое государство;
  • Постоянные нарушения государством соглашений и внутригосударственной автономии.

Как известно, по Конституции Югославии 1974 г. Косово пользовалось довольно большой степенью автономии. В течение 1988—1990 гг. власти Сербии с помощью конституционных поправок резко ограничили данную автономию. Полномочия косовской Ассамблеи были сначала уменьшены, а в июле 1990 г. этот оплот косовской самостоятельности был и вовсе ликвидирован.

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. По итогам референдума Крым 17 марта 2014 года стал независимым государством
  2. Имеются в виду сербы.
  3. Косовские сербы бойкотировали референдум. Оба народа на 1991 год составляли 98 % населения Косова.
  4. Имеется в виду Хартия для новой Европы, подписанная представителями европейских государств в Париже 21 ноября 1990 г.