Развал СССР

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngКрушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой века. Для российского же народа оно стало настоящей драмой.Rightquotes.png
Владимир Путин[1]
Александр Дугин — Геополитика развала СССР (лекция о ходе событий и о некоторых причинах)

Развал СССР — одно из крупнейших событий ХХ века, в ходе которого Советский Союз распался на 15 признанных республик и несколько непризнанных, причём во всех этих новообразовавшихся государствах произошёл переход от идеологического коммунизма, однопартийной системы и плановой экономики к умеренному (или не очень) национализму, многопартийности и капитализму.

Развал Советского Союза стал шоковым событием для многих миллионов людей, как в материальном так и в моральном смысле. Осмысление того, почему это произошло, продолжается до сих пор. Одни утверждают, что СССР развалился сам, по внутренним причинам, из-за ошибок/предательства советского руководства и/или фундаментальных недостатков советского строя, заложенных ещё в годы революции и при создании СССР. Другие указывают на подрывную деятельность Запада, который в течение многих десятков лет вёл геополитическую холодную войну против СССР, в том числе информационную войну.

В реальности, по всей видимости, имела место сложная совокупность разных причин, и трудно сказать, какая из них была важнее прочих. Нельзя сводить всё только к коварству Запада или некомпетентности/предательству советского руководства — если бы советская общественно-государственная система была более разумной и качественной, то в СССР не появилось бы целое поколение элит (и не только элит), часть которых была готова продать свою страну за жвачку и кока-колу, а другая часть оказалась неспособной этому помешать. Но нельзя всё сводить только ко внутренним проблемам советского строя — в конце концов, заимствовавшие советскую систему страны (например, Китай) продолжают успешно существовать и развиваться после проведения ряда реформ, и можно предположить, что если бы не обман со стороны Запада и не субъективный фактор в лице исключительно наивного, некомпетентного или попросту компрадорского позднесоветского руководства, то при проведении определённых преобразований СССР мог бы успешно существовать и далее, хотя и в существенно изменённом виде.

Тем не менее, обстоятельства сложились так, как сложились, и теперь задача состоит в том, чтобы проанализировать ошибки и не допустить их повторения.

Содержание

[править] Состояние позднего СССР

К 1991 году экономика, культура, идеология СССР были отнюдь не в лучшем состоянии. Масштаб и серьёзность проблем были видны каждому, причём видны невооружённым взглядом. Что это были за проблемы?

  • Разочарование в официальной идеологии даже со стороны основной части руководства Коммунистической партии Советского Союза, не говоря уже о широких слоях населения.
  • Фактический запрет нормальной деятельности религиозных организаций. Следствием этого пережитка троцкизма, на фоне предыдущего пункта, стала стремительная моральная деградация, ставшая основой для всех остальных проблем, а также уязвимость страны к обоснованной критике на эту тему.
  • Воровство на рабочих местах стало повсеместным. Украсть со своего завода, например, дрель или какие-нибудь стройматериалы считалось в обществе нормальным. «Несунов» даже не воспринимали как воров, никому и в голову не приходило ограничить общение с человеком, который воровал с завода (или предприятия) нужные ему вещи.
  • Коррупция в распределительной системе была практически открытой и зашкаливала за все разумные пределы. Можно было приходить наугад в любой магазин и сажать персонал практически в полном составе. В разного рода воровстве и взяточничестве были замешаны почти все. Характерный штрих: в девяностые годы предприниматели старались не нанимать людей с опытом работы в советской торговле. Встречались, конечно, среди советских продавцов и порядочные люди, однако их средний моральный уровень был слишком низок даже для весьма либеральных требований дикого капитализма.
  • Рост бытового национализма в республиках СССР. Де-факто в национальных республиках СССР национализм поощрялся как национальной политикой советского государства, так и усилиями внешних врагов, что, конечно, не могло не привести к его росту.
  • Кризис производства товаров народного потребления, возникший из-за перераспределения средств после Хрущёвского переворота в пользу производства средств производства.

Критичные проблемы наблюдались в 70-80-е годы и на более высоких уровнях — см., например, rwp:Рыбное дело и rwp:Хлопковое дело.

[править] Предыстория кризиса

[править] Общие причины

Как Советский Союз докатился до такого — отдельный большой вопрос. Многие эксперты предполагают, что корень проблем следует искать в идеологии коммунизма.

У пришедших в 1917 году к власти революционеров была понятная мечта: накормить всех голодных, построить светлое будущее, защитить молодое государство. В 1941 году у людей появилась новая глобальная цель: победить напавших на нас фашистов. В конце сороковых годов люди объединились для восстановления страны после Войны. Наконец, в качестве завершающего мажорного аккорда, Советский Союз запустил в космос ракету с Гагариным.

На этом всё кончилось. В шестидесятые годы страна свернула в явный идеологический тупик. От идеи мировой революции мы отказались. Космос оказался слишком дорогим и холодным, чтобы стать новой стержневой идеей для государства. Население было в целом накормлено и даже начало обрастать некими атрибутами комфорта. Оставшись без сколько-нибудь убедительной идеологии страна скатилась в безудержное мещанство. Единственным смыслом жизни для очень многих стали вещи; однако, при этом развязанная с целью экономического удушения СССР холодная война заставила перебрасывать силы на ВПК и тяжёлую промышленность, что оставило производство товаров народного потребления без необходимых для нормального развития ресурсов.

[править] Идеолог перестройки А.Яковлев был агентом ЦРУ

Яковлев Александр Николаевич

Из интервью ветерана Управления внешней контрразведки полковника Соколова Александра Александровича:

...На Западе, кстати сказать, Владимира Александровича Крючкова ( председатель КГБ ), как профессионала своего дела, уважали. Что видно даже из выступлений в СМИ бывших директоров Центрального разведывательного управления США. Видимо, сказалась его непримиримая борьба с пятой колонной, окопавшейся в нашей стране, которая разрушала СССР! Дезинформация исходила от А. Яковлева, который был завербован ЦРУ и которого спас от расследования его дел президент СССР Горбачев.

Когда ПГУ получило очень серьезные доказательства того, что Яковлев — агент ЦРУ, Владимир Александрович доложил об этом Михаилу Горбачеву, тот спросил: это что, опять следы нью-йоркского пребывания Яковлева в США? На что Крючков заявил, что это новые его дела, и попросил у Горбачева санкцию на перепроверку этой информации. Горбачев, понимая, что агентура ПГУ даст те же данные, хотя Крючков хотел информацию по Яковлеву проверить через другую агентуру ПГУ, запретил ее проводить и велел Крючкову самому поговорить с Яковлевым.

Владимир Александрович поговорил с ним, хотя Яковлев незадолго до своей смерти в интервью отрицал этот разговор с Председателем КГБ СССР. А Черняев (помощник Горбачева) в своей книге этот разговор главы КГБ с Яковлевым подтверждает! И когда Крючков намекнул Яковлеву, что у ПГУ есть информация, что он шпион США, то тот побледнел, а благодаря Горбачеву перепроверка этих данных не прошла. А если бы она прошла, то и подтверждение этих данных на Яковлева было бы осуществлено. Дальше следовал бы его арест и допрос…

— Но ведь А. Яковлев был членом Политбюро ЦК КПСС и обладал неприкосновенностью?

— Могло быть решение Политбюро ЦК КПСС, и тогда бы за ним последовал арест. Но Горбачев, повторюсь, сделал все, чтобы проверку по информации о деле А. Яковлева КГБ провести не смог.

Интервью полностью

Бывший председатель КГБ СССР Владимир Крючков в своей книге «Личное дело» (1994) писал:

Я ни разу не слышал от Яковлева теплого слова о Родине, не замечал, чтобы он чем-то гордился, к примеру, нашей победой в Великой Отечественной войне. Меня это особенно поражало, ведь он сам был участником войны, получил тяжелое ранение. Видимо, стремление разрушать, развенчивать все и вся брало верх над справедливостью, самыми естественными человеческими чувствами, над элементарной порядочностью по отношению к Родине и собственному народу». И еще — я никогда не слышал от него ни одного доброго слова о русском народе. Да и само понятие «народ» для него вообще никогда не существовало.


Начиная с 1989 года в Комитет госбезопасности стала поступать крайне тревожная информация, указывающая на связи Яковлева с американскими спецслужбами. Впервые подобные сведения были получены ещё в 1960 году. Тогда Яковлев вместе с группой советских стажёров, в числе которых был и небезызвестный ныне О.Калугин, в течение одного года стажировался в США в Колумбийском университете.

ФБР проявило повышенный интерес к нашим стажёрам ... готовя почву для вербовки. Обычное дело, удивляться тут нечего, тем более, что фэбээровцы всегда отличались крайней бесцеремонностью... Надо сказать, что стажёры, оказавшись в дали от "всевидящего" ока отечественных служб безопасности, дали немало поводов для противника рассчитывать в этом деле на успех.

Калугин, будучи сотрудником КГБ, не только не мешал не слишком невинным забавам своих товарищей, но и сам принимал в них активное участие. Видимо, он полагал, что все их похождения останутся вне поля зрения наших органов, а когда почувствовал, что ошибся, ловко отвёл удар от себя лично, настрочив донос на своего приятеля, стажёра Бехтерева, который после этого на долгие годы стал невыездным.

Дополнительная информация

[править] Хрущёвский переворот как предтеча развала СССР

Начало развала СССР следует искать, по-видимому, в событиях 1953 года, когда вполне адекватные, как показала история, реформы Г. М. Маленкова, отвечавшие как раз на запрос простых жителей страны на повышение уровня жизни, были прерваны переворотом Н. С. Хрущёва.

Сельская реформа Маленкова резко повысила уровень жизни на селе. Также Маленков попытался искоренить нарождавшуюся узаконенную коррупцию, отменив не облагавшиеся налогами и нигде не учитываемые «конверты» с деньгами, которые получали партийные чиновники. Именно в этот момент его и подвинул на высшем посту Хрущёв, заручившийся поддержкой партийных аппаратчиков как раз из-за темы с «конвертами».

Не отличавшийся особо глубоким образованием Хрущёв фактически попытался вернуть страну к временам расцвета троцкизма и провёл в жизнь множество решений, впоследствии напрямую способствовавших развалу СССР. В частности, можно отметить следующие факты:

  • было объявлено, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», что впоследствии стало одной из причин массового разочарования в официальной идеологии.
  • были возобновлены прекратившиеся во время Великой Отечественной войны гонения на религиозные организации.
  • партийные руководители и члены их семей, в том числе в национальных республиках, были поставлены фактически выше закона. В качестве примера можно привести сына самого Никиты Хрущёва, получившего в 1963 году звание Героя социалистического труда через 5(!) лет после окончания вуза.
  • курс Маленкова на развитие производства товаров народного потребления был пересмотрен с возвратом к опережающему развитию промышленности средств производства и вооружений, что привело к нарастанию перекосов в экономике.

Социализм, который проявил свою колоссальную мощь в годы испытаний в такой интерпретации не выдержал проверки ожиданием сытости и протух. Как следствие идеологического упадка перестал работать и кадровый отбор: наверх массово полезли махровые интриганы, которых не волновало ничего, кроме собственной карьеры. Дошло до того, что слово «аппаратчик» — весьма нужная и важная в здоровом государстве профессия — стало ругательством.

[править] Последующие события

Дальнейшие события известны. Последним сколько-нибудь адекватным правителем был Брежнев, который в силу ряда причин не смог вытянуть страну из того болота безыдейности, в которое она плавно погружалась. В 1982 году Леонид Ильич умер, и после короткой гонки на лафетах бразды правления перешли к молодому перспективному Горбачёву — первому и последнему либеральному президенту СССР.

Горбачёву потребовалось всего лишь шесть лет, чтобы довести процесс разложения до логического конца. Когда он ушёл — ушёл по-либеральному, тихо передав власть следующему сладкоголосому реформатору — озлобленному и растерянному народу предложили на выбор два объяснения произошедшего.

Либералы заявили, будто все проблемы СССР выросли из плановой экономики, и будто добрый волшебник рынок сейчас превратит все наши тыквы в роскошные кареты. Коммунисты, в свою очередь, назвали Горбачёва предателем, и обозначили его главным виновником трагедии 1991 года.

Версия коммунистов сразу же показалась весьма сомнительной. Людям с хорошей памятью было ясно, что внутренние проблемы у СССР начались задолго до того, как Горбачёв получил доступ к сколько-нибудь значимым управленческим рычагам.

Версия либералов, напротив, долгое время была господствующей: прежде всего по той причине, что практически все СМИ долгое время были строго либеральными. При этом глаза закрывались даже на очевидные всем несостыковки: такие, например, как полную неспособность «невидимой руки рынка» навести минимальный порядок в стране.

В нулевых годах, когда эйфория перемен окончательно прошла, появилась третья версия. Согласно которой советская система управления была достаточно эффективной: экономика же СССР крякнула не из-за сильной централизации, а, наоборот, из-за слабости центральной власти.

При этом низовая коррупция в продовольственных универсамах и на овощебазах отнюдь не поощрялась сверху. Просто у тех, кто стоял сверху, физически не было возможности как-то обуздать коррупцию. У них не хватало на это сил: по тем причинам, которые я уже бегло изложил в начале поста.

Также вскрылись и ещё две неприятные детали, про которые нам либералы забыли рассказать в восьмидесятые и девяностые годы. Стало известно, что на самом Западе либерализма особого нет, экономики западных стран весьма жёстко направляются и контролируются государствами. Также стало ясно, что без выкачивания ресурсов из других стран Запад является экономическим банкротом. И, следовательно, повторить путь США мы не сможем: по той простой причине, что большая часть планеты не платит нам долларовую дань.

Наконец, очень убедительно проявил себя Китай, который в 1989 году жёстко разогнал знаменитый майдан на площади Тяньаньмэнь и наглядно продемонстрировал нам то будущее, в которое мог бы прийти Советский Союз, если бы вместо Горбачёва и его команды в креслах руководителей страны сидели люди поидейнее.[2]

Хронология развития кризиса СССР:

  • В 1988 году бюджет СССР был сведен с дефицитом в 60 миллиардов рублей. За короткий период (с 1988 по 1990 г.) государственный долг СССР достиг 70 миллиардов долларов;
  • В 1988 году приянт «Закон о государственных предприятиях». Суть идеи: каждое предприятие получало права распоряжения своим бюджетным фондом, не ожидая инструкции или реакции Москвы. Планировалось, что получение доступа к решению судьбы своего заводского бюджета должно было привести к двум результатам — каждое предприятие постарается так начать строить свое производство, чтобы увеличить наличные фонды и самоокупаемость; каждое предприятие усилит инициативный поиск рынков, свяжется с наиболее удобными (а не навязываемыми из Москвы) субподрядчиками, почти автоматически оптимизируя внутри- и межрегиональные отношения производственников;
  • В 1988 году было проведено резкое сокращение служащих центральных министерствах: с 1,7 млн человек до 0,7 миллиона;
  • Осенью 1988 года пленум Центрального Комитета КПСС запретил парткомам всех уровней вмешиваться в экономическую деятельность предприятий и органов власти. Таким образом, система плановой экономики оказалась фактически обезглавлена.
  • В 1988 Совет Экономической Взаимопомощи был переведен на расчеты в валюте. Нехватка валюты привела к крушению существующих экономических связей внутри блока;
  • В 1988 году начался «парад суверенитетов». Эстония заявила о своем суверенитете. М. С. Горбачев назвал решение эстонского парламента противоречащим конституции, но далее словесного осуждения не пошел;
  • В 1988 году М. С. Горбачев объявляет в ООН об одностороннем сокращении советских войск на половину миллиона.

Государственный секретарь США Дж. Бейкер:

«Я находился в московских аппартаментах советского министра иностранных дел (бывший глава ЦК компартии Грузии Э. А. Шеварднадзе) и беседовал с энергичной и интеллигентной его женой, которая безо всякого провоцирования открыла мне, что в глубине души она всегда была грузинской националисткой».[1]

Посол Джэк Мэтлок:

«на протяжении следующих двух-трех лет связка Язов — Ахромеев (две очень отличные друг от друга личности, о них трудно говорить как о команде) служили Горбачеву отменно… Они стремились задушить свои личные взгляды и угождать Горбачеву как главенствующей политической власти страны. Несомненно, они хотели бы следовать политике, популярной в среде советского военного истэблишмента — но, когда Горбачев решал следовать очень отличным курсом, они поддерживали его, сдерживая потенциальные горячие головы среди военных, готовых выйти из-под контроля».[2]

Посол США в СССР Артур Хартман описывал выступление Горбачева в Ленинграде:

«Горбачев читает несколько предложений, а затем обращается к публике с многословными разъяснениями. Горбачев говорит как баптистский священник. Он перепугал всю советскую бюрократию, он говорит о „духовных ценностях“ и о „новом советском человеке“.[3]

[править] Внешние факторы

  • На Женевской встречи лидеров СССР и США в ноябре 1985 года Советский Союз в лице М. С. Горбачева впервые согласился с тем, что внутренняя ситуация в СССР может быть предметом американо-советских обсуждений.

Посол Джэк Мэтлок:

„Русские постепенно делали важнейшие уступки по вопросу контроля над вооружениями… Горбачев согласился на американское предложение о 50-процентном сокращении тяжелых, запускаемых с земли и с подводных лодок ракет, согласился на низкий уровень ракет средней дальности и на обширные инспекции на местах… К полудню соглашение о ракетах средней дальности стало казаться настолько возможным, что американская делегация послала экстренные телеграммы американским послам в Западной Европе и Японии, чтобы те оповестили глав союзных с американцами правительств“.[4]

Посол СССР в США Анатолий Фёдорович Добрынин:

„Когда Горбачев прибыл в Вашингтон, он, опять же без серьезного торга, согласился еще на одну уступку: уничтожить все ракеты СС-20 не только в европейской части СССР, но и в азиатской части, хотя в Азии они являлись частью нашей обороны против американских баз в Японии и Индийском океане, а также противовесом китайским ядерным вооружениям“.[5]

Госсекретарь США Джордж Прэтт Шульц:

Мы можем позволять Горбачеву играть роль новатора, играющего фактически в нашу пользу — как он сыграл драматически в случае с ракетами средней дальности и в случае с Афганистаном».[6]

Рональд Рейган:

«Если вы желаете мира, если вы желаете процветания для Советского Союза и Восточной Европы, если вы добиваетесь либерализации… Мистер Горбачев, снесите эту Берлинскую стену».[7]

[править] Последствия

Широко известна фраза Владимира Путина о том, что распад СССР — «крупнейшая геополитическая катастрофа века». Эта катастрофа не кончилась собственно развалом СССР в 1991 году, а в замедленном темпе продолжалась в течение 1990-х. По словам Путина, «Целостность страны оказалась нарушена террористической интервенцией и последующей хасавюртовской капитуляцией…Эпидемия распада перекинулась на саму Россию…».[3]

Только при Путине удалось остановить тенденцию к дальнейшему распаду страны. И, более того, в последние годы происходит частичная реинтеграция на постсоветском пространстве.

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Baker J. The Politics of Diplomacy. Revolution, War and Peace. 1989—1992. N.Y., 1995, p.78, 146.
  2. Matlock J. Autopsy of an Empire. The American Ambassador’s Account of the Collapse of the Soviet Union. New York: Random House, 1995, p. 138.
  3. Shultz G. Turmoil and Triumph: My Years as Secretary of State. New York: Charles Scribner’s Sons, 1993, p. 568
  4. Matlock J. Autopsy of an Empire. The American Ambassador’s Account of the Collapse of the Soviet Union. New York: Random House, 1995, p.96.
  5. Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962—1986). Москва: 1996, с. 657.
  6. Shultz G. Turmoil and Triumph: My Years as Secretary of State. New York: Charles Scribner’s Sons, 1993, p. 1003.
  7. Presidential Documents, June 22, 1987, p. 658—659.

[править] См. также