28 панфиловцев

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngВелика Россия, а отступать некуда — позади Москва!Rightquotes.png
Политрук 4-й роты Василий Клочков

См. также 28 панфиловцев (фильм).

28 панфиловцев — проявившие героизм военнослужащие 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии под командованием генерала Панфилова, принявшие 16 ноября 1941 года бой с немецкими танками в районе разъезда Дубосеково в ходе Битвы за Москву.

Подвиг 28 панфиловцев стал дискуссионным вопросом ещё в советское время вскоре после войны, поскольку некоторые важные детали его первоначального описания не подтвердились, и отсутствуют источники, которые могли бы надёжно прояснить ситуацию (бои велись в крайне непростой обстановке и плохо документировались). Это дало основания считать данную историю выдумкой военных корреспондентов.

Тем не менее, несмотря на сомнения в отдельных деталях и условность цифр (число бойцов, число танков, число потерь с обеих сторон) факт тяжёлых боёв 16 ноября в районе Дубосеково несомненен, как несомненен и героизм бойцов-панфиловцев.

Содержание

Подвиг панфиловцев

На позиции понёсшего ранее потери и лишь отчасти укомплектованного противотанковыми средствами полка (в скором времени ставшим 23-м гвардейским), оборонявшего Волоколамское шоссе на подступах к Москве, вела наступление 11-я танковая дивизия вермахта. При этом другие части 316-й дивизии существенную помощь 1075-му полку оказать не могли, поскольку центр её обороны подвергся удару 2-й танковой дивизии немцев. При этом 2-й батальон и в особенности его 4-я рота оказались на самом острие второй за день немецкой атаки, когда на их позиции наступало около 50 немецких танков.

По первоначальной версии событий, ставшей широко известной 22 января 1942 года, к началу боя в 4-й роте в живых оставалось 29 человек, которые все, за исключением одного, струсившего и застреленного товарищами, погибли, однако отбили наступление 50 танков противника, уничтожив 18 из них.

Буквально на следующий день, 17 ноября 1941 года, 316-я дивизия получила статус гвардейской, а через день, 18 ноября 1941 года, погиб её легендарный командир Иван Васильевич Панфилов, 23 ноября 1941 года сформированная им дивизия стала одной из двух, получивших название в честь своих командиров (другой была 25-я стрелковая имени Василия Ивановича Чапаева).

Сомнения в первоначальной версии описания подвига

Впоследствии выяснилось, что не все панфиловцы погибли. Также часть погибла ранее, а другая часть позднее. Противоречия не удивительны, поскольку первоначально ход и подробности боя были записаны военным корреспондентом Александром Юрьевичем Кривицким в госпитале со слов смертельно раненого бойца — по одной из версий того, как об этом рассказывал Кривицкий. [1] Неопределённости добавляет и то, что раненый в разгар сражения Иван Моисеевич Натаров, со слов которого был записан бой, по документам умер за два дня до боя, 14 ноября. [2][3] Согласно докладу военной прокуратуры СССР от 1948 года, источником вдохновения Кривицкого послужил очерк Василия Игнатьевича Коротеева, напечатанный в газете «Красная звезда» 27 ноября 1941 года, при этом там называлась другая рота и не были указаны точные цифры. [4]

В дальнейшем эта история подвергалась значительному троллингу, поскольку бой был в целом плохо задокументирован из-за тяжёлых боёв и больших потерь среди командиров и, тем более, непосредственных участников боя.

Тем не менее внимательный анализ имеющихся документов показывает, что истина, по-видимому, находится где-то близко к первоначальному описанию, поскольку части дивизии вынужденно были сильно растянуты и имели противотанковое вооружение почти исключительно весьма малой дальности, что при атаке немцев именно в районе позиций 4-й роты позволяет предположить, что танки, подбитые полком в тот день, были уничтожены или повреждены, по официальным докладам, большей частью именно на её позициях, возможно при поддержке небольшого количества артиллерии, с некоторой вероятностью имевшегося на соседних участках.

По словам допрошенного прокуратурой в 1948 году командира 1075-го полка полковника Ильи Капрова, «в этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Согласно более поздним воспоминаниям Капрова, на участке всего 2-го батальона «шло 10-12 танков противника. Сколько танков шло на участок 4-й роты, я не знаю, вернее, не могу определить… В бою полк уничтожил 5-6 немецких танков, и немцы отошли». Однако это была лишь разведка боем, и после подхода немецких резервов советская оборона была смята. Полк с большими потерями отступил – при этом 4-я рота, по оценке Капрова, пострадала больше всех (из примерно 140 человек в живых осталось порядка 20-25), а всего в боях 16 ноября 1075-й полк уничтожил 9 танков.[5]

Память о героях

Гимн Москвы — "Моя Москва". Музыка — Исаак Дунаевский (1942). Слова — Марк Лисянский, Сергей Агранян (1941—1944). Хоровое исполнение.

Ссылки

См. также