Геноцид советских военнопленных

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
Фотография из немецкого государственного архива. Советские военнопленные в августе 1942 года

Геноцид советских военнопленных — убийство более 3 миллионов советских военнопленных[1] немецкими нацистами в период Великой Отечественной войны, часть геноцида советского народа. Это массовое убийство было обусловлено нацистскими идеологическими установками на «сокращение нежелательного населения»[2] и войну на уничтожение. От 15 до 20 % пленных — «политически опасные» комиссары, «большевистские интеллигенты», «фанатичные коммунисты» и евреи были расстреляны вермахтом в прифронтовой полосе согласно «приказу о комиссарах»[3] и в ходе последующих «сортировок» айнзацкомандами СС в лагерях.[4] Однако большинство пленных погибло впоследствии от голода и холода в лагерях военнопленных, вследствие преступных приказов вермахта, заведомо обрекавших людей на смерть от голода и сопутствующих болезней в течение нескольких недель или месяцев. Ответственность за это массовое уничтожение людей помимо руководства Германии и СС несёт непосредственно вермахт, в ведении которого находились лагеря. Всего вермахтом и СС было убито не менее 58 % попавших в плен советских граждан.[4][5]

Содержание

[править] Оценки числа попавших в плен и убитых советских военнопленных

Согласно немецким архивным документам, использованным на Нюрнбергском процессе, за первые полгода войны в немецкий плен попало от 3.35 до 3.8 миллиона советских военнопленных. Первая цифра это скорректированные данные ОКВ и ОКХ о численности пленных, попавших в лагеря к декабрю 1941 года, вторая цифра это численность взятых в плен по донесениям штабов. Расхождение связано с тем, что часть пленных была расстреляна сразу при взятии в плен или по прибытии в лагеря согласно приказу о комиссарах. Другая часть пленных умерла от ран или была добита конвоем по дороге в лагеря в первые же дни плена.[4][6][7] К весне 1942 года в немецких лагерях оставалось 1.1 миллиона пленных. Таким образом, большая часть советских военнопленных попала в плен в первые полгода войны и большая их часть, более 2 миллионов, была убита тогда же.[8] Всего до конца войны погибло 3.3 миллиона пленных из 5.7 миллионов, взятых плен[4][9]

[править] Предыстория

[править] Планирование

Идея воины на уничтожение против СССР базировалась на антикоммунизме[10], нацистских идеях о неполноценности восточноевропейских народов и необходимости захвата «жизненного пространства», которого якобы не хватало германской нации. В «Майн кампф» Гитлер писал, что «нельзя германизировать народы, германизировать можно только землю». Отсюда логически вытекало, что землю от проживающих на ней неполноценных народов надо «очистить».[11]. 30 марта 1941 года конкретизируя перед немецким генералитетом свои планы будущей войны, фюрер заявил, что собирается вести войну на уничтожение, в которой немецкий солдат по отношению к противнику не будет связан никакими правилами и конвенциями.

Мы должны отказаться от понятия солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и никогда не будет товарищем. Речь идёт о борьбе на уничтожение... [12]

Война на Востоке преследовала четыре цели.[13]

1. Уничтожение «еврейско-большевистской» правящей элиты Советского Союза, в том числе всех восточноевропейских евреев, как «биологического корня» «еврейского большевизма»;
2. Порабощение славянских народов и их частичное уничтожение[14];
3. Создание посредством немецких переселенцев германизированной колониальной империи на лучшей части территории Советского Союза[15];
4. Создание в континентальной Европе самодостаточного «великого пространства» под немецким господством, как надёжной базы для дальнейшей борьбы с оставшимися противниками — англосаксонскими морскими державами.

В качестве практического метода «очистки территорий» был выдвинут план голода. После блицкрига планировалось вывозить из сельскохозяйственных регионов оккупированной территории всё производимое продовольствие, решая проблемы Германии[4][16] и одновременно сокращая «избыточное» население советских промышленных центров на десятки миллионов человек.

Нацистское руководство и генералитет вермахта были убеждены в успехе плана Барбаросса, но не выработали определённой концепции в отношении судьбы 2-3 миллионов советских пленных, которых планировалось захватить в результате полного разгрома Красной Армии в первые 4 недели войны. Документы в немецких архивах, связанные с планированием содержания пленных немногочисленны и непоследовательны.[4]. Поскольку планировалось уже летом взять 3 миллиона пленных, последующие ссылки на то, что пленных оказалось слишком много, а продовольствия слишком мало не состоятельны.

Изданный 16 июня 1941 года отделом по делам военнопленных приказ «О службе содержания военнопленных по плану „Барбаросса“», составленный в расистском духе, предостерегал немецких солдат не против евреев и комиссаров, а против «коварства» «военнопленных азиатского происхождения».[17] Общая часть приказа заканчивалась абзацем о соблюдении Женевской конвенции.

Противник не признал Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными от 27 июля 1929 г. И несмотря на это, её требования составляют основу для обращения с военнопленными.[18]

Однако в детализации приказа основные положения Женевской и Гаагской конвенций последовательно отвергались. Приведенный выше пассаж о конвенции изначально абсурден, поскольку 6 июня уже был принят «приказ о комиссарах», который требовал немедленного расстрела некоторых категорий советских военнопленных по идеологическим основаниям и тем самым отвергал основополагающий принцип Женевских и Гаагских конвенций, и обычное военное право, сложившееся в Европе в XVIII веке.

Первоначально нацисты предполагали использовать советских пленных для работ в Германии, но на заключительном этапе планирования идея массового использования советских пленных в Германии была отвергнута из боязни их «идеологического воздействия» на немецкое население. Решение о масштабном использовании труда советских пленных в Германии Гитлер принял только 31.10.1941 и до его реализации большая часть захваченных в 1941 году пленных уже погибла.

После успешного начала военных действий и до краха блицкрига планируемая политика уничтожения ужесточалась. В марте 1941 планировалось истребить только «еврейско-большевистскую интеллигенцию» и расчленить СССР на подчинённые национальные государства «без интеллигенции». В июле возник план превратить советскую территорию до Урала в колонию с местным населением в статусе рабов. Для полного уничтожения населения крупных городов предполагалось использовать авиацию и блокаду.[19][20] Уничтожению подлежал уже любой потенциальный противник или, как выразился Гитлер на одном из решающих совещаний, «всякий, кто косо посмотрит»[21].

Это предрешило судьбу наиболее «нежелательной» части советского населения.

[править] Начало войны — катастрофа 1941 года

22 июня 1941 года РККА оказалась не готова к современной маневренной войне с мощной и уже получившей боевой опыт армией Германии. Вплоть до ноября Красная Армия не могла противостоять ударам танковых групп вермахта. После прорыва советской обороны немецкие танковые дивизии, не встречая сопротивления, проходили по 50 километров в день и быстро закрывали огромные «котлы». Оказавшиеся в окружении армии и дивизии без боеприпасов, продовольствия и помощи извне не могли ни организовать прорыв, ни обороняться.[22] В плен попали миллионы красноармейцев, множество не успевших взять в руки оружие мобилизованных и значительное число гражданских — после захвата многих населённых пунктов, например Минска, немцы устраивали облавы и направляли в лагеря для военнопленных всех мужчин призывного возраста.[23] О наличии большого числа гражданских среди пленных свидетельствуют и приказы вермахта.[24] Перед эсэсовской «сортировкой» персоналу вермахта в лагерях военнопленных надлежало произвести «грубое деление» пленных на 5 категорий:

1. Гражданские лица;
2. Солдаты (также те, которые переоделись в гражданскую одежду);
3. Политически нежелательные элементы из 1-й и 2-й категорий;
4. Лица из 1-й и 2-й категорий, которые кажутся достойными доверия и потому могут быть использованы на оккупированных территориях;
5. Этнические группы среди гражданских лиц и солдат.

Число таких «военнопленных», превышает 10 % от их общего числа. С другой стороны часть нерусских военнопленных и гражданских пленных, в основном с территорий захваченных СССР в 1939 году, немцы отпустили.[4]

В 1941 году миллионы красноармейцев погибли в тяжёлых боях, сдерживая натиск немецких армий. К ноябрю наступательный порыв и резервы немцев были истощены и план блицкрига сорван. Но более половины потерь всех четырёх фронтов в этот период составили пленные.[25][26] Большинство из них умерло мучительной смертью, не дожив до весны 1942 года.

[править] Методы уничтожения советских военнопленных

Масштабы и методы уничтожения советских пленных в 1941 году с немецкой обстоятельностью описаны в докладной записке, которую начальник верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель[27] получил в марте 1942 года.

Судьба советских военнопленных в Германии... является трагедией величайшего масштаба. Из 3.6 млн. военнопленных полную работоспособность на сегодня сохранили всего несколько сотен тысяч. Значительная часть из них погибла от голода и ненастья. Тысячи умерли от сыпного тифа. Само собой разумеется, что обеспечение питанием такой массы военнопленных наталкивается на определённые трудности. Однако [...] смертности и потерь в таких масштабах вполне можно было бы избежать. Так, например, согласно имеющимся сообщениям, в самом Советском Союзе местное население было вполне согласно давать военнопленным продукты питания. Некоторые рассудительные коменданты лагерей с успехом шли по этому пути. Однако в подавляющем большинстве случаев коменданты лагерей запрещали гражданскому населению снабжать военнопленных продовольствием, предпочитая обрекать их на голодную смерть. Даже по пути в лагерь гражданскому населению было запрещено давать военнопленным продукты питания. Во многих случаях, когда военнопленные во время перехода не могли больше идти вместе со всеми из-за голода и истощения, их расстреливали на глазах у перепуганных мирных жителей, а трупы оставляли лежать. Во многих лагерях вообще не заботились о жилье для военнопленных. И в дождь, и в снег они лежали под открытым небом. Им не давали даже средств, чтобы вырыть себе землянки или норы. Планомерная дезинсекция военнопленных в лагерях и самих лагерей, очевидно, не проводилась. Слышны были высказывания, вроде: «Чем больше этих пленных умрёт, тем лучше для нас». [...] Следовало бы, наконец, упомянуть ещё и о расстрелах военнопленных, которые проводились отчасти по идеологическим соображениям и не доступны никакому политическому пониманию.[28]

[править] Эксперименты

Число пленных погибших в результате нацистских экспериментов на людях относительно невелико, однако эту категорию необходимо упомянуть для характеристики идеологических установок нацистов по отношению к советским пленным.

C 1941 года в Дахау немецкие медики использовали военнопленных для медицинских экспериментов в интересах военно-морского и военно-воздушного флотов. Их подвергали обмораживанию, переохлаждению и проверке влияния больших высот на организм человека[29].

В Освенциме 900 советских военнопленных были подвергнуты воздействию газа «Циклон Б», после чего газ стали использовать для уничтожения европейских евреев.[30]

На военнопленных испытывались новые лекарства, определялась возможная продолжительность жизни человека без воды и пищи, осуществлялись хирургические эксперименты на костях, нервах и мускульных тканях, опробовалась мазь для лечения фосфорных ожогов, изучалось действие инъекций фенола, отравленных акотином пуль, иприта и фосгена.[31]

[править] Расстрелы

Расстрелы пленных осуществлялись в соответствии с общим «приказом о комиссарах», который исполнялся большинством частей вермахта до 1942 года и частями СС до конца войны. Помимо этого части СС имели собственные приказы, в исполнении которых вермахт должен был оказывать им содействие. Казни пленных осуществлялись в несколько этапов. Выявленные по нашивкам комиссары расстреливались вермахтом в прифронтовой полосе. Части СС, допущенные в прифронтовую полосу, расстреливали также евреев, а иногда и всех коммунистов.[32] Раненые и ослабленные пленные расстреливались в ходе длительной и изнурительной пешей эвакуации в лагеря. Эти расстрелы во время многодневных маршей носили систематический характер и осуществлялись не только по инициативе конвоя, но и по приказам командования вермахта.[33] После прибытия в лагеря спецподразделения, с помощью доносчиков из числа пленных, проводили дальнейшую «сортировку», которая заканчивалась расстрелом или отправкой «нежелательной» части пленных в лагеря уничтожения. Норма завершающего «отсева» составляла около 15 %. Эти сортировки проводились согласно принятому 17 июля особому приказу № 8 с «директивами относительно чистки лагерей военнопленных, в которых содержались русские»[34]. Согласно приказу, который развивал и ужесточал приказ о комиссарах, «айнзацкоманды полиции безопасности и СД».[35] должны были отбирать и ликвидировать не только уцелевших комиссаров, но и многие другие группы военнопленных. Подлежащими «исключению элементами» признавались:

 — все значительные государственные и партийные деятели, в особенности профессиональные революционеры;
 — деятели Коминтерна;
 — все авторитетные деятели ВКП(б) и её дочерних организаций в ЦК, обкомах и райкомах;
 — все народные комиссары и их представители;
 — все бывшие политические комиссары Красной Армии;
 — руководящий состав центральных и местных органов власти;
 — руководящий состав экономической жизни;
 — советско-русская интеллигенция;[36]
 — все евреи;[36]
 — все лица, относительно которых установлено, что они подстрекатели или фанатичные коммунисты[37].

На практике расстреливались и не указанные в перечне ослабленные и больные[38] военнопленные.

О «нормах» уничтожения и составе расстрельных списков можно узнать благодаря тяжбе возникшей между мюнхенским гестапо и начальником службы содержания военнопленных в VII корпусном округе. В середине сентября в стационарный лагерь VII А Моосбург были доставлены 5238 « не проверенных» советских военнопленных. К ноябрю айнзацкоманда мюнхенского гестапо проверила 3788 пленных и составила список для «особого обращения». В него вошли 3 «функционера и офицера», 25 евреев, 69 «интеллигентов», 146 «фанатичных коммунистов», 85 «подстрекателей, провокаторов и воров», 35 беглецов и 47 «неизлечимо больных»[39]. Но генерал-лейтенант Заур[40] заявил протест в отдел по делам военнопленных в ОКВ против слишком общего «отбора». В ответ гестапо Мюнхена заявило, что оно отобрало «всего» 13 % от числа проверенных, в то время как бюро гестапо в Нюрнберге-Фюрте и Регенсбурге в среднем «отбирали» 15-17 %[41], не оставив в лагере даже немецкоязычных евреев, которых руководство хотело сохранить в качестве переводчиков. Руководству лагеря было предъявлено обвинение, что оно, прикрываясь личиной гуманности, хочет больных русских опять поставить на ноги[42] На самом деле конфликт был вызван прагматичными соображениями лагерного начальства в связи с острой нехваткой рабочей силы и с тем, что качестве «интеллигентов» гестаповцы уничтожали высококвалифицированных рабочих. Но в итоге гестапо одержало победу. Отобранных пленных отправили в Дахау, а офицеры-«гуманисты» из вермахта были уволены.

[править] Убийство голодом

Советские военнопленные в концлагере Маутхаузен

Основная часть погибших советских военнопленных была убита голодом и сопутствующими болезнями. В отличие от расстрелов это массовое убийство совершалось непосредственно в лагерях вермахта, военнослужащими вермахта и по приказам, отданным командованием вермахта. Приказы устанавливали для некоторых категорий военнопленных рационы питания заведомо обрекавшие их на смерть в течение нескольких недель или месяцев.

[править] Нормы питания советских военнопленных в 1941 году

Калорийность рационов советских военнопленных в 1941 году[4] Приказ 11-й армии от 29.06.1941 (ВА/МА RH 19VI/398) OKH/Az.62 f. VA … v. 6.08.41 (в BAV обер-кв. 11-й арм. № 25 от 19.08.41, ук.соч.) Приказ ген.-кварт. ОКХ № 1/26738/41 секр. от 21.10.41 (RH 22/v. 263) Приказ ген.-кварт. ОКХ № 1/36760/41 секр. от 26.11.41 (в BAV ком. тыл. р-ном гр. арм. «Юг» № 96, RH 22/v. 263)
? При полной выработке Без дост. упом. работы Зан. на работах Без дост. упом. работы Зан. на работах Зан. на тяж. работах В лагере и на работах Для осл. пленных На тяж. работах
Килокалорий в день 1304[43] 1275[43] 2040 2200 1487[43] 2175 2411 2335 2540 2573

Для мужчины среднего веса и возраста величина основного обмена, необходимого для выживания в состоянии покоя при комфортной температуре, составляет 1700 ккал/сут.[44]. Питание по калорийности меньшее этой величины ведёт к неизбежной смерти в течение нескольких недель или месяцев. Естественный расход энергии среднего мужчины, не занятого физическим трудом, составляет 2800 ккал/сут.[45] Решение повысить рационы и восстановить трудоспособность истощённых от 26.11.1941 было обусловлено приказом Гитлера от 31.10.1941 о масштабном использовании труда советских пленных в Германии.[46][47] Однако в ноябре состояние советских военнопленных было уже настолько тяжёлым, что создавало «проблемы» даже палачам, которые запретили доставку истощённых пленных в лагеря уничтожения.

Коменданты концентрационных лагерей жалуются на то, что от 5 до 10% приговорённых к казни советских пленных прибывают в лагеря мёртвыми или полумёртвыми. [...] Особенно следует отметить, что при пеших переходах, например с вокзала до лагеря, не малое число военнопленных или умирает по пути от истощения, или падает полумёртвыми и их должны подбирать следующие за ними автомашины. Невозможно сохранить это в тайне от немецкого населения.[48]

Повышение рационов было незначительным и не могло поставить на ноги умирающих людей. Поэтому смертность в лагерях вермахта оставалась катастрофически высокой до весны 1942 года.

Истребление более 2 миллионов советских пленных голодом не было следствием непреодолимых трудностей с продовольствием.[49] Ситуация с транспортом не позволяла доставить на территорию рейха всё награбленное, и на оккупированной территории были достаточные запасы продовольствия.[50] Тем не менее, 16 сентября 1941 года Геринг заявил[51], что продукты не должны «быть сожраны бродящим поблизости населением» или выданы военнопленным. Их надлежало «собрать в определённых, охраняемых пунктах в качестве имперского резерва».[52] То, что уничтожение пленных было целенаправленной политикой, хотя и признанной впоследствии ошибочной, вытекает из выступления министериаль-директора Мансфельда в имперской экономической палате в феврале 1942 года.

Нынешние трудности с использованием рабочей силы не возникли бы, если бы своевременно было принято решение о широком использовании труда русских военнопленных. В нашем распоряжении находилось 3.9 млн. русских, из которых осталось лишь 1.1 млн. Только с ноября 1941 г. по январь 1942 г. умерло 500000 русских. Число русских военнопленных, в настоящее время используемых на работах (400000), едва ли может быть увеличено. Если устранить тифозные заболевания, то, пожалуй, появится возможность задействовать в экономике ещё дополнительно 100000-150000 русских[53]

[править] Региональные различия

Брянская область, 2 октября 1941 года. Военнослужащие вермахта демонстрируют самодельный рифмованный плакат:
«Der Russe muß sterben,
damit wir leben».
 — «Русский должен умереть, чтобы мы жили».

Точные цифры смертности пленных по всем регионам и периодам неизвестны, но для прифронтовой зоны известны следующие цифры:[54]

Период Количество смертных случаев Процент
Декабрь 1941 г. 89693 15.4 %
Январь 1942 г. 87451 19.4 %
Февраль 1942 г. 46579 13.2 %
Март 1942 г. 31703 9.4 %
Апрель 1942 г. 19537 5.8 %

Таким образом итоговая смертность составила 49,5 %. Особенно высока была смертность среди пленных, взятых под Вязьмой и Брянском. В этих котлах красноармейцы сражались до самой последней возможности и попали в плен уже сильно истощёнными.[55] В ноябре после наступления холодов при отсутствии лечения и достаточного питания смертность достигла 2 % в день. До весны 1942 года в немецких лагерях погибли почти все эти солдаты, сорвавшие блицкриг и полномасштабный штурм Москвы.

Точные данные о смертности на территории рейха имеются только для декабря 1941 года; в этом месяце из 390000 пленных умерло 72000 (18,5 %)[56]. Так что смертность здесь была значительно ниже, чем в остальной зоне ответственности ОКВ, но выше соответствующего показателя в прифронтовой зоне.

Особенно высока была смертность в лагерях на территории Польши. К 15 апреля из 361612 пленных, которые осенью 1941 г. были доставлены в генерал-губернаторство[4], в живых осталось всего 44235, 7559 пленных бежало, 292560 умерло в лагерях, а о 17256 было заявлено, как о «переданных в СД», то есть они были расстреляны.[4] Даже если считать бежавших выжившими, то в лагерях на территории Польши погибло не менее 85.7 % советских пленных. Пленные на этой территории не получали более высокие рационы за работу в немецкой промышленности, а помощь со стороны местного населения была ещё менее вероятна, чем в Германии.

[править] «Массовая смертность» 1941—1942 годов и последующий геноцид

Массовое убийство около 2 миллионов советских военнопленных осенью 1941 и зимой 1942 годов Кристиан Штрайт корректно называет «массовой смертностью». С 1942 года масштабы истребления советских военнопленных в немецких лагерях уменьшились. Это связано и с уменьшением числа захваченных пленных, и с тяжёлым положением, в котором оказались немецкая промышленность и армия после провала блицкрига. Значительные потери и мобилизация мужчин в армию привела к острой нехватке рабочей силы. Этот дефицит было решено восполнить за счёт военнопленных и остарбайтеров. Но численность армии всё равно была недостаточной для ведения победоносной войны. Нехватка солдат частично восполнялась за счёт привлечения войск союзников — Италии, Румынии, Венгрии, Хорватии[57][58] и добровольцев из оккупированных и нейтральных стран[59] В изменившихся обстоятельствах нацистское руководство вопреки своим прежним догмам решило привлекать советских граждан и советских военнопленных, включая русских, к службе в немецкой армии в качестве хиви.[60]

Поскольку умирающий от дистрофии человек бесполезен для производства, изменились нормы питания для тех, кто оставался в плену и мог работать. Однако политика «продуктивного питания» касалась только работающих военнопленных и заставляла людей работать на износ. Тех, кто уже не мог работать и был бесполезен для рейха, нацисты убивали голодом в течение всей войны — «смертность вследствие неизменных принципов в сфере питания оставалась крайне высокой и опять выросла к концу войны».[4] В 1944 году нормы питания советских и не советских военнопленных стали одинаковы. Но это произошло в результате падения норм питания для всего населения рейха. В результате для не работающих пленных норма питания стала снова меньше величины основного обмена, что и повлекло увеличение смертности.

Одним из примеров является стационарный лагерь VI А Хемер, который играл решающую роль в использовании труда советских пленных в горной промышленности. В этом лагере, где во время массовой смертности 1941—1942 годов погибло сравнительно мало пленных, большая смертность началась только в 1943 году. Так, до марта 1943 года было зарегистрировано около 3000 умерших. Но затем, до конца войны, здесь умерло ещё 20000 пленных. После освобождения в апреле 1945 года 816 пленных были настолько истощены, что умерли в последующие затем недели от необратимой дистрофии.[61]

[править] Геноцид советского народа

Всего архивы Германии документируют уничтожение нацистами не менее 3.3 миллионов советских военнопленных. Массовыми расстрелами евреев, «антипартизанскими» акциями, включавшими расправы с сугубо гражданским населением[62][63] и голодом[64] в результате грабежа продовольственных запасов немецкие фашисты убили на оккупированной территории СССР не менее 4.2 миллионов гражданских лиц.[65] Таким образом, на подконтрольной ей территории Германия уничтожила не менее 7.5 миллионов безоружных и беззащитных советских граждан. Это массовое убийство во многом сходно, а по масштабам превосходит организованное Германией истребление 6 миллионов европейских евреев. Сходство и в том, что в обоих массовых убийствах помимо Германии принимали участие и многие другие европейские страны, как союзные, так и «оккупированные». Например, белорусов уничтожала французская дивизия СС Шарлемань, французы приняли посильное участие и в холокосте. Но есть и разница. Холокост это признанный международным сообществом геноцид. Во многих европейских странах его отрицание является уголовным преступлением. Правительство ФРГ принесло еврейскому народу свои извинения. За геноцид советского народа ни перед СССР, ни перед Россией пока никто не извинился.

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Значительная часть взятых вермахтом пленных была гражданскими лицами. Советские военные историки учитывают только пленных красноармейцев и приводят меньшую цифру. Российские авторы 90-х годов приводят большую цифру. В контексте статьи о геноциде, мы будем учитывать всех пленных вермахта и опираться на немецкие архивные источники.
  2. «Десятки миллионов избыточного населения умрут или уйдут в Сибирь». Doc. 126-EC: Wirtschaftspolitische Richtlinien fur Wirtschaftsorganisation Ost, Gruppe Landwirtschaft, 23. Mai 1941. Документ представленный на Нюрнбергском трибунале.
  3. Этот приказ был важным пунктом обвинения на Нюрнбергском процессе, и активно обсуждался впоследствии. Однако число его жертв относительно невелико не только по сравнению с общим числом погибших военнопленных, но и по сравнению с числом расстрелянных по «особому приказу № 8».
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 Штрайт К. Они нам не товарищи: Вермахт и советские военнопленные, 1941—1945 гг. / Пер. с нем. М., 1991, К. Штрайт «Солдатами их не считать. Вермахт и советские военнопленные 1941—1945 гг.». М. «Прогресс» 1979 г.
  5. Этот факт опровергает распространённый в современной Германии миф о героическом вермахте, который в отличие от СС пытался якобы противостоять указаниям Гитлера.
  6. Согласно исправленной от ошибок смете генерал-квартирмейстера сухопутных сил, до 20 декабря 1941 г. в руках у немцев оказалось 3 350 639 пленных; в эту цифру вошли освобождённые, умершие и бежавшие пленные: КТВ OKW, I, S. 1106.
  7. Гитлер в своей речи перед рейхстагом от 11 декабря 1941 г. говорил о 3.8 миллионах пленных: Reden des Fuhrers, hrsg. v. E. Kloss, Miinchen 1967, S. 264 f.
  8. Из 3350639 пленных к 1 февраля 1942 г. в немецком плену ещё оставался 1020531 человек: документ офицера связи в управлении военной экономики и вооружения и военно-экономическом штабе «Восток» при генерал-квартирмейстере сухопутных сил № 683/42 секр. от 27 мая 1942 г., A4 R 41/172, л. 61. К этому времени в зоне ответственности ОКХ отпущено было 280108 пленных: документ генерал-квартирмейстера сухопутных сил № П/400/ сов. секр. от 20 февраля 1942 г., ВА/МА НЗ/729. После вычета количества бежавших и сравнительно небольшого числа отпущенных, в зоне ответственности ОКВ получаем примерно 2 миллиона человек, которые были расстреляны или погибли от голода и болезней.
  9. Данная статья посвящена вопросу геноцида пленных. Более подробно о судьбе советских военнопленных можно узнать в статье Н. П. Дембицкого и книге К. Штрайта.
  10. Немецкие коммунисты были главными противниками прихода нацистов к власти.
  11. Ещё в своей первой речи перед генералами рейхсвера после прихода к власти 3 февраля 1933 г. Гитлер одной из целей своей политики назвал «завоевание нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадную германизацию»; см. т. н. Liebmann-Nieder-schrift, VfZ 2, 1954, S. 435.
  12. Речь Гитлера 30 марта 1941 года перед высшим командным составом вермахта. Гальдер Ф. "Военный дневник". Т.2. М., 1969. С.430.
  13. Hillgruber, (Op. dt.), S. 519 f.
  14. См. высказывание Геринга о министре иностранных дел Италии Чиано в ноябре 1941 г.: Ciano’s Diplomatie Papers, hrsg. v. Malcolm Muggeridge, London 1948, S. 465. — Личный референт Розенберга штандартенфюрер С А доктор Кёппен, бывший представителем Розенберга в ставке фюрера, 17 октября 1941 г. призвал Розенберга «позаботиться о более чётком разграничении своих полномочий министра по делам оккупированных восточных территорий, и полномочий Гиммлера, как рейхскомиссара обороны, ввиду крайне резких и определённых высказываний Гитлера. Иначе министерство по делам оккупированных восточных территорий скатится до второстепенных ролей… Его задачи тогда будут состоять лишь в том, чтобы как можно скорее принуждать запертых в резервациях славян к эмиграции и доводить их до вымирания», ВА R 6/34a, л. 52.
  15. В своей первой речи перед генералами рейхсвера после прихода к власти 3 февраля 1933 г. Гитлер одной из целей своей политики назвал «завоевание нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадную германизацию»; см. т. н. Liebmann-Nieder-schrift, VfZ 2, 1954, S. 435. О том, что эта цель не была забыта, свидетельствует отправленная в августе 1937 г. докладная записка имперскому министру фон Бломбергу, в которой главнокомандующий сухопутных сил фон Фрич подчёркивал, что сухопутные силы в сравнении с другими видами вооружённых сил постоянно будут проявлять решительность «до тех пор, пока не будут достигнуты цели немецкой победы в завоевании Востока…»: цит. по: Walter Görlitz (Hrsg.), Generalfeldmarschall Keitel, Göttingen 1961, S. 128.
  16. Германия испытывала нехватку стратегического сырья и даже продовольствия из-за морской блокады Великобритании. Помимо большой собственной армии приходилось содержать ещё 1.5 миллиона французских военнопленных. Гитлер предполагал захватом Украины решить продовольственную проблему и, двигаясь дальше на восток, создать самодостаточное в сырьевом отношении «имперское пространство». Некоторые историки полагают, что отказ Великобритании идти на компромиссы с Гитлером после разгрома Франции ускорил нападение на СССР.
  17. Ibidem, л. 95, Курсив в ориг. — См. «директивы», циф. I, 1-П, 3, Jacobsen, Kommissarbefehl, S. 187, и приказ отдела по делам военнопленных, Ibidem, S. 199 (циф. III).
  18. Курсив в ориг. - Имеется в виду Женевская конвенция. СССР ратифицировал только «договор об улучшении участи раненых и больных в полевых условиях» (RGBL 1934/ II, S. 207-231).
  19. 8 июля 1941 г. Гальдер записал: «Фюрер принял непреклонное решение —Москву и Ленинград сровнять с землёй, чтобы не оставлять там людей, которых нам пришлось бы кормить этой зимой. Города должны быть уничтожены с помощью авиации. Танки для этого можно не использовать. „Катастрофа, которая лишит центров не только большевизм, но и Московию“ [слова Гитлера]». КТВ Halder, III, S. 53.
  20. 16 сентября Геринг заявил, что по экономическим соображениям захват крупных городов нежелателен, предпочтительней блокада. IMG, XXXVI, S. 107; 109.
  21. Стенограмма совещания 16 июля 1941 г.: IMG, XXXVIII, 221-L, цитата на S. 92. Кейтель дважды повторил: «Жители должны знать, что каждый, кто не работает, будет расстрелян и что за любую провинность последует наказание».
  22. Шнеер А. Часть I. Глава 2. Военно-организационные причины // Плен. Советские военнопленные в Германии, 1941-1945. — Мосты культуры / Гешарим, 2005. — Т. 1. — 624 с. — ISBN 5-93273-195-8
  23. В Минске на небольшой участок согнали 100 000 военнопленных и 40 000 захваченных в городе гражданских лиц. Люди практически не могли двигаться и были вынуждены справлять естественные надобности там, где находились. Еду давали раз в неделю. Чтобы удержать людей от бегства относительно небольшая охрана почти непрерывно вела огонь на поражение. IMG, XXV, 022-PS, S. 81 f.
  24. Jacobsen, Ор. dt., S. 201
  25. Пленные составили 52,64 % от общего количества потерь Северо-Западного фронта, 61,52 % потерь Западного, 64,49 % потерь Юго-Западного и 60,30 % потерь Южного фронтов.
  26. НЕМЕЦКИЙ ПЛЕН. Часть 1: причины и число военнопленных
  27. Верховное командование вермахта (ОКВ; Oberkommando der Wermacht) — верховный орган управления вооруженными силами Германии. ОКВ было создано 4 февраля 1938 г. на базе преобразования Военного министерства. Кейтель был начальником ОКВ в 1938—1945 гг.
  28. Der Prozeß gegen die Hauptkriegsverbrecher (zit.: IMG), Bd. XXV, Nürnberg 1948, S. 156-161, Dok. 081-PS.
  29. ГА РФ. Ф. 7445. Оп. 2. Д. 318. Л. 28-29; Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. М., 1959. Т. 4. С. 448—449.
  30. Концентрационный лагерь Освенцим — Бжезинка / Пер. с польск. Варшава, 1961. С. 89-96, 118; Боркин Д. Преступление и наказание «И. Г. Фарбен-индустри» / Пер. с англ. М., 1982. С. 179.
  31. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 082. Оп. 32. П. 180. Д. 14. Л. 58-62; Нюрнбергский процесс над главными немецкими преступниками. М., 1966. Т. 2. С. 410—442; Деларю Ж. История гестапо / Пер. с фр. Смоленск. 1993. С. 372.
  32. Во время окружения под Киевом 18 сентября 1941 г. Леонид Волынский оказался среди примерно 10 тысяч пленных в одной из частей «котла» и стал свидетелем расстрела: «На следующее утро пришли 15 эсэсовцев с белыми черепами на фуражках и велели выйти вперёд „комиссарам, коммунистам и евреям“; их оказалось около 300. Они должны были оголить торс и выстроиться в линию. Затем переводчик прокричал… что, видимо, некоторые ещё скрываются и что каждый, кто даст сведения о коммунисте, комиссаре и еврее, получит его одежду и прочее имущество… В конце концов, расстреляли 400 человек. Их уводили по 10 человек и заставляли копать себе могилы». Л. Н. Волынский. «Сквозь ночь», 2005.
  33. «Командование 6-й армии [командующий генерал-фельдмаршал фон Рейхенау] отдало приказ о расстреле всех ослабевших пленных. К несчастью, это происходит на улицах, в населённых пунктах, так что местное население является свидетелем всего этого». Донесение полковника абвера Лахузена от 31 октября 1941 г., NOKW-3147.
  34. Оригинал в: ВА R 58/272. Частично опубликован в кн.: Jacobsen, Kommissarbefehl, S. 200—204 (= NO-3414). Все эти «особые приказы», — известно 15 таких приказов, — касаются мер, которые айнзацгруппы и соответственно айнзацкоманды должны предпринять по «уничтожению большевизма и еврейства». См. сохранившиеся приказы в ВА R 70 SU/32.
  35. Таким было официальное обозначение айннзацкоманд. Они подчинялись начальнику полиции безопасности и IV управления СД, которому были подчинены также полиция безопасности и гестапо. Команды состояли из чиновников полиции безопасности (Зипо), уголовной полиции (Крипо) и службы безопасности (СД). В источниках в отношении состава команд и непосредственно руководящих ими органов (инспекторов полиции и СС, начальника полиции безопасности, учреждений гестапо) нет понятийных различий; военнопленные передавались «в СД», «в Зипо», «в гестапо», сотрудничали «с СД». Казни частично осуществлялись самими командами, на Востоке часто — органами обычной полиции, «ваффен СС», в отдельных случаях — при участии подразделений вермахта, на территории рейха, как правило, в концентрационных лагерях.
  36. 36,0 36,1 Категория военнопленных, которая уничтожалась по этническому признаку.
  37. Jacobsen, Kommissarbefehl, S, 203. Эта категория давала особенно широкий простор для произвола.
  38. В первую очередь пленные, заболевшие в лагерях туберкулёзом.
  39. 178-R, № 1-5.
  40. Генерал-лейтенант Отто Риттер фон Заур (род. 1876 г.) — с февраля 1941 г. — начальник службы содержания пленных в VII корпусном округе; в июле 1942 г. — уволен.
  41. Органы регенсбургского гестапо отобрали в VII корпусном округе более 22 %, а в отдельных рабочих командах — более 40 % пленных: Ibidem, № 20, S. 450 f.
  42. Имеются в виду обессилившие от голода пленные, которые согласно ноябрьскому приказу ОКВ должны были по возможности восстановить работоспособность; см. ниже увеличение рационов для пленных по приказу ОКХ от 26.11.41.
  43. 43,0 43,1 43,2 Норма питания, заведомо ведущая к смерти даже при полном отсутствии физических нагрузок.
  44. Нормальная физиология человека / под ред. Б. И. Ткаченко. — 2-е изд. — М.: Медицина, 2005. — С. 575—576. — 928 с. — ISBN 5-225-04240-6
  45. Геноцид советских военнопленных в Германии: Норма питания советских военнопленных обрекала их на смерть. Материалы Юрия Веремеева.
  46. Указание Гитлера было оформлено приказом Кейтеля, в котором говорилось, что «исходным условием производительности труда является соразмерное питание». Решение было принято, когда стало очевидно, что война в 1941 году не закончится и высвободить восточные дивизии для ликвидации острой нехватки рабочей силы невозможно.
  47. «Из ставки приходят указания, которые заставляют усомниться в рассудке сидящих там людей. А в целом это просто смешно. Русские пленные теперь вдруг должны в большом количестве использоваться во всей экономике, причём сказано, что „достаточное питание является само собой разумеющейся предпосылкой“. Они поступают так, как будто ничего не знают о своих прежних приказах». Письмо Мольтке от 6 ноября 1941 г. своей жене. (В частной собственности графини Мольтке.)
  48. Документ начальника полиции безопасности и СС № 2009 В/41 секр. - отдел IV А 1 с от 9 ноября 1941 г., Jacobsen, «Kommissarbefehl», S. 222.
  49. Полномочный квартирмейстер в своём отчёте за июль записал, что «вследствие больших запасов в стране пшена, гречихи и муки […] питание [пленных], несмотря на неравномерный подвоз продовольствия не [вызывало] особых трудностей». ВА/МА RH 22/v. 205, л. 39.
  50. Прежде всего не было транспорта для доставки продовольствия к линиям железной дороги. Для этой цели генерал-квартирмейстер сухопутных сил выделил в сентябре 1200 грузовиков из трофейных запасов. Тем не мене, во втором полугодии 1941 г. на территорию рейха среди прочего было доставлено: 207374 голов скота, 9198 т зерна, 26924 т масличных культур и растительного масла, 2519 т масла и животных жиров, а также 10839 т текстильного сырья: месячный отчёт военно-экономического штаба «Восток» за январь 1942 г., R 41/137. Мясо, пищевые жиры и текстильное сырьё пользовались по требованию Геринга от 16 сентября 1941 г. приоритетом. Часть мяса должна была быть переработана в консервы и опять отправлена на Восток в войска. «Остатки должны были послужить поддержанию нынешнего уровня рационов на территории рейха» (полумесячный отчёт военно-экономического штаба «Восток» за 1-15 октября 1941 г., R 41/136).
  51. A4 R 26 IV/v. 51. «Укрывательство продуктов» на селе было для жителей оккупированных советских городов единственной возможностью выжить. Киев, например, после оккупации в сентябре «официально не должен был получать в середине ноября никакого зерна». Полумесячный отчёт военно-экономического штаба «Восток» за 16-30 окт. 1941 г. от 27 ноября 1941 г., A4 R 41/135.
  52. Военно-экономический штаб «Восток», отчёт за 16-30 сент. 1941 г., R 41/135, л. 42.
  53. Протокольная запись отдела по вооружению III Z St [управления военной экономики и вооружения в ОКВ] от 20 февраля 1942 г.: ВА/МА Wi/IF 5.3434, курсив в оригинале.
  54. Подсчитано на основании названных в H 3/ 729 и R 41/172 данных.
  55. «Окружённые русские армии оказывали фанатичное сопротивление, хотя последние 8-10 дней были лишены какого-либо снабжения. Они питались буквально древесной корой и корнями, ибо отошли в непроходимые лесные дебри и попали затем в наши руки в таком состоянии, что едва были способны ещё передвигаться. Вывезти их было невозможно. В том напряжённом положении со снабжением, в котором мы очутились из-за разрушения путей сообщения, было невозможно их всех эвакуировать. Поблизости не было мест для их размещения. Большую часть можно было бы спасти только в результате немедленного и заботливого лечения в условиях госпиталя. Очень скоро начались дожди, а позднее — холода; это и есть причина того, что большинство пленных из-под Вязьмы умерло». Оправдания начальника штаба оперативного руководства вермахта, генерал-полковника Йодля в Нюрнберге. IMG, XV, S. 451 f.
  56. В [конце] ноября 1941 г. на территории рейха находилось 390000 пленных, а к 1 января 1942 г. — 318000: донесение Мансфельда от 10 февраля 1942 г., ВА R 41/281, л. 269 и сл.
  57. В 1941 году единственной не немецкой по составу частью, штурмовавшей Москву, был Легион французских добровольцев.
  58. Ставка на союзные войска на флангах под Сталинградом в 1942 году привела немцев к печальным последствиям.
  59. Например, к концу войны в советском плену оказалось более 23 000 военнопленных из «союзной» нам Франции, притом, что советская армия не воевала на территории этой страны.
  60. Дембицкий Н. П. «Судьба пленных»
  61. Stalag VIA Hemer (1995), S. 68 f.; 190—203.
  62. Приказ Кейтеля от 16 дек. 1942 г. обязывал вермахт «применять любые средства без ограничения даже против женщин и детей, если это будет способствовать успеху»: Bernd Wegner, «Der Krieg gegen die Sowjetunion 1942/43» (1990), S. 923.
  63. Реакция Гитлера на призыв Сталина: «Русские получили приказ начать партизанскую войну за линией нашего фронта. Но эта партизанская война имеет и свои преимущества: она даёт нам возможность искоренить всё, что противостоит нам». (Заметка Бормана о беседе Гитлера с Борманом, Герингом, Кейтелем, Ламмерсом 16 июля 1941 г., ЮМ XXXVIII, S. 88, 221-L; курсив в оригинале.)
  64. Ещё до призыва Сталина к партизанской борьбе Гитлеру и руководству вермахта было ясно, что партизанское движение возникнет уже «вследствие голода, ожидавшегося на большей части захваченной территории»: так начальник ОКВ Кейтель писал 5 июля 1941 г. командующему армией резерва Фромму. (Документ отдела «L» штаба оперативного руководства вермахта № 441158/41 сов. секр., ВА/МА RW 4/ v. 578, л. 105 и cл.)
  65. Timothy Snyder: Bloodlands: Europe between Hitler and Stalin. Basic Books, New York 2010, p. 411.