Обеление экономики России

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Обеление экономики (детенизация) — идущий с начала XXI века процесс выхода экономики России из тени, то есть из такого состояния, при котором значительная часть торговых и финансовых операций происходит вне государственного контроля и учёта. Обратный процесс — тенизация экономики — приводит к снижению собираемости налогов и к ограничению возможностей государства по борьбе с преступностью и коррупцией (существующими во многом благодаря обналичке и чёрному налу), а также по борьбе с нарушениями трудового законодательства (из-за серых зарплат) и нарушениями прав потребителей (из-за некачественных товаров на чёрном рынке). Напротив, детенизация экономики приводит к увеличению собираемости налогов и упрочению государственного контроля над финансами, торговлей и рынком труда.

На протяжении 2000-х и 2010-х гг. произошло значительное обеление российской экономики. Серый и чёрный сектора сокращаются, а налоговая служба уже разработала те необходимые инструменты, которые позволят ей в ближайшие годы дотянуться практически до каждого неплательщика.

Содержание

[править] История

[править] Советская эпоха

Основы обширного сектора теневой экономики сложились в России ещё в советские времена, когда частное предпринимательство и коммерция были предельно ограничены. Особенно жёсткие ограничения действовали в период после ликвидации артелей при Хрущёве в 1956 году и вплоть до легализации предпринимательской деятельности в форме кооперативов при Горбачёве в 1987 году.

Вопреки жёстким ограничениям, в Советском Союзе всегда велась подпольная торговля и существовал обширный «чёрный рынок». Одним из самых прибыльных видов заработка была скупка у местных производителей или закупка за границей дефицитных товаров (дефицит был крупной проблемой позднего СССР) с последующей их перепродажей.

Однако такая деятельность квалифицировалась государством как спекуляция, и занимавшиеся ею люди подвергались уголовным наказаниям. Между тем, в ситуации, когда можно было подороже перепродать что-либо ранее купленное, часто оказывались и обычные люди, а не только профессиональные спекулянты. Разумеется, о подобных сделках было принято умалчивать. В результате в СССР выросли целые поколения людей, привыкших скрывать свои торговые и финансовые операции от государства.

[править] 1990-е годы

В период «дикого капитализма» в 1990-е гг. предыдущие ограничения на предпринимательскую деятельность были отменены, однако многие старые привычки остались, а цивилизованная культура бизнеса ещё не сформировалась. Среди предпринимателей многие были связаны с криминалитетом, так как до этого советская система десятилетиями загоняла в предприимчивых людей в уголовный мир, сажая их за спекуляции.

Практически двукратное падение экономики в первой половине 1990-х гг. на фоне роста преступности и рэкета (вымогательства бандитами денег у предпринимателей) подталкивало бизнесменов к экономии на налогах, чтобы сводить концы с концами.

Кроме того, в 1992 году в России было принято новое налоговое законодательство, которое устанавливало прогрессивную шкалу подоходного налога, менявшуюся от 12 % при доходе до 200 тысяч руб. (при этом минимальный размер оплаты труда налогом не облагался) до налога в размере 124 тысяч руб. с заработков, превышающих 600 тыс. руб. Помимо этого сумма дохода сверх 600 тысяч руб. дополнительно облагалась налогом по ставке 40 %. [1] Таким образом, получавшие высокий доход граждане теряли более 40 % или даже более 50 % заработков, что было серьёзнейшим стимулом для работы в тени и ухода от налогов.

В результате, на протяжении 1990-х годов собираемость налогов была крайне низкой, бюджет недополучал огромные средства, теневая экономика достигла почти половины от общего объёма ВВП.

[править] 2000-е годы

Благодаря снижению НДФЛ и быстрому росту российской экономики в 2000-е гг. легальные доходы граждан и бизнеса резко повысились, в результате чего стимулы к уходу в теневой сектор резко снизились, собираемость налогов возросла многократно, а государственный бюджет наполнился деньгами. По наиболее оптимистичным оценкам, теневой сектор экономики снизился примерно с 44 % в начале 2000-х до 16 % в 2012 году. [2]

Быстрому обелению экономики в этот период способствовали следующие факторы:

  • Введение плоского 13%-го НДФЛ. В 2001 году был введен в действие современный НК РФ, впервые в России установивший плоскую шкалу налогообложения доходов физических лиц в размере 13 % независимо от суммы дохода. Эта ставка продолжает действовать по сей день, подвергаясь постоянной критике сторонников прогрессивной шкалы налогообложения.[3]
  • Повышение международной открытости российской экономики привело к повышению корпоративной культуры в стране (во многом за счёт совместных проектов с иностранными компаниями), а кроме того, трансграничные перемещения товаров и денег во многом проще контролировать, чем внутрироссийские.
  • Резкий рост использования банковских карт в магазинах, а также безналичных платежей через Интернет.

Вместе с тем в 2000-е годы усилился начавшийся ещё в 1990-е перевод крупных капиталов в офшоры.

[править] Современные меры по обелению экономики

На фоне снижения темпов роста экономики, а также экономических кризисов 2008—2009 и 2015—2016 гг. правительство России активизировало усилия по выводу российской экономики из тени.

К числу важнейших предпринимаемых мер относятся следующие:

  • Отзыв лицензий у недобросовестных банков, промышлявших обналичкой. Этот процесс набрал силу после того, как в 2013 году главой Центробанка стала Эльвира Набиуллина. от налогов через обналичку с каждым годом становится всё дороже и дороже.
  • Деофшоризация России. В 2014 г. были приняты жёсткие меры по выводу российских капиталов из офшоров. Крупнейшие российские банки прекратили обслуживание офшоров, а принятый в конце 2014 года закон обязал контролируемые иностранные компании платить налоги в бюджет РФ.[4] Деофшоризация влияет на собираемость налогов не только за счёт самого факта возвращения капиталов в российскую юрисдикцию, но и тем, что она осложняет серые и коррупционные схемы, увеличивая контроль государства за финансами.
  • Борьба с фирмами-однодневками, использующимися для уклонения от налогов и мошеннических схем. К началу 2016 года число однодневок снизилось с 45 до 15 % от числа зарегистрированных компаний благодаря совершенствованию законодательства по регистрации юридических лиц и контроля со стороны Федеральной налоговой службы[1]. Сложности у фирм-однодневок постоянно нарастают: сейчас уже нельзя ни оформить юрлицо на бомжа, ни запутать налоговую, перегоняя деньги сложным маршрутом с одной помойки на другую.
  • Введение обязательных онлайн-касс. Реализация данного шага намечена на 2017 и 2018 годы: вся розница будет оснащена онлайн-кассами, информация с которых будет сразу же уходить в налоговые инспекции. Одновременно с этим затягиваются гайки на границах, ведутся уже разговоры о сквозном прослеживании каждого товара от таможни до розничного покупателя. Выглядит это примерно так: когда вы покупаете, скажем, килограмм бананов, уже через 15 минут в базе налоговой производится запись — килограмм бананов прибыл из Эквадора, разгружен в порту Санкт-Петербурга, доставлен на оптовую базу «Жёлтый груз», отгружен в торговую сеть «Пятикрёсток», продан Василию Пупкину по кредитной карте банка «Алёна Ивановна».

В результате этих мер чёрный, неучтённый нал исчезает как в рознице, так и у всех поставщиков и производителей. Серые зарплаты также уходят в прошлое: у предприятий банально истощаются источники неучтённых наличных, чтобы платить зарплаты в конвертах.

Результаты налицо — только за первые 4 месяца 2017 года ФНС России собрала на триллион (!) рублей налогов больше, чем за тот же период 2016 года.[5]

[править] Затраты

Существуют опасения, что введение онлайн-касс обернётся для мелких предпринимателей существенными расходами. Хотя расходы на приобретение Криптопро и саму онлайн-кассу являются разовыми, однако есть и постоянные статьи расходов: ЭЦП (лицензия дается только на 1 год), сервис для отправки данных из кассы в налоговую и сдачи отчетности (Контур, СБИС, 1С), а также регулярные платежи оператору фискальных данных (ОФД), который является посредником между организацией и налоговой службой.

Кроме того, тем, кто до сих пор не озаботился переходом на онлайн-кассы, потребуются расходы на подключение интернета и приобретение компьютерного оборудования. При этом большинство имеющихся кассовых аппаратов поддерживают работу с SIM-картами, так что подойдет и мобильный интернет на самом дешевом тарифе.

[править] Перспективные меры: борьба с неформальной занятостью

Ожидается, что в ближайшие годы государство также усилит борьбу за снижение неформальной занятости и регистрацию самозанятых граждан. То есть, налоговая возьмётся за отлов нянь, репетиторов, парикмахеров, сдавателей квартир и прочих работающих «на себя» граждан.

По состоянию на 2017 год журналисты смеются над первыми начинаниями в этом направлении. За первые три месяца 2017 года на предложение репетиторам, няням и домработницам официально зарегистрироваться и получить налоговые каникулы на двухлетний срок откликнулись всего лишь 40 человек на всю огромную Россию. Не пользуется популярностью и ранее введенная альтернатива регистрации — патентная система налогообложения. В Москве в 2016 году было приобретено лишь около 1600 патентов на оказание надомных услуг. [6]

Однако смех очевидно преждевременен. По мере вытаскивания на свет серой и чёрной частей экономик руки дойдут до всех. Технологии уже сейчас позволяют контролировать почти всё, а политическая воля у ФНС присутствует. Вопрос только во времени.

В 2014 году в неформальном секторе (то есть без официальной облагаемой налогом зарплаты) работали порядка 20 млн россиян, что несколько меньше чем в 2011 году (22 миллиона). При этом около 4 миллиона составляли самозанятые люди (то есть занимающиеся собственным делом). Таким образом, вне трудового законодательства в 2014 году было трудоустроено около 16 миллионов человек, что составляет порядка 20 % трудоспособного населения страны, при этом для 91 % из них неформальный заработок является основным источником дохода[2]

[править] Ситуация в регионах России

Теневая занятость минимальна на северо-западе России, в Петербурге и Москве. В 2014 году в Санкт-Петербурге она составляла лишь 2,2 % от занятого населения, а в Москве — порядка 3,7 %.[2]

Наибольшая доля теневой рабочей силы и в целом теневой экономики имеет место в национальных республиках Северного Кавказа[2]. Это является признанной проблемой в данных регионах. В Дагестане с 2013 года действует Приоритетный проект «Обеление экономики». По разным оценкам, объем теневого сектора в республике Дагестан составляет от 40 % до 60 % валового регионального продукта (ВРП).[7]

[править] Последствия обеления экономики

С одной стороны, уклонение от налогов позволяет сейчас некоторым предприятиям держать цены низкими. С другой стороны, опыт показывает, что практически в любой отрасли существует достаточное количество честно платящих налоги бизнесменов, которые как-то умудряются конкурировать со своими менее прозрачными коллегами.

Опять-таки, собранные налоги не будут уведены за рубеж: пойдут на строительство дорог, выплату пенсий и прочие внутренние расходы. Это увеличит доходы бизнеса и, следовательно, скомпенсирует потери от увеличения налоговой нагрузки.

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Число фирм-однодневок резко снизилось. Российская газета. Проверено 26 декабря 2016.
  2. 2,0 2,1 2,2 Новости NEWSru.com :: Каждый четвертый работающий россиянин трудится в теневом секторе экономики