Судебная система России

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Судебная система в современной России в последние десятилетия сделала огромный шаг вперёд. Определённые недостатки и проблемы сохраняются, однако судиться в России совсем не страшно и, по мировым меркам, не слишком дорого и не слишком долго.

Содержание

[править] Структура судебной системы

В настоящее время в Российской Федерации существует чётко структурированная система судов. Можно их разделить на три большие ветви — суды общей юрисдикции, арбитражные и конституционные суды.

[править] Конституционные суды

Конституционный суд — это самый главный суд в нашей стране. Точнее, один из самых главных. Только Конституционный суд РФ может официально толковать Конституцию страны, кроме того, он разбирает споры о разграничении компетенции органов и проверяет на соответствие Конституции нормативные акты. Ещё в его функциях: предъявление официальных обвинений главе государства за государственную измену или иное тяжкое преступление.

Конституционные (уставные) суды субъектов — они могут быть, а могут и не быть, это зависит от самого субъекта федерации. У автономных республик они называются конституционными, у остальных субъектов (поскольку у них не конституции, а Уставы), соответственно, уставные. Их функции схожи с Конституционным судом, но ограничиваются территорией субъекта.

[править] Суды общей юрисдикции

Важная ремарка: в России также существует система военных судов, но она повторяет систему гражданских с поправкой на дислокацию воинских частей (суд воинской части — окружной военный суд — Военная коллегия Верховного суда), так что писать о ней отдельно нет смысла.

Верховный суд — Верховный суд является последней инстанцией по всем уголовным, гражданским и административным делам. По первой инстанции рассматривает очень ограниченный круг дел. Состоит из 4 коллегий — гражданской, уголовной, административной и Военной коллегии.

Верховный суд субъекта (республиканский, краевой, областной суд) — верховный суд субъекта рассматривает всё то, что не вправе рассматривать нижестоящие суды. Чаще всего его используют как апелляционную инстанцию для обжалования нижестоящих судов. По первой инстанции суды субъектов рассматривают очень ограниченное количество дел. В частности, они рассматривают уголовные дела в отношении депутатов Федерального Собрания, а также дела, содержащие государственную тайну. Именно на этом уровне функционирует суд присяжных.

Районный (городской) суд — подведомственность гражданских и уголовных дел этим судам определяется соответствующими законами. Но если говорить обобщённо, то районные суды рассматривают имущественные споры свыше 50 000 рублей, неимущественные споры, обжалования органов власти, а также большинство уголовных дел.

Мировые судьи — мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации. Мировые суды формируются субъектами федерации самостоятельно. Мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации либо избираются на должность населением соответствующего судебного участка в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации.[1] При этом на территории РФ сейчас нет ни одного субъекта, который доверил бы формирование мировых судов гражданам.

Мировые суды рассматривают имущественные споры до 50 000 рублей, некоторые категории неимущественных споров (вроде разводов, если нет спора об имуществе), мелкоуголовные дела, а также занимаются рассмотрением дел о привлечении к административной ответственной. Их решения можно обжаловать в федеральный суд.

[править] Арбитражные суды

Верховный суд — Верховный суд является последней инстанцией по всем уголовным, гражданским и административным делам. По первой инстанции рассматривает очень ограниченный круг дел. Состоит из 9 коллегий: Пленум Верховного Суда Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации; Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации; Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации;Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации; Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации;Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации; Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации — в качестве судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Арбитражный суд округа — по арбитражной юстиции страна разделена на специальные округа, на территории которых действуют соответствующие суды. Надо заметить, что федеральные округа и арбитражные округа (равно как и военные, разумеется), совсем не совпадают территориально и количественно: всего их десять штук.

Арбитражные апелляционные суды — являются судами по проверке в апелляционной инстанции законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой инстанции. Полномочия арбитражного апелляционного суда[2]: 1) проверяет в апелляционной инстанции законность и обоснованность судебных актов, не вступивших в законную силу, по делам, рассмотренным арбитражными судами субъектов Российской Федерации в первой инстанции, повторно рассматривая дело; 2) пересматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты.

Арбитражный суд субъекта — в системе арбитражных судов отсутствуют районные суды, в них всё начинается с судов субъектов. Арбитражные суды рассматривают в основном экономические дела, а также дела о банкротстве.

[править] Суды, не входящие в систему судов России

Третейский суд — интересной разновидностью судов в России являются так называемые третейские суды. Грубо говоря, это суды по договорённости. Стороны могут предусмотреть, чтобы их спор рассматривали не общие суды, а специальные люди, оговорённые сторонами. Третейские суды не очень развиты в нашей стране, они существуют, как правило, при крупных компаниях вроде Газпрома, либо при Торгово-промышленных палатах. Что интересно: решения третейских судов нельзя обжаловать в принципе, только в очень ограниченном количестве случаев.

[править] Международные суды

Европейский суд по правам человека — базируется в городе Страсбург, Франция. Считается самой последней инстанцией в Российской Федерации, поскольку решения ЕСПЧ на территории Российской Федерации подлежат немедленному исполнению. Суд рассматривает как уголовные, так и гражданские дела. Россия в ЕСПЧ на хорошем счёту, потому что его решения исполняются быстро и в срок. Конечно, существует определённая проблематика: простому российскому обывателю трудно понять, почему грабители, мошенники и маньяки получают по 5-10 тысяч евро компенсации за якобы ненадлежащее содержание, обращение, а также за нарушение их прав (казалось бы, какие могут быть у выродка, убивающего пенсионеров, права?), но своя логика в этом есть.

Россия всё же находится на этапе развития своего правосудия, кроме того, её правоохранительная и пенитенциарная системы унаследовали пороки старой, советской системы. Разумеется, со временем нормы о верховенстве Европейского суда будут изменены или даже отменены. Например, Великобритания принципиально не признает решений ЕСПЧ, но все российские олигархи стараются судиться в Лондоне, а не в России.

В этой же связи отметим такой немаловажный вопрос, как примат международного права и, соответственно, решений международных судов над решениями российских судов. Некоторые горячие головы заявляют, что фактически это означает зависимость России от международного правосудия, которое контролируется то ли европейцами, то ли американцами, то ли ещё Бог знает кем. Кроме того, сейчас особенно жаркие споры вызывает возможность выхода России из Совета Европы и, как следствие, выход из-под юрисдикции ЕСПЧ.

Но все эти доводы разбиваются о простую логику. Россия самостоятельно принимала решение о вхождении в Совет Европы, соответственно, выйти из этой структуры — дело одного федерального закона и трёх слушаний по нему. Учитывая, что большинство в обеих палатах парламента за пропрезидентской партией, каких-то сложностей в этой связи не должно возникнуть. Во-вторых, ещё в 2010 году глава Конституционного суда России Валерий Зорькин негативно высказался по поводу решения Европейского суда, по поводу так называемого «дела Маркина», ясно дав понять, что это решение Россия исполнять, не намерена. Более подробно историю этого вопроса можно посмотреть, например, вот тут: [3]

Таким образом, можно сказать, что говорить о какой-то зависимости России от международного правосудия, не приходится.

Стокгольмский арбитраж — международный коммерческий арбитраж, находится, как видно из названия в Стокгольме, Швеция. Рассматривает экономические дела транснациональных компаний. В 70-е годы использовался для разрешения торговых споров между США и СССР. Из последних резонансных дел, рассмотренных судом с участием России, иск Газпрома к Нафтогазу в 2009 году в рамках «газовых войн» с Украиной.

Гаагский трибунал или Международный уголовный суд — его часто путают с ЕСПЧ, хотя компетенция у них совершенно разная. Находится в городе Гаага, Нидерланды. Изначально задумывался как преемник Нюрнбергского процесса, в котором будут беспристрастно судить диктаторов по всему миру. Но, как это обычно бывает, быстро утонул в политических разборках заинтересованных сторон. Кроме того, после громких и скандальных дел по бывшей Югославии (многие тогда обвиняли трибунал в ангажированности в пользу косовских албанцев, хотя они тоже попадали на скамью подсудимых) судить стало особо некого, так что теперь Гаагский трибунал превратился в место разборок между африканскими диктаторами. Что касается России, то Россия по Конституции не экстрадирует своих граждан, так что за военные преступления граждане России отвечают по Уголовному кодексу Российской Федерации. На настоящий момент ни один россиянин Гаагским судом не осуждён.

Международный суд ООН — был создан в 1946 году на базе Организации Объединённых Наций. Находится там же, где и Гаагский трибунал, то есть в Гааге, Нидерланды. В его компетенцию входит цивилизованное разрешение споров между государствами. СССР до 1989 года не признавал юрисдикции международного суда (хотя судьи от СССР в него входили, сейчас же одним из 15 судей является россиянин Скотников Леонид Алексеевич), теперь же Россия формально признает его юрисдикцию, но особо громкими делами суд всё равно не отмечен. Единственный спор, связанный с Россией, был инициирован Грузией по итогам Пятидневной войны 2008 года. Суд в 2010 году принял соломоново решение, и иск отклонил по формальным основаниям.

[править] Мифы о российской судебной системе

«Судебная система — я всё время считаю, что это преимущество в нашей стране. Тот, кто пытался посудиться в Африке, Индии, Китае, должен понимать, что у нас — в Красноярске, Иркутске — суд — это практически … британское право. Суд в Индии может длиться 25 лет. И никакого решения. В Китае могут просто не принять спор, не понимая его сути или имея ввиду его антинародный характер. В Африке ещё более сложные, запутанные… красивые мантии, парики. Нашу судебную систему нужно пропагандировать. Люди должны понимать, что это место, где можно рассматривать споры…» — Олег Дерипска на VIII экономическом форуме в Красноярске.

[править] Миф 1. Решения российских судов почти всегда неправосудны

Миф этот в основном обусловлен тем фактом, что подавляющее большинство граждан России юридически неграмотны. Несмотря на то, что в судах часто есть образцы бланков, да законы существуют в открытом доступе, написать иск правильно могут немногие без профильного образования, а тем более отстоять свои интересы в суде. Потому что, как правило, нет двух одинаковых дел, и составление иска — процесс нетривиальный и в каком-то смысле творческий.

Мало подать заявление в суд, надо ещё грамотно и чётко сформулировать обстоятельства по делу, а также сослаться на необходимые законы и иные нормативные акты, и, разумеется, правильно объяснить свои требования. Просто так зайти в суд и вслед за Золя воскликнуть — J’accuse![3] — не получится. Нужно также понимать, что «правда» в обывательском и юридическом смысле — это две большие разницы. И решения судов, которые кажутся обычным людям полной чушью и попранием их прав, на самом деле являются юридически выверенными и правильными.

Кроме того, исповедующие этот миф не вполне хорошо себе представляют масштабы работы судов в России: так, в 2015 году только судами общей юрисдикции (без арбитражных судов) и только по первой инстанции (то есть без учёта апелляционных, кассационных, надзорных производств) было рассмотрено 966.363 уголовных дела, 15.928.857 гражданских и административных дел, 6.617.343 дела об административных правонарушениях (данные приведены на официальном сайте Судебного департамента при Верховном Суде РФ:[4]). Понятно, что никто из критиков российской судебной системы, утверждающих о неправосудности большинства выносимых судебных актов, проанализировать такое количество дел, да пусть даже одну сотую часть от них, не мог даже чисто физически. Следовательно, в качестве основания для подобных выводов берутся только «громкие» дела, освещающиеся в Интернете и СМИ (зачастую с приведением позиции лишь адвокатов проигравшей стороны), нередко с политической подоплёкой, что никак не может отвечать задачам сколько-нибудь широкого охвата проблемы и объективности.

Разумеется, в России выносятся и неправосудные решения — и по гражданским, и по уголовным делам. Тут бывает замешана и политика, и чьи-нибудь лоббистские интересы, и банальное взяточничество (об этом подробнее в разделе Проблемы российского судопроизводства). Но необходимо помнить, что сейчас российская судебная система неплохо защищена от такого рода решений: в России существует многоступенчатая система обжалования решений, судей привлекают к дисциплинарной, а то и уголовной ответственности. Да и по гражданским делам у судей намного меньше интереса выносить неправосудные решения. Кроме этого, по некоторым категориям дел (яркий пример — дела о защите прав потребителей) существует возможность подать иск в разные суды, что сводит к минимуму возможность подкупа судьи.

Таким образом, корни этого мифа больше лежат в непонимании специфики российских судов и банальной юридической неграмотности. Всё это поправимо: достаточно лучше проводить информирование населения, повышать его юридическую грамотность и делать судопроизводство более доступным.

[править] Миф 2. В российских судах процветает коррупция

Про судебную коррупцию сейчас не говорит только ленивый. При этом размер бедствия для судов сильно преувеличен. В институциональной экономической теории есть так называемый «эффект Ольденбурга»: в индийском обществе слухи о коррупции раздуваются посредниками, которые тем самым увеличивают свой доход, – ведь в итоге неизвестно, передают они взятки судьям или нет. Например, в России, чтобы обосновать свой гонорар, адвокат говорит: «А судья? Я ему должен занести». Клиент говорит: «Ну, что ж поделаешь… Конечно». И даже если потом дело не решается в пользу клиента, адвокат говорит: «А оттуда занесли больше». Что, впрочем, далеко не всегда соответствует действительности. - Аузан А. "Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь"

Этот миф прямиком вытекает из первого мифа. Простой российский обыватель исходит из в корне неправильной мысли, что у нас в стране всё продаётся и покупается, а любой чиновник (и судьи в их числе) приравнивается к злостному взяточнику. К сожалению, таковое мнение возникло не на пустом месте.

На самом деле, федеральный судья получает больше ста тысяч рублей, причём его доходы не облагаются налогами. (Доходы судьи облагаются налогами наравне со всеми) Кроме того, у федерального судьи ещё очень много льгот, в том числе и пенсионных, а наказание за любую провинность — пожизненный запрет на профессию. Нельзя и не сказать о довольно строгом надзоре со стороны высших судов и Квалификационной Коллегии, да и правоохранительные органы тоже не дремлют. Так что открытого взяточничества в судах не так много, хотя и это имеет место, к сожалению.

Но нужно помнить: в российских судах граждане выигрывают и у крупных ритейлеров и производителей, и даже у государственных органов.

[править] Миф 3. Российские суды очень долго рассматривают дела

Миф тоже имеет под собой основу, но, как и большинство мифов, основан на обывательском понимании принципов работы и функционирования российской судебной системы.

В общем случае судопроизводство в мировом суде длится 1 месяц, в районном — 2 месяца. Это сроки, установленные законом, и судьи очень сильно за их соблюдение беспокоятся. Ещё один месяц даётся на вступление в законную силу решения суда. Сторона также имеет право подать апелляционную жалобу — на её рассмотрение по закону не должно уходить более двух месяцев. Таким образом, в идеальном случае решение мирового судьи вступит в законную силу через 2 месяца после начала рассмотрения, через 3 — у районного судьи. Но это идеальный случай, так называемый сферический конь в вакууме, и так бывает очень редко и по самым простейшим делам, вроде взыскания задолженности.

Судья может заболеть/уйти в отпуск, либо может быть назначена судебная экспертиза, либо будут иные предусмотренные законом причины, и сроки увеличиваются. Кроме того, стороны искусственно могут затягивать процесс, но проблема крючкотворства и изворотливости юристов, пожалуй, всех развитых стран[4].

Также необходимо помнить, что за долгое рассмотрение в суде гражданам предусмотрена компенсация.

[править] Миф 4. Российский суд ангажирован в пользу государства

Миф также имеет под собой основу. В советский период так, в целом, и было, поскольку разделения властей как таковых не было. Но даже в те времена суды порой не соглашались с мнением государственных органов и выносили решения не в их пользу. Да и в целом по старой российской традиции считается, что суды полностью зависят от государства (что правда, но только частично и с многими оговорками).

Теперь же ситуация и вовсе для государства удручающая: так, почти половина всех споров с налоговыми органами решаются не в их пользу. Разумеется, есть определённое сращивание судов с государственными органами, но это происходит нечасто, и обычно относится к сфере уголовного права. В гражданском процессе государство проигрывает, и довольно часто. Связано это в основном с неразвитостью юридических департаментов при государственных органах (оклады маленькие, перспективы роста призрачные, а работы очень много). Да и некоторые категории дел, например, по задолженности, имеют очевидно бесспорный характер.

[править] Миф 5. Судиться в России дорого

Строго говоря, это не вполне миф, но будем разбираться. На самом деле, российское государство делает своё судопроизводство максимально доступным самым широким слоям населения с самым разным уровнем дохода. Делается это по нескольким направлениям:

  1. Государственная пошлина. Пошлины, взимаемые за подачу заявления в суд общей юрисдикции, на данный момент вполне приемлемы. По неимущественным спорам пошлина составляет 200 рублей, по имущественным — в зависимости от суммы иска, но не менее 400 рублей. Максимальный размер государственной пошлины в суд общей юрисдикции составляет 60 000 рублей. Кроме того, некоторые споры вообще не облагаются госпошлиной: например, трудовые споры или споры о защите прав потребителей (если цена иска не превышает 1 000 000 рублей). Существует и категория льготников, которые также не обязаны платить госпошлину — как, например, инвалиды II—III группы. Но и это ещё не всё. Если доходы гражданина низкие, то он может подать заявление об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины, и его исковое заявление все равно может быть рассмотрено. При рассмотрении гражданских исков в рамках уголовных дел государственная пошлина вообще не подлежит оплате.
  2. Бесплатная юридическая помощь. На данный момент в Российской Федерации существует федеральный закон, принятый совсем недавно, в конце 2011 года, «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Этот закон определяет круг лиц, на которых его действие распространяется, а также порядок её получения. В основном созданием системы оказания бесплатной юридической помощи занимаются регионы, которые заключают соглашения с адвокатскими или юридическими конторами. Следует также отметить, что по Конституции защитник обязателен в уголовном процессе, но надо сказать, что адвокаты, немотивированные материально (за представление интересов обвиняемых они получают по установленной государством таксе, которая, прямо скажем, невелика), работают спустя рукава.

В целом стоит сказать, что стоимость юридических услуг в Российской Федерации сильно варьируется, но рассмотрение дела в регионах в среднем обойдётся в 15-20 тысяч рублей в юридических конторах, адвокаты за свои услуги берут в 2-2,5 раза больше. Рынок в стране очень конкурентный, так что всегда можно найти, где подешевле, хотя и не факт, что это «подешевле» будет качественнее. Короче говоря, ситуация примерно та же, что и с остальным рынком услуг.

Хороший способ сэкономить на услугах юриста — готовить документы и ходить в суд самостоятельно, а у юристов только брать почасовые консультации. Выйдет значительно дешевле: раз в 10, если не больше. Кроме того, вы избежите, риска нарваться на ленивого юриста, который будет брать с вас деньги и ровно ничего за эти деньги не делать.

[править] Миф 6. Судам в России не доверяют

Опять же, строго говоря, это не миф. И по-хорошему данную тему можно равно распределить между мифами и проблемами отечественной судебной системы. Российским судам действительно не очень сильно доверяют. В пример любят ставить судебные тяжбы олигархов: вот, если даже российские олигархи судятся исключительно в Высоком суде Лондона, значит суды наши прогнили и нелегитимны, и вообще.

Но юмор заключается в том, что судиться в Лондоне могут позволить себе только очень состоятельные люди (вот в Великобритании правосудие ДЕЙСТВИТЕЛЬНО дорогое). Простой российский обыватель, чертыхаясь, пишет заявление в наш родной районный суд. Так всё же, почему олигархи так облюбовали именно Высокий суд Лондона, тратя на местных юристов («барристеров») миллионы евро?

Ответ на самом деле прост.

  1. Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что в Великобритании действительно на порядок более высокое качество судопроизводства. Если современной российской судебной системе от силы двадцать лет, то британские суды формировались столетиями. Отсюда и более высокое качество.
  2. Споры, по которым судятся олигархи, относятся к 90-м годам, и рассказывают там о таких вещах, которые в наших судах тянули бы на три пожизненных на каждого: кто кого крышевал, кто кому и какие откаты платил, кто был ближе всех к «Семье», а кто так, был на подхвате. Разумеется, эти истории незамедлительно подхватываются и российскими СМИ, но правоохранителей эти темы не очень волнуют.
  3. И пожалуй одна из самых главных причин — в правовой традиции. Английские суды, в отличие от российских (особенно арбитражных) отличаются тем, что признают в качестве действительных сделок устные договорённости. Кроме того, британские судьи могут встать на сторону того, кто, по их мнению, был более убедителен в суде. Это является особенностью английского судопроизводства (для нас выглядит дикостью, но такова система, и она довольно устойчива). Разумеется, никто в те времена письменно не оформлял такие сделки.

[править] Миф 7. Россия первая по жалобам в ЕСПЧ

В 2014 году Россия находится на третьем месте по общему числу жалоб в Европейский суд по правам человека — после Италии и Украины. [5] Однако если учесть большой размер нашей страны и подсчитать количество жалоб на 10 тысяч жителей, станет видно, что Россия находится на 24-м месте, значительно ниже, например, Эстонии, Украины, Латвии и Польши. [6][7] [8]

При этом количество выявленных ЕСПЧ нарушений прав человека в России постоянно снижается. Если в 2008 году таковых было 233, то в 2012 году эта цифра сократилась почти вдвое, до 122. [9]

[править] Миф 8: Обвинительный уклон российского правосудия

Основная статья: Миф:Обвинительный уклон российского правосудия

Процент оправдательных переговоров по странам мира

Существует миф о том, что в России запредельно мало число оправдательных приговоров — менее 1 % в год. Для контраста любят вспоминать при этом сталинскую Россию, в которой выносилось 12 % оправдательных приговоров. Отсюда многие делают далеко идущий вывод о том, будто Россия — это полицейское государство, правды там нет, ну и далее по тексту. Разбираться в предмете хотят немногие.

На данный момент выделяют три типа уголовных процесса.

  1. Инквизиционный процесс — главной целью процесса является обвинение. В данном случае становятся не важны доказательства, кроме собственных признаний обвиняемого, которые добываются, как правило, пыткой. Роль защиты сводится к номинальной или даже декоративной и никакого влияния на процесс она не имеет. На сегодняшний день практикуется в разных авторитарных и тоталитарных государствах.
  2. Состязательный процесс. Развит в странах англо-американской правовой семьи (Великобритания и её бывшие колонии). В данном процессе обвинение и защита выступают абсолютно равными сторонами по делу и рассматриваются в порядке, максимально приближенном к гражданскому. Если помните американские фильмы, то в США в уголовном процессе говорят: Народ против… (Ларри Флинта, например). То есть стороной по делу является народ в лице прокурора. В данном процессе судья лишь арбитр, и если суд считает, что у прокуратуры нет доказательств, процесс прекращается, а обвинение снимается.
  3. Смешанный процесс. Сочетает в себе признаки инквизиционного и состязательного процесса. Такой процесс характер для систем континентального права (к которым относится и Россия). В данном процессе у суда не пассивная роль наблюдателя, а активная. Причём, и это особенность, оставшаяся в России с советских времён, его роль сдвинута ближе к роли обвинения. При недостаточности доказательств суд не прекращает дело, а может отправить его на доследование. Это не плюс и не минус судебной системы, это её особенность.

«Обвинительный» уклон российского правосудия объясняется тем, что в нашей стране дело сначала расследуется, а уже потом идёт в суд. Прокуроры просто не берут дела, у которых нет судебных перспектив, и следователи это прекрасно понимают. Поэтому дела без достаточной доказательной базы до суда не доходят, они закрываются на более ранних этапах. В суде же рассматриваются только дела с «железными» доказательствами, поэтому в большинстве случаев приговоры по этим делам обвинительные. В тех же США любое дело полиции идёт в суд, а уже потом начинается следствие. Доказательства могут быть найдены, а могут и нет. Поэтому и количество обвинительных приговоров там по статистике меньше — в процентном отношении.

Россия — далеко не единственная страна с «обвинительным» уклоном правосудия. В Бельгии и в Чехии суды выносят 0,3 % оправдательных приговоров, в Португалии — 0,6 %, в Германии — 0,9 %.[10] В Японии, например, выносится и того меньшее количество оправданий, а ещё там до сих пор применяется смертная казнь. Но почему-то все упрекают российскую судебную систему, а не японскую.

Отдельно надо развеять миф о том, что отсутствие оправдательного приговора непременно означает посадку в тюрьму. Посмотрим на российскую статистику за 2015 год. Из 5 млн зарегистрированных преступлений уголовные дела были возбуждены по 2,5 миллионам. До суда дошёл миллион дел, из этого миллиона в полноценные обвинительные приговоры переросли только 200 тысяч. Остальные 800 тысяч — это сделки со следствием и прекращённые по разным причинам дела. [11] Таким образом, реально в России обвинительными приговорами в 2015 году закончились только 4 % возбуждённых уголовных дел.

Надо также отметить, что в других странах или провинциях этих стран зачастую возбуждается больше уголовных дел на душу населения, чем в России, и, в связи с этим, может выноситься гораздо больше обвинительных приговоров относительно размера населения. Например, в 2012 году были осуждены примерно 1 % жителей Баварии, тогда как в России лишь 0,5% жителей. [12]

[править] Проблемы российской судебной системы

Наивно считать, что в российской судебной системе всё идеально. В ней, как и в любой другой, существуют свои проблемы и изъяны. Перечислим самые основные из них.

[править] Низкая квалификация судебных органов

Нужно заметить, что судьями как правило становятся бывшие сотрудники силовых структур — внутренних дел или прокуратуры, реже — из нижестоящих судов или помощников, совсем редкие случаи — из секретарей судебных заседаний. И это накладывает свой определённый отпечаток. Бывшие сотрудники сохраняют свои связи в органах и могут «подсуживать» своим, особенно это видно на примере уголовных дел. Кроме того, они слабо разбираются в гражданском процессе, что тоже влияет на качество судебных решений. Судей из «гражданских» — адвокатуры или коммерческих структур, очень и очень немного, и они зачастую заседают в арбитражных судах. Но, надо заметить, сейчас ситуация постепенно меняется, и таких судей становится всё больше и больше. Судьи — это очень закрытое сообщество, попасть туда, просто сдав квалификационный экзамен, практически невозможно. Как и в любых других органах, всё решают связи и протекция.

И также следует отметить в этой же связи и высокую текучку секретарей судебных заседаний, вследствие низкой зарплаты и большого объёма работ.

[править] «Телефонное» право

Это действительно проблема, она существует, отмечали её и президент, и премьер-министр. Заключается проблема в сращивании судебных и иных органов власти. По теории разделения властей судебная власть должна быть независимой от исполнительной и законодательной, на деле же выходит совсем не так: и исполнительные органы, случается, диктуют судебным как решать то или иное дело. Показателен в этой связи пример чеченского судьи Вахида Абубакарова, взявшего самоотвод на основании давления на него со стороны республиканского МВД [13]

Но, отметим, что это должно быть действительно важное дело, затрагивающее интересы очень влиятельных лиц. Просто так «подставляться» и принимать решение, которое заведомо отменит вышестоящая инстанция, никто не будет. Тем более, что для защиты как раз от таких случаев введена многоступенчатая система обжалования решений судов. Так, на решение районного суда можно подать апелляционную жалобу в суд субъекта, на решение суда субъекта можно подать кассационную жалобу в Президиум суда субъекта, на решение Президиума можно подать надзорную жалобу в Верховный суд. Сомнительно, чтобы местечковые чиновники имели столь большое влияние, чтобы влиять на решение Верховного суда.

В этой же связи отметим и тот факт, что суды крайне неохотно привлекают к судебным процессам высших должностных лиц Российской Федерации. Например, за всю современную историю России был осуждён только один чиновник уровня федерального министра (если кому интересно — это бывший министр юстиции Валентин Ковалёв, приговорённый в 2001 году к 9 годам условно за взяточничество). Более того, даже в качестве свидетелей по тем или иным делам высшие чиновники выступают крайне редко, а в последнее время такая практика и вовсе сошла на нет. Разумеется, это объясняется и определённой зависимостью судов, и низкой правовой культурой в целом: суды даже при наличии возможности боятся так делать. Хотя, как уже неоднократно подчёркивалось, Россия находится только в стадии становления своей судебной и политической системы, так что вполне вероятно такие дела только впереди.

[править] Высокая загруженность

Через судебные органы проходит больше миллиона дел ежегодно, а количество судей строго ограничено. Отсюда возникает проблема, что в густонаселённых районах (например, в Москве) загруженность судей резко возрастает. Поэтому возникает определённая проблема качества рассмотрения дел, которое, соответственно, падает: судья не может рассматривать множество дел одинаково объективно и качественно.

[править] Плохое материально-техническое обеспечение

Несмотря на то, что федеральные судьи получают очень хорошие деньги за свою работу, в судебную систему вливаются очень хорошие деньги, на настоящий момент приходится признать, что материально-техническое обеспечение судов поставлено из рук вон плохо. Так, например, секретари судебных заседаний получают очень мало — не более 12-15 тысяч рублей. При этом от них зависит очень и очень многое: именно они печатают протоколы судебных заседаний (а иногда и судебные решения и исполнительные листы), ведут администрирование дела, принимают и отправляют корреспонденцию. Как правило, секретарями работают девочки-студентки или сразу после юридических вузов (мужики с монотонной сидячей бумажной работой, как правило, не справляются), и когда подворачивается место получше, норовят уйти. Отсюда: высокая текучка и плохая подготовка. При этом доходит даже до того, что секретари за свои (!!!) деньги вынуждены покупать канцелярские товары (ручки, нитки, папки), бумагу и заправлять принтеры. Хотя всеобщая компьютеризация охватила и суды, поэтому хотя бы с этим проблем нет.

Другая часть проблемы — это централизация материально-технического обеспечения, хотя это проблема всех государственных органов, МВД, ФССП, прокуратуры и, возможно, даже армии. Проблема заключается в том, что материально-техническим обеспечением судов занимаются региональные судебные департаменты, а тем в свою очередь, директивы спускает Судебный департамент при Верховном суде. Разумеется, в такой ситуации возникает много проблем: ну действительно, откуда кому-то там в Москве знать, сколько именно бумаги требуется условному Урюпинскому горсуду? Но именно так всё и происходит, неизвестно откуда берущиеся нормативы спускаются сверху вниз, и всё что израсходовано сверх лимита — строго за свой счёт. И ладно бы проблема была только в бумаге, которую можно и купить. Но такие же лимиты существуют и по бланкам исполнительных листов, а их печатают только на Гознаке, и в обычном киоске их, понятное дело, не купишь.

[править] Перспективы развития

[править] Слияние Верховного и Высшего арбитражного судов

Данная проблема назрела на самом деле давно. Дело в том, что, несмотря на то, что и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции живут по одним и тем же законам, обе юрисдикции сильно различаются в плане толкования норм права. И Высший арбитражный, и Верховный суды издают свои собственные Постановления пленумов, которые могут серьёзно различаться по содержанию. Несмотря на то, что они — постановления — не могут являться нормами права (у нас право не прецедентное, в отличие от англо-американской правовой семьи), но суды стараются держаться их линии. В итоге возникает путаница, когда суды общей юрисдикции не хотят принимать во внимание постановления пленумов ВАС и наоборот, хотя толкуемые нормы одни и те же! Более того, оба суда становятся, по сути, параллельными системами. Арбитражные суды становятся всё более прогрессивными: например, все судебные акты выкладываются в общий доступ на соответствующих сайтах, исковое заявление теперь можно подать через сайт арбитражного суда, кроме того существует приложение арбитражных судов для iOS и Android — мелочь, а приятно. Кроме того, в арбитраже развивается и открытость правосудия: заседания судов транслируются в Интернете, появилась возможность проводить заседания через видеоконференц-связь. Но даже не это главное: судьи арбитражных судов зачастую на порядок лучше подготовлены своих коллег из судов общей юрисдикции. Без шуток и лишнего пафоса, но арбитражные суды России — это, пожалуй, наиболее близкая к судебной системе западных стран структура. Суды общей юрисдикции плетутся где-то далеко позади прогресса — хотя сайты судов существуют и даже функционируют, работают они с частыми перебоями, судебные акты выкладываются в общий доступ далеко не все, информация зачастую неоперативна. Про подачу исковых заявлений через Интернет там даже не слышали.

Закономерным итогом стало готовящееся объединение Высшего арбитражного и Верховного судов. Однако в основном юридическое сообщество встретило в штыки новую реформу, и на то были причины. Главная, конечно, состоит в том, что качество арбитражных судов резко упадёт, хотя уже было обещано, что слияние произойдёт только на уровне двух высших инстанций. Тем не менее, юристы обоснованно указывают, что проблему в разном толковании можно решить путём систематизации практики обоих судов и издания совместных пленумов (таковые имеются) для создания однородного толкования норм права.

Слияние Высшего арибтражного суда и Верховного суда всё же произошло, и теперь в составе Верховного суда появилась новая коллегия (в дополнение к уже существующим — гражданской, административной, уголовной и военной) — по экономическим спорам. Судить о том, насколько эффективно она работает, пока рано, равно как о целесообразности слияния, но какого-то хаоса или неразберихи в спорах такое слияние не вызвало.

[править] Создание Административных судов

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. (Часть 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации).

Тема создания специализированных судов, которые бы рассматривали споры, связанные с государственными органами, витает в воздухе уже более 20 лет. Действительно, проблема актуальная, особенно она её актуальность растёт по ходу усиления роли государственной власти, происходящей в последние 15 лет нашей истории. Также стоит учитывать и опыт соседей: на Украине, например, помимо судов общей юрисдикции и арбитражных (хозяйственных) судов также действуют и административные суды [14].

Суды, особенно общей юрисдикции, часто принимают свидетельства органов государственной власти априорно правильными: ну разве может инспектор ДПС врать? — а от их показаний во многом и зависит административное наказание. Единственной отдушиной в этом плане является пожалуй только то, что административный закон имеет обратную силу. Например, после отмены так называемого «нулевого промилле» лишенцы прав валом повалили в суды с заявлениями об отмене наказаний.

Однако споры с государством пока что равномерно распределены между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Более того, в России на данный момент, по сути, отсутствует нормальный административный процесс, то есть порядок рассмотрения административных дел: если у нас существуют гражданский процессуальный кодекс, арбитражный процессуальный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, то административного процессуального кодекса нет. Кодекс об административных правонарушениях содержит определённые процессуальные нормы, но их очень мало, а зияющие дыры приходится залатывать высшим судам. Но обычно все вопросы решаются по аналогии с гражданским процессом.

На текущий момент Государственной думой уже принят президентский законопроект Кодекса административного судопроизводства в Российской Федерации (вступает в силу с 15 сентября 2015 года), c текстом можно ознакомиться например здесь, а Верховный суд продвигает создание при судах общей юрисдикции коллегий по рассмотрению административных дел. Следующим логичным шагом станет и создание специализированных административных судов.

Хотя разумеется, столь радикальный пересмотр судебных отношений власти и остальных субъектов, резко поменяет очень многое: и компетенцию, и порядок, и сложившуюся практику. Хорошо это или нет, пока сказать рано, но несомненно одно: радикальные реформы в этой области давно назрели.

[править] Создание Судов по интеллектуальным спорам

Жизнь не стоит на месте, развитие научно-технической мысли ведёт к необходимости правового регулирования новых отраслей науки и техники. Причём в информационном обществе огромную роль начинают играть интеллектуальные, смежные и исключительные права. Международное сообщество уже давно начало регулирование в данной отрасли (вспомнить хотя бы Женевскую конвенцию от 1886 года по интеллектуальным правам). В СССР к этому институту относились более-менее наплевательски, но сейчас возникла острая необходимость в судебной защите собственников интеллектуальных прав.

Ранее все споры по интеллектуальной собственности, за определённым исключением, рассматривали суды общей юрисдикции. С июля 2013 года, то есть совсем недавно, Суды по интеллектуальным правам стали создаваться в качестве коллегий при арбитражных судах. Их правовое регулирование закреплено соответствующими актами.

Однако нужно отметить, что обеспечительные меры правообладателей по блокировке незаконного контента остались за единственным судом в стране — Московским городским судом. Причём процедура порядка обеспечения, как отмечают эксперты, ужасно сырая и недоработанная. Естественно, со временем, когда будет наработан определённый массив практики, нормы будут изменены и дополнены. Также вполне вероятен такой случай, что Суды по интеллектуальным правам будут выделены в отдельную систему судов. Пока же такой необходимости нет.

[править] Адвокатская монополия на представительство

Это результат давнего лоббирования адвокатского сообщества своих интересов. Сейчас адвокатская монополия существует только на представительство по уголовным делам, но активно ведутся разговоры о том, что адвокаты заберут себе и представительство в арбитражных судах. Необходимо заметить, что проблема представительства в судах назрела уже давно: очень часто в судах представительством занимаются неквалифицированные люди, без соответствующего образования, которые своей безграмотностью только тормозят процесс.

Адвокаты же априорно являются квалифицированными юристами: для получения статуса в России необходимо высшее юридическое образование, минимум 2 года юридического стажа и сдача квалификационного экзамена, который сейчас состоит из более чем 600 вопросов по самым разным отраслям права. Кроме того, у представителей без адвокатских полномочий почти нет никакой ответственности за свои действия. Даже если такой представитель попадётся на фальсификациях, то максимум, что ему грозит, это тюремный срок. Но отсидев положенное, такой человек легко может вернуться к юридической практике снова. Адвокатский статус накладывает определённые обязательства, тем более в таких странах, как Соединённые Штаты, где уголовное дело в отношении адвоката (или вообще действия, недостойные статуса) автоматически влечёт лишение его практики.

С другой стороны, адвокаты сами не всегда в достаточной мере квалифицированы в тех или иных вопросах. Адвокатский статус предполагает также отчисления в региональные адвокатские палаты, так что адвокатская монополия вполне вероятно может привести к всплеску коррупции в адвокатуре.

Таким образом, вопрос об адвокатской монополии на данный момент является дискуссионным, но в ближайшее время какие-либо перемены в вопросе вряд ли произойдут. Хотя Правительство в целом солидарно с адвокатским сообществом и планирует поэтапно «выдавить» из судов всех не-адвокатов. [15] Другим немаловажным вопросом является вопрос об экономической деятельности адвокатов. Адвокатура в России, в отличие, например, от США — это некоммерческая деятельность. Так что, парадоксально, но факт: по закону, российские адвокаты не занимаются извлечением прибыли из своей деятельности, что конечно противоречит реальности. Так что в концепции реформирования российской адвокатуры появлялись идеи о создании адвокатских корпораций, которые будут самыми, что ни на есть коммерческими структурами.

В последней редакции концепции реформы юстиции в России положения об адвокатской монополии были удалены, так что все юристы — не адвокаты могут вздохнуть спокойно: из профессии их выгонять пока никто не собирается. Скорее всего, это связано с тем, что государство опасается резкой перетряски всего рынка юридических услуг и неясно, к чему всё это привело бы: скорее всего, к массовому притоку малоквалифицированных адвокатов и резкому взвинчиванию цен в этом секторе.

Но это не отменяет главного вопроса: регулирование юридического бизнеса в России нуждается в серьёзной переработке.

[править] Обязательная медиация споров

Медиация — это процедура досудебного урегулирования споров. Она очень развита в тех же Соединённых Штатах, где судебные издержки очень и очень высоки. Поэтому большое влияние и популярность у них играют посредники-медиаторы, которые за определённую плату урегулируют спор до суда. причём не стоит полагать, будто она применяется только в корпоративных спорах. Так, в некоторых штатах существуют нормы, что при исках о разводе супругов для них обязательным является поход к семейному психотерапевту.

Процедура профессиональной медиации важна по той простой причине, что в России суды серьёзно перегружены, и досудебное урегулирование может хорошо снизить нагрузку на суды и как следствие — повысить их эффективность. Поэтому ещё в 2010 году были приняты соответствующие поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, фактически легализующие институт медиации, а также как грибы после дождя стали расти специальные школы по подготовки медиаторов. Однако на данном этапе процедура досудебного урегулирования споров не является обязательной для сторон.

[править] Реформа третейских судов

Сама идея третейского судопроизводства заключается в том, что две стороны договариваются отдать решение споров между собой какому-то авторитетному и неангажированному третьему лицу, избежав при этом волокиты, которая обычно сопровождает государственные суды. Третейские суды в Российской Федерации регулируются законом, принятым ещё более 10 лет назад. Закон — по признанию министерства юстиции и профессионального сообщества — сильно не доработан. В частности, у третейских судей нет совершенно никакой ответственности за вынесение заведомо неправосудных решений, нет никакого контроля и надзора, равно как нет и никаких специальных прав. Требования к судье тоже более чем либеральные: достаточно наличие высшего юридического или экономического образования (сравните, к примеру, с требованиями к мировому судье, не говоря уже о федеральных). Вместе с этим регистрация третейских судов происходит в уведомительном порядке: организация просто уведомляет компетентный суд о том, что в организации создан третейский суд и прикладывает необходимые документы. Этого достаточно.

В итоге это обуславливает низкий уровень доверия к таким судам и ведёт к созданию «карманных» судов, которые выносят решения в пользу только заинтересованных лиц. Наиболее крупные третейские суды существуют, например, при Лукойле и Газпроме и занимаются в основном просуживанием должников (дела типовые, не требующие серьёзной квалификации судьи). Кроме этого, часто бывает так, что третейские суды, в отсутствие контроля со стороны того же министерства юстиции выносят решения по делам, которые не могут ими разрешаться: бывали случаи, к примеру, когда суды выносили решения о признании права собственности.

Все эти проблемы, а также загруженность государственных судов, в итоге и обусловили проведение более радикальной реформы третейского законодательства. Её цель: повысить доверие к третейским судам путём поднятия требования к ним, установления надзора со стороны Минюста с одновременным расширением их прав. Посыл более чем позитивный, но как обновлённая система будет работать на практике — большой вопрос.

[править] Создание единого Гражданского процессуального кодекса

На текущий момент в России существует три процессуальных кодекса — это Гражданский процессуальный кодекс (регулирует процессы в судах общей юрисдикции и мировых судах), Арбитражный процессуальный кодекс (регулирует процессы в арбитражных судах) и Кодекс административного судопроизводства (подробнее о нём см. выше).

ГПК и АПК, несмотря на схожесть рассматриваемых дел, это два совершенно разных законодательных акта со своими правилами и процедурами, сложившейся практике. И отличия между ними порой весьма существенны, даже без видимой на то причины. Так, например, в АПК существует порядок упрощённого производства, которое проводится в течение трёх месяцев без вызова сторон. Аналогичных норм в ГПК нет, хотя ничто не препятствует эти нормы ввести. Напротив, это позволит серьёзно разгрузить суды общей юрисдикции, которые завалены рассмотрением бесспорных дел (например, о взыскании кредитных или коммунальных долгов).

В данный момент проводится реформа и ГПК, и АПК с целью их максимального сближения для последующего формирования единого процессуального кодекса, что кажется вполне логичным. Всё это в итоге поможет формировать единообразную практику по гражданским и арбитражным спорам, максимально упростить и улучшить процедуры рассмотрения дел.

[править] Развитие электронного правосудия

Как уже говорилось, научно-технический прогресс входит в повседневную жизнь судов. Уже существует в арбитражах возможность подачи электронных заявлений (грубо говоря, весь процесс можно отыграть, не вставая из-за компьютерного стола), решения судов общей юрисдикции выкладываются в открытый доступ, рассмотрение дел по видеоконференцсвязи позволяет экономить на дорогостоящих командировках в другие регионы. Существует в открытом доступе и единая база должников федеральной службы судебных приставов.

Полным ходом идёт дальнейшее развитие электронного правосудия. В этой связи отметим две позитивные тенденции. Во-первых, формирование единого реестра судебных решений, как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции. Пилотные проекты запущены в некоторых регионах, но по мнению пишущего эти строки, первый блин вышел комом, поиск сильно хромает.

Во-вторых, исполнительные листы скоро можно будет получать в электронном виде. Исполнительные листы выдаются по итогам рассмотрения дела, и содержать как требование имущественного, так и неимущественного характера. Листы предъявляются для принудительного исполнения в службу судебных приставов. Для их получения требуется время, порой довольно значительное, даже если решение суда вступило в законную силу. Наличие электронных исполнительных листов значительно облегчит процесс их получения, а, следовательно, и позитивно повлияет на скорость исполнения решения суда.

[править] Общий вывод

Делая общий вывод под перспективами развития российской судебной системы хочется отметить следующее. Российская судебная система ещё очень и очень молода: в условиях рыночной экономики и разделения властей она действует чуть более двух десятилетий. За этот период была проделана огромная работа по совершенствованию и самосовершенствованию. Сейчас тенденции говорят о старании властей максимально разгрузить суды, сделать их как можно более доступными и профессиональными, атомизируя их компетенцию (создавая специализированные административные, ювенальные суды, суды по интеллектуальным правам).

Нельзя не отметить большую работу, которая была проделана по прозрачности и доступности судов. Сейчас создана система ГАС «Правосудие», судебные акты активно выкладываются на сайты судов (а кроме того — на специализированные сайты или в справочно-правовые системы вроде КонсультантПлюс или Гарант), они позволяют делать общие выводы по динамике рассмотрения дел, позволяют любому гражданину оценить качество работы. Научно-технический прогресс неуклонно входит в судебную систему: уже сейчас исковые заявления можно подавать в арбитражный суд через сайт, а в мировых появляется услуга смс-оповещения участников о процессе.

За всем этим нельзя не отметить общую архаичность мышления судейского корпуса: это люди, которые, как правило, начинали работать и работали в совершенно других, отличных от сегодняшних, условий. Обновление корпуса идёт, но идёт очень и очень медленно: молодые образованные юристы и адвокаты идут в судьи чаще из честолюбия, чем из-за лучших условий труда. А основной источник пополнения это чаще силовые структуры (прокуратура, МВД), чем коммерческие и гражданские.

Так что проблемы, как старые, так и новые, были и будут, и это нормальное явление для любой продвинутой и устоявшейся судебной системы. Главное же условие существования действительно качественного судопроизводства — в их максимальной независимости и прозрачности перед обществом.

[править] См. также

[править] Ссылки

  • http://www.sudrf.ru/ — ГАС РФ «Правосудие».
  • http://kad.arbitr.ru/ — Картотека арбитражных дел. Очень удобный поиск по судам и участникам процесса. Обратите внимание на иконки приложений для мобильных устройств.
  • http://mos-gorsud.ru/inf/infp/zpo/?year=HH010_year2013 — судебные решения Мосгорсуда по обеспечению защиты интеллектуальных прав.
  • http://actoscope.com/ — Справочник судебных решений.
  • http://rospravosudie.com/ — База судебных решений.
  • https://www.gov.uk/make-money-claim-online - отсюда можно подать исковое заявление в Великобритании. Используя её, можно, например, сэкономить на госпошлине. Внизу даны определенные ограничения на онлайновую подачу иска.
  • https://my.arbitr.ru/ - а вот отсюда — в России. Ограничение только одно: это касается только арбитражных судов.
  • http://fssprus.ru/iss/ip/ - база данных исполнительных производств Федеральной службы судебных приставов. Очень удобно проверять человека, которому собрался дать в долг.

[править] Примечания

  1. [1]
  2. [2]
  3. «Я обвиняю» — знаменитая статья писателя, в которой он обвинял французское правительство в антисемитизме.
  4. Так, в Италии, например, судебная волокита может длиться десятилетиями.