Статья 20 Конвенции ООН против коррупции

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Довольно распространён миф, согласно которому Россия не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции, так как власть якобы не хотела осложнять жизнь влиятельным коррупционерам. На самом деле, это не так: ни формально, ни по сути.

Россия ратифицировала конвенцию ООН против коррупции ещё в 2006 году. Конвенция была ратифицирована целиком, без исключения каких бы то ни было статей. То есть, статья 20 Конвенции была ратифицирована ещё тогда, и требовать ратификации этой статьи бессмысленно: она уже ратифицирована. [2]

Статья 20 Конвенции, «незаконное обогащение», звучит следующим образом: [3]

При условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

При этом хоть статья 20 и была ратифицирована Россией в составе Конвенции, она всё же не применяется — по причине отсутствия у России правовых оснований её применять. При ратификации Конвенции ООН в законе 40-ФЗ были прямо перечислены статьи, по которым у России есть необходимые карательные механизмы:

1) Российская Федерация обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно статье 15, пункту 1 статьи 16, статьям 17-19, 21 и 22, пункту 1 статьи 23, статьям 24, 25 и 27 Конвенции, в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 3 статьи 42 Конвенции;

Статья 20 в этот список не входит — потому что она противоречит российскому законодательству. Эта ситуация в Конвенции ООН предусмотрена, в статье 20 прямо указано, что государство должно применять эту статью только «при условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов своей правовой системы». Однако в России есть статья 49 Конституции, в которой сказано, что «обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» — таким образом, преследование граждан за «незаконное обогащение» противоречило бы нашей Конституции.

Есть и другие, чисто юридические сложности на пути внедрения статьи 20 Конвенции в наше законодательство.

В России не существует юридического определения «незаконного обогащения». В правоприменительной практике было бы весьма непросто определять понятия вроде «значительное увеличение активов», «законные доходы» и «разумным образом». Также много проблем было бы с доказыванием умысла, особенно в связи с установлением причинно-следственной связи.

Таким образом, если бы даже состав преступления «незаконное обогащение» и был бы введён в наш УК, применять его на практике было бы крайне сложно и неудобно.

В нашем УК уже есть глава 30, которая позволяет работать почти по всем коррупционным составам: злоупотребление должностными полномочиями, нецелевое расходование бюджетных средств, превышение должностных полномочий и так далее, включая даже статью 287 — «Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации».

Объединение множества конкретных статей из этой главы УК в одну мутную статью «незаконное обогащение» никак не помогло бы работе правоохранительных органов.

Содержание

[править] Мнение Министерства Юстиции РФ

В декабре 2014 года Минюст РФ разъяснил свою позицию по поводу обсуждаемой Статьи 20:[4]

Статья 20 Конвенции ООН против коррупции носит диспозитивный характер, то есть государствам-участникам предлагается самим определиться относительно путей ее реализации с учетом своих конституций и основополагающих принципов своих правовых систем.

В России положения указанной статьи реализованы путем принятия Федерального закона от 3 декабря 2012 г. N230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам"

[править] Борьба с незаконным обогащением в РФ

Для борьбы с коррупцией и одновременно реализации данной Конвенции ООН у России имеется арсенал антикоррупционных законов, в том числе и для борьбы с незаконным обогащением.

18 мая 2009 года был подписан указ президента № 559, согласно которому кандидатов в госслужащие обязали подавать декларации о доходах и имуществе.

21 ноября 2011 года был принят закон № 329-ФЗ, который распространил антикоррупционные требования на все государственные и муниципальные должности, а также обязал банки предоставлять информацию о движении денег на счетах чиновников.

В 2011-2013 годах статья 10 закона № 3-ФЗ от 1994 года «О статусе депутата» была значительно расширена, депутатов обязали подробно отчитываться о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Требования распротранились не только на самих депутатов, но и на их супругов и детей.

Закон о № 121-ФЗ от 20 июля 2012 года ввёл суровый контроль над финансируемой из-за рубежа политической деятельностью. Интересно, что именно этот антикоррупционный закон вызывал особенно яростную критику как со стороны прозападной несистемной оппозиции, так и со стороны политиков из США.

В декабре 2012 года приняли закон № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Этот закон обязал чиновников подавать декларации о своём имуществе и доходах, причём как на себя, так и на своих ближайших родственников.

В качестве продолжения той же линии 07 мая 2013 года был принят закон № 102-ФЗ, который запретил депутатам Госдумы иметь недвижимость или банковские счета за рубежом.

После принятия всех этих законов наше законодательство не только полностью соответствует духу Конвенции ООН против коррупции, но и позволяет нам указывать многим другим европейским странам на недостаточную проработанность их антикоррупционных законов.

От чтения вышеизложенного перечня может сложиться впечатление, что в России идеальное антикоррупционное законодательство. Это не так: оно далеко от совершенства, его необходимо развивать дальше. Существующие меры по борьбе с коррупцией недостаточно эффективны, чтобы можно было расслабиться и считать проблему решённой. [5]

[править] Неосновательное обогащение в ГК РФ

В гражданском кодексе РФ есть глава 60, в которой говорится о «неосновательном обогащении».

Эта глава не имеет никакого отношения к обсуждаемой статье Конвенции ООН: речь там идёт о ситуациях, которые никак не связаны с коррупцией. Например, статьи из этой главы применяются, когда клиент использует ошибочно зачисленные ему банком из-за бухгалтерской ошибки средства. [6]

[править] Законопроект о добавлении статьи 290.1, «Незаконное обогащение»

В 2011 году коммунисты внесли законопроект, согласно которому УК РФ надо было дополнить статьёй 290.1, в следующем виде: [7]

Статья 290.1 Незаконное обогащение

1. Незаконное обогащение, то есть приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным образом, - наказывается лишением свободы до пяти лет с конфискацией имущества, приобретенного в результате незаконного обогащения.
2. То же деяние, совершенное в крупном размере, - наказывается лишением свободы до семи лет с конфискацией имущества, приобретенного в результате незаконного обогащения.
3. То же деяние, совершенное в особо крупном размере, - наказывается лишением свободы до десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества, приобретенного в результате незаконного обогащения.

Примечания:

1. Под имуществом в настоящей статье понимается: вещи (движимые и недвижимые), деньги и ценные бумаги, имущественные права.
2. Под значительным размером понимается незаконное обогащение в размере не менее пятисот тысяч рублей.
3. Под крупным размером в настоящей статье понимается сумма активов незаконного обогащения в размере не менее миллиона рублей.
4. Под особо крупным размером в настоящей статье понимается сумма активов незаконного обогащения в размере свыше миллиона рублей.

О сугубо популистском характере закона красноречиво свидетельствует начало пояснительной записки к нему[1]: [8]

В рейтинге состояния коррупции в странах мира Российская Федерация в 2009 году занимала 146 место, в 2010 году - 154 из 180, сравнявшись с Папуа - Новой Гвинеей, Кенией и Лаосом.

26 мая 2011 года Верховный суд в своём отзыве на этот законопроект указал, в частности, следующее: [9]

  • Подписанная нами Конвенция ООН не обязывает нас принимать такой закон.
  • Согласно Конституции (часть вторая статьи 49) возложение на обвиняемого в преступлении бремени доказывания своей невиновности недопустимо. Одним из принципов уголовного судопроизводства в Российской Федерации является презумпция невиновности (статья 14 УПК РФ).
  • В соответствии с положениями статьи 44 "Виды наказаний" и главы 15.1 УК РФ конфискация имущества не является видом наказания, а относится к "иным мерам уголовно-правового характера". Указание в санкции статьи 290.1 УК РФ на конфискацию имущества не согласуется с положениями Общей части УК РФ.
  • Незаконное обогащение, безусловно, является следствием конкретных, в том числе должностных, преступлений корыстной направленности, таких как получение взятки (статья 290 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (статья 285 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (статья 289 УК РФ) и иных. Однако в пояснительной записке к законопроекту не приведены причины, по которым лицо не может быть (не должно быть) привлечено к уголовной ответственности за само деяние, послужившее основанием незаконного обогащения.

Таким образом, Верховный суд законопроект не поддержал.

26 июля 2011 года Правительство РФ в своём отзыве [10] указало на те же проблемы законопроекта, добавив, в частности, что законопроект содержит мутные определения, которые могут привести к произвольному его применению:

В примечании 2 к статье 290.1 УК в редакции законопроекта предусмотрен квалифицирующий признак в виде значительного размера, однако в тексте данной статьи такой признак не содержится. В диспозиции нормы, содержащейся в части первой статьи 290.1 УК в редакции законопроекта, используются формулировки "значительно превосходит", "разумным образом", носящие неопределенный характер, что не соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 27 мая 2008 г. N 8-П, согласно которой неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения его норм.

Таким образом, Правительство тоже не поддержало законопроект. На длинный перечень огрех в законопроекте указал и Комитет Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. [11]

В мае 2012 года законопроект был рассмотрен Думой и по совокупности неустранимых недостатков отклонён. [12]

[править] Фрагмент речи судьи Зорькина

В 2013 году глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин в своей речи мимоходом упомянул в положительном ключе статью 20 Конвенции ООН против коррупции: [13]

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин – в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции («Незаконное обогащение»), согласно которой признается в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

К сожалению, господин Зорькин не пояснил, каким именно образом он считает правильным вводить Статью 20 в Российское законодательство, и как именно следует разрешать все проблемы, на которые указывал Верховный суд и прочие наши компетентные органы.

Исходя из того, что господин Зорькин употребил термин "ратификация", который в данной ситуации применять было не вполне корректно, можно предположить, что судья Зорькин не прорабатывал глубоко этот вопрос и задал в своей речи только желаемый вектор развития нашего антикоррупционного законодательства.

Пока не будет найдено источника, в котором господин Зорькин более развернуто объясняет свою позицию, разумно будет остановиться на этом толковании.

[править] Другие государства

Ряд государств ратифицировал Конвенцию ООН против коррупции намного позже России, например Германия, Индия, Швейцария. Япония не ратифицировала Конвенцию до сих пор.[14]

Несколько государств не реализовали фактически требования 20 статьи Конвенции, в том числе США, Нидерланды, Италия, Португалия, Швейцария, Финляндия, Норвегия, Франция, Испания, Швеция. [15]

Конкретно США на сайте ГосДепартамента поясняют это так: "В связи с тем, что Конституция Соединенных Штатов содержит презумпцию невиновности обвиняемого, мы не можем установить уголовную ответственность за незаконное обогащение". "UNODC - United Nations Convention against Corruption" (страница 46)


При этом даже в ратифицировавших Конвенцию государствах статья «незаконное обогащение» не вводится в законодательство. Состав преступления «незаконное обогащение» или подобный ему отсутствует как минимум в следующих государствах: [16]

  • Нидерланды[2]
  • Бельгия
  • Италия
  • Португалия
  • Швейцария
  • Финляндия
  • Норвегия
  • Франция
  • США
  • Испания
  • Швеция
  • Дания

Представители эти стран указывают три причины, по которым статья 20 не вводится в их законодательство.

Во-первых, понятие «незаконное обогащение» противоречит конституциям большинства стран, так как подразумевает презумпцию виновности.

Во-вторых, в этих странах обычно есть статьи, которые подразумевают автоматическое признание преступными доходов лиц, которые уже уличены в каком-нибудь серьёзном преступлении вроде наркоторговли или сутенёрства.

В-третьих, выполнение духа статьи 20 обеспечивается в этих странах через механизм обязательной декларации доходов чиновников и наказания за неверные данные в декларациях. Россия идёт по тому же пути — ужесточает контроль за имуществом чиновников.

Следует также отметить, что состава преступления «незаконное обогащение» не было даже в СССР. Вопреки распространённому заблуждению, при советской власти тоже могли посадить только за конкретное преступление: вроде спекуляции или валютных операций.

[править] Бельгия и Литва

В Бельгии предусмотрена уголовная ответственность за несоответствие стоимости имущества декларируемым доходам. В Литве в 2010 году внесли новую статью (189-1) в уголовный кодекс, которая фактически вводит наказание за незаконное обогащение. Любой гражданин, который владеет активами дороже 500 минимальных прожиточных минимумов (около 65 000 литов или 24 000 $), зная что они не могли быть приобретены на законные доходы, может получить большой штраф и до 4 лет лишения свободы. Отдельно стоит отметить, что статья распространяется не только на чиновников. Осенью этого года литовский суд приговорил студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру, к штрафу и обязал ее вернуть в казну стоимость недвижимости (около 100 000 евро). По утверждению следователей, купить жилье девушке помог ее отец, связанный с торговлей наркотиками.

[править] Франция

Примером страны, где незаконное обогащение не является полностью самостоятельным нарушением, но существует в связке с другими преступлениями является Франция. Там реализована следующая схема ответственности: если человек не может объяснить происхождение активов, то предполагается, что средства получены незаконным путем и подозреваемый об этом знает. На основании этого предположения прокуратуре не нужно доказывать финансовую связь между активами и совершенным преступлением. В итоге человек может быть привлечен к ответственности за незаконное обогащение. Такая схема работает если преступление было совершено другим человеком, например, родственником подозреваемого: чиновник будет наказан за коррупцию, а его теща за незаконное обогащение, поскольку не смогла объяснить происхождение активов.

[править] Финляндия, Испания, Польша и США

В большинстве западных стран прямого наказания за незаконное обогащение нет. При этом введен строгий порядок декларирования, а специальные службы, СМИ и общественные организации следят за достоверностью сведений. Например, в Польше министр транспорта ушел в отставку за отсутствие в декларации часов стоимостью около $5,5 тыс. Экс-чиновнику предъявили официальное обвинение, по которому ему грозит до трех лет тюрьмы.

В США нет прямого наказания за незаконное обогащение, однако в соответствии с Законом об Этике для Государственных Служащих, принятом в 1978 году, чиновники законодательной, исполнительной и судебной власти обязаны подавать ежегодные отчеты о своем финансовом состоянии. Намеренное внесение недостоверных данных является уголовным преступлением и наказывается штрафом и тюремным заключением до пяти лет. Также отчеты могут быть использованы как косвенные доказательства незаконного обогащения в уголовном деле о коррупции и служить основанием для конфискации незадекларированных активов.

[править] Гонконг

Среди стран, которые выбрали самую жесткую реализацию наказания незаконного обогащения можно выделить Гонконг. Здесь в 70-х годах приняли антикоррупционные законы, в которых была предусмотрена уголовная ответственность для чиновника, если он не сможет объяснить суду, почему его уровень жизни и стоимость активов не соответствует официальному доходу.

Статья о незаконном обогащении широко использовалась только в начале формирования антикоррупционного законодательства. По мере того, как начали функционировать другие механизмы борьбы с коррупции, например, строгое декларирование доходов и готовность граждан сообщать о вымогательстве взяток, она стала применяться все реже и с середины 90-х годов почти не используется.

[править] Реальное применение законодательства

Чиновникам и политикам, у которых в декларациях обнаруживаются «пробелы», приходится уходить в отставку, в противном случае их увольняют. Самым известным примером такого рода является история депутата Пехтина, которому пришлось покинуть Думу после обнаружения у него недвижимости в США. [17] Также в октябре 2013 года был вынужден уйти в отставку заместитель директора Рособоронзаказа, которого уличили в недостоверной декларации о доходах. [18]

Всего, по заявлению главы администрации президента Сергея Иванова, после проверки деклараций в 2013 году были уволены 200 госслужащих, из них восемь высокопоставленных. К трём тысячам применены меры юридической ответственности. [19]

[править] Законопроект Навального

Законодательная инициатива Навального [20] предполагает следующие изменения в законодательстве:

  • Внести 20-ю статью в список статей конвенции ООН, в отношении которых России имеет юрисдикцию. Делать это предлагается изменив Федеральный закон «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции» [21]
  • Ввести понятие «незаконное обогащение» в Федерального закона «О противодействии коррупции»
  • Значительно ужесточить требования выдвигаемые к декларациям о доходах чиновников. Например предлагаются такие шаги, как: обязать включать в декларацию сведения о доходах/расходах совершеннолетних детей чиновников, обязать чиновника подавать декларацию в течении 3-х лет после увольнения с гос. службы.
  • Введение уголовной ответственности для должностных лиц за незаконное обогащение: значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица.

Как утверждают сторонники Навального, предложенный законопроект не вступает в противоречие с презумпцией невиновности, так как обязанность доказывать несоответствие декларации должностных лиц с реальными доходами/расходами целиком ложится на следствие. [22]

В принципе, ужесточение требований к декларациям чиновников лежит вполне в русле текущей стратегии Кремля по борьбе с коррупцией. Уголовная ответственность за коррупцию также не является чем-то новым или неприемлемым: собственно, получение взятки уже сейчас предусматривает уголовную ответственность.

Вместе с тем, законопроект в данной формулировке является заведомо непроходным и популистским. Нет смысла вносить столь грубые и противоречивые изменения в законодательство, если можно добиться того же самого путём эффекта путём банального введения уголовной ответственности за неверную декларацию. Вполне очевидно, что если бы команда Навального и вправду хотела бы пролоббировать антикоррупционный закон, она бы сформулировала его таким образом, чтобы этот закон не противоречил уже существующим нормам, а дополнял или изменял их.

Например, предложения можно было бы сформулировать таким образом:

  • Значительно ужесточить требования выдвигаемые к декларациям о доходах чиновников. Например: обязать включать в декларацию сведения о доходах/расходах совершеннолетних[3] детей чиновников, обязать чиновника подавать декларацию в течении 3-х лет после увольнения с гос. службы.
  • Введение уголовной ответственности для должностных лиц за подачу неверной декларации, в которой не будет отражена значительная часть активов или доходов такого лица.

Такие изменения давали бы тот же антикоррупционный эффект, и при этом не создавали бы существенных правовых коллизий.

[править] Дискуссии

Как правило, уровень знаний горячих сторонников внедрения Статьи 20 в законодательство очень низок, поэтому простое указание на факты обычно позволяет одержать лёгкую победу в дискуссии. Вот ответы на самые распространённые «подъезды» троллей.

В.: Россия не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции.
О.: Это не так, Россия ратифицировала Конвенцию целиком, законом 40-ФЗ от 08 марта 2006 г. Никаких исключений для статьи 20 Конвенции в этом законе не было сделано.
В.: Все цивилизованные страны уже ратифицировали эту статью.
О.: Назовите, пожалуйста, хоть одну цивилизованную страну, в которой есть закон о «незаконном обогащении». Германия, Чехия и Япония не то что статью 20 — вообще Конвенцию не ратифицировали. Другие страны, вроде Швеции, Франции или США, Конвенцию ратифицировали, но статью 20 в законодательство внедрять не стали.
В.: КПРФ собирает подписи за ратификацию статьи 20 Конвенции ООН.
О.: Это популизм чистой воды. Во-первых, эта статья уже ратифицирована, ещё в 2006 году, вместе со всей остальной конвенцией. Поэтому агитировать можно только за добавление соответствующей статьи в УК. Во-вторых, состава преступления «незаконное обогащение» не было даже ни в одном УК республик Союза ССР.

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Россия действительно заняла в 2009 году 146 место в рейтинге коррупции. [1] Но этот рейтинг был составлен известной своей необъективностью организацией Transparency International. Одной из вопиющих проблем рейтинга является тот факт, что он основан не на реальных фактах наличия коррупции, а о мнениях о коррупции, собираемых у безымянных «экспертов».
  2. Следует отметить, что исследование Сафонова, на основании которого делается утверждение об отсутствии статьи за «незаконное обогащение» в ряде стран с развитой экономикой, написано достаточно сложным языком. Из-за этого желающие поспорить имеют возможность уцепиться за отдельные фразы и попытаться доказать, что статья «незаконное обогащение» в некоторых из этих стран всё же есть. Пример такой попытки можно найти в обсуждении данной статьи
  3. Ну и кто обяжет совершеннолетнего ребёнка перед отцом отчитываться? А если поссорились?