28 панфиловцев

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngВелика Россия, а отступать некуда — позади Москва!Rightquotes.png
Политрук 4-й роты Василий Клочков

См. также 28 панфиловцев (фильм).

28 панфиловцев — проявившие героизм военнослужащие 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии под командованием генерала Панфилова, принявшие 16 ноября 1941 года тяжёлый бой в ходе Битвы за Москву.

Содержание

Подвиг панфиловцев

На позиции понёсшего ранее потери и лишь отчасти укомплектованного противотанковыми средствами полка (в скором времени ставшим 23-м гвардейским), оборонявшего Волоколамское шоссе на подступах к Москве, вела наступление 11-я танковая дивизия вермахта. При этом другие части 316-й дивизии существенную помощь 1075-му полку оказать не могли, поскольку центр её обороны подвергся удару 2-й танковой дивизии немцев. При этом 2-й батальон и в особенности его 4-я рота оказались на самом острие второй за день немецкой атаки, когда на их позиции наступало около 50 немецких танков, атака которых была отбита.

По первоначально ставшей широко известной 22 января 1942 года версии событий, к этому моменту в 4-й роте в живых оставалось 29 человек, которые все, за исключением одного, струсившего и застреленного товарищами, погибли в бою, но отбили 50 танков противника, уничтожив 18 из них.

Буквально на следующий день, 17 ноября 1941 года, 316-я дивизия получила статус гвардейской, а через день, 18 ноября 1941 года, погиб её легендарный командир Иван Васильевич Панфилов, 23 ноября 1941 года сформированная им дивизия стала одной из двух, получивших название в честь своих командиров (другой была 25-я стрелковая имени Василия Ивановича Чапаева).

Сомнения в первоначальной версии описания подвига

Впоследствии выяснилось, что не все панфиловцы погибли. Также часть погибла ранее, а другая часть позднее. Противоречия не удивительны, поскольку первоначально ход и подробности боя были записаны военным корреспондентом Александром Юрьевичем Кривицким в госпитале со слов смертельно раненого бойца — по одной из версий Кривицкого. [1] Кроме того, и раненный в разгар сражения Иван Моисеевич Натаров, со слов которого был записан бой, по документам, умер 14 ноября. [2][3] Согласно докладу прокуратуры, источником вдохновения Кривицкого послужил очерк Василия Игнатьевича Коротеева, напечатанный в газете «Красная звезда» 27 ноября 1941 года, о другой роте и без точных цифр. [4]

В дальнейшем эта история подвергалась значительному троллингу, поскольку бой был в целом плохо задокументирован из-за тяжёлых боёв и больших потерь среди командиров и, тем более, непосредственных участников боя.

Тем не менее внимательный анализ имеющихся документов показывает, что истина, по-видимому, находится где-то близко к первоначальному описанию, поскольку части дивизии вынужденно были сильно растянуты и имели противотанковое вооружение почти исключительно весьма малой дальности, что при атаке немцев именно в районе позиций этой роты позволяет предположить, что 15-16 танков, подбитые полком в тот день, были уничтожены или повреждены, по официальным докладам, большей частью именно на её позициях, возможно при поддержке небольшого количества артиллерии, с некоторой вероятностью имевшегося на соседних участках.

Документальное подтверждение

В 2018 году Российское военно-историческое общество, исследуя военные архивы, обнаружило подтверждения боя с участием 28 панфиловцев. [5] Рассекреченные осенью 2018 года архивные материалы «СМЕРШ» 1942—1944 годов, включающие два сходящихся между собой новых описания боя от одного из выживших участников боя до его тяжёлого ранения и комиссара полка подтверждают не только первоначальное описание боя в общих чертах, но и некоторые мелкие факты, в частности приказ политрука об обороне без отступления[6].

Гимн Москвы — "Моя Москва". Музыка — Исаак Дунаевский (1942). Слова — Марк Лисянский, Сергей Агранян (1941—1944). Хоровое исполнение.

При этом нужно отметить, что: «В апреле 1942 года, после того как во всех воинских частях стало известно из газет о подвиге 28 гвардейцев из дивизии Панфилова, по инициативе командования Западного фронта было возбуждено ходатайство перед Наркомом обороны о присвоении им звания Героев Советского Союза». [7] Эта история была популярна и широко известна в начале 1942-го. При опросе же свидетелей для получения независимых показаний им не дают ознакомится с показаниями других свидетелей, а тем более с общепринятой версией происходивших событий. Так как рассказанные ими совпадающие подробности могут быть пересказом широко известной версии. Другое дело, если люди, не сговариваясь и не зная пересказа события, дают его одинаковое описание и одинаковые подробности. Такое совпадение является признаком того, что так всё, вероятнее всего, и было на самом деле. Поэтому для независимого подтверждения, которое можно было бы отнести к разряду документов, в данном случае нужны совпадающие рассказы людей, которые не читали советских газет и не общались с людьми вокруг. А таких людей, бывшими одновременно и участниками данного боя просто уже не было в 1942-м, если исключить немцев, которые, разумеется, тоже не смогли бы рассказать о том как, например, звучал приказ политрука потому что они не могли его слышать. Поэтому выяснить реальные подробности этого боя достоверно, от лица участвовавших в нём людей уже в 1942-м было почти невозможно, как бы того не хотелось.

Память о героях

Ссылки

См. также