Участник:Ицамна/Русофобские исторические мифы

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngНет народа, о котором было бы выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы, как народ русский.Rightquotes.png
Екатерина Великая [1]

Содержание

[править] Цивилизацию русским принесли викинги/византийцы/хоббиты/…

[править] На заре славянства

Для обоснования «вторичности» славянской и, в частности, русской цивилизаций выискиваются инокультурные заимствования в ранний период их истории[источник?]. На руку манипуляторам играет, прежде всего, мало количество письменных источников на этот счет[1]. Остальные источники достаточно размыты в смысловом отношении и допускают очень вольное толкование[источник?]. Справедливости ради отметим, что заимствований действительно немало, но что это означает? По сути ничего[источник?].

Если говорить серьезно, то сейчас в официальной истории преобладает мнение, что все индоевропейские народы произошли от общей индоевропейской группы, расселённой из единого центра, вариантов расположения этого центра много, и достоверно положение центра неизвестно. В плане культуры и лингвистики ранние славяне гораздо ближе к иранцам, таджикам и северным индусам, а также к большинству европейцев, чем к тюркам, грузинам и финно-уграм. Наиболее близкими же к славянским являются балтийские языки — литовский и латышский, поэтому считается, что разделение с ними произошло позже всего.

Но ранние славяне действительно много контактировали на раннем этапе с финно-уграми, кельтами, германцами, скандинавами, тюрками и т.д. И многое перенимали у них. А всё потому, что славяне начали расселяться достаточно поздно, когда все эти народы уже занимали большие территории. И, соответственно, теснили эти народы[источник?]. Зачем же славянам было пренебрегать заимствованием всего лучшего[источник?]?

Таким образом, славяне[2] умудрились при запоздалом начале экспансии занять в итоге[3] огромные территории Европы, Азии[источник?] и даже Северной Америки[источник?]. а также создать множество достойных государств[источник?] (Страны, которым Россия дала государственность), в частности, самую миролюбивую из сверхдержав современности — Россию[источник?]. А все потому, что русский народ в отличие от тех же европейцев чаще прибегал к диалогу с другими народами[источник?], что и позволило сохранить все этническое разнообразие России до сегодняшнего дня.

[править] Викинги

Нет, речь тут не о норманнской теории в том смысле, что изначальный народ русов имел скандинавское происхождение. Это как раз вовсе не миф, а одна из основных исторических гипотез на этот счёт, располагающая весьма солидными доводами в свою пользу. Хотя и обладает весьма солидными недостатками[источник?]. Мифом и русофобией является утверждение, согласно которому без скандинавов восточные славяне ничего не сумели бы создать, ибо органически неспособны к порядку, ленивы и т. д. Разберёмся с этим.

Для начала определение слова «государственность» — государство считается сформированным, когда образуется город, в котором есть центральная власть с определенным набором обязанностей и прав, а городище — это крупное[источник?] поселение без центральной власти.

Очень важно, что в момент появления норманнской теории, во времена монархических государств, считалось, что государство сформировано тогда, когда центральная власть находится у одного монарха, а всякие там вече или демократическое избрание правительства — это пережиток родоплеменных отношений и не может считаться государством.

В современной истории уже доподлинно известно, что первые русские города Ладога и Великий Новгород, которые едва ли были единственными, существовали задолго до широкого распространения норманнов[источник?]. Так что в современном понимании славяне уже имели государственность к моменту массового наплыва норманнов[источник?].

А вот формирование из отдельных городов сперва союза, а потом государства — процесс крайне долгий для всех народов, у многих окончательное завершение случилось уже после эпохи феодализма (Франция), а у некоторых (Германия) и вовсе в XIX веке (личным трудом Отто Фон Бисмарка; причём в нацистскую эпоху в пропагандистском фильме ещё раз потребовалось провести ритуал перечисления различных немецких земель их уроженцами, дабы лишний раз подчеркнуть единую государственность Третьего Рейха, сильно ослабленную европейскими санкциями во времена Веймарской республики).

Формирование союза городов с вялой центральной властью началось на Руси относительно рано и про него почти ничего не известно. Изначально объединившая страну «русь» (доподлинно неизвестно, было ли это племя, клан или сословие[источник?]) очень быстро растворилось в восточном славянстве и других народах Руси, объединение и становления союза было очень быстрым и внезапным потому, что его целесообразность была связана с открытием новых торговых путей (таких, как путь из варяг в греки) и создание союзного государства, контролирующего эти пути, сулило большие выгоды всем[источник?]. Однако на территории будущей Руси проживало много народов — как славянских, так и неславянских — и существовало много внутренних конфликтов и претензий. Здесь и пришлись к месту русы, которые были вроде как чужими всем (вероятнее всего, скандинавами)[источник?], вроде как открыли и освоили все эти торговые пути и не имели прочной привязки ни к одному из этих народов. Потому первенство русов оказалось устроившим всех компромиссом[источник?]. Это ничуть не принижает древних славян (а также, например, финно-угров), а скорее хорошо говорит о них, ибо они сумели достаточно легко подняться над племенными предрассудками[источник?] и построить гораздо более эффективное общество совместно друг с другом и русью.[источник?]

Формирование же единого государства закончилось только при Иване Грозном[источник?], при нём же новое государство начало новый виток экспансии, но это уже совсем другая история.

[править] Антинорманнская теория

Существует также альтернативная точка зрения по поводу происхождения Рюрика. Что Рюрик был не скандинавом (викингом), а славянином (или викингизированным балтийским помором), и никого чужого русские князья не приглашали. Видными антинорманистами были Михаил Васильевич Ломоносов и Дмитрий Иванович Иловайский, Степан Александрович Гедеонов, Иван Егорович Забелин. Из современных ученых можно назвать доктора исторических наук Вячеслава Васильевича Фомина (http://www.portal-slovo.ru/authors/47.php), академика Бориса Александровича Рыбакова.

Аргументы в пользу антинорманнской теории:

  • В «Повести временных лет» (ПВЛ) указано, что Рюрик был варягом, а варягами назывались многие народы, живущие по побережью Балтики, в том числе славянские поморы[источник?].
  • В ПВЛ в перечислении варягов, варяги-русы отделены от варягов-свеев[источник?].
  • В русском языке отсутствуют элементы скандинавских языков. Если бы славяне призвали на правление скандинавов, то эти элементы наверняка бы появились[источник?]. Тем не менее, присутствуют заимствования (например, слова кнут[2] и якорь[3] имеют скандинавское происхождение).
  • Скандинавия в то время была менее развитой, чем Русь[источник?]. Призывать на правление одичалого человека из менее развитого региона смысла нет.
  • В скандинавских сагах отсутствуют упоминания о плаваниях норманнов по порожистым рекам Руси.
  • Мореходные скандинавские лодки имели бо́льшую осадку, нежели славянские лодки с плоским дном, и потому просто физически не могли пройти по порогам. Поэтому викинги покупали у славян так называемые лодки-однодеревки.
  • Иоакимовская летопись, относимая к 1740-х гг., представляет варяга Рюрика славянином.
  • Из германских источников следует, что отец Рюрика был западным славянином[источник?].
  • В 1840 году французский литератор Ксавье Мармье, находясь в городе Мекленбурге записывает предание о трёх сыновьях ободритского князя Годлава — Рюрике, Труваре и Сиваре, которых тот посылает на восток.
  • Скандинавы нигде и никогда не называют себя «русью» — в 1870-х годах признал датский лингвист В. Томсен, племени такого у скандинавов не существовало. Тем не менее родственным словом современную Швецию называют финны («ruotsi») и эстонцы («rootsi»).
  • За всё время археологических раскопок в Новгороде собрано порядка 150000 артефактов, относящихся к восточным славянам. К скандинавским с большим трудом из всех находок отнесли менее десятка (не тысяч, просто десятка)[источник?].
  • О русах задолго до X века говорят византийские и арабские летописи, но о русах Юга, Причерноморья, в частности Захария Ритор, византийский патриарх Фотий и т.д. Т.е. этноним «русь» существовал задолго до того, как его якобы принесли норманны[источник?]. Первое упоминание о послах народа рос («Rhos») встречается в Бертинских анналах и относится к 839 году. Впрочем, там же говорится, что росы относятся к свеонам (шведам).

[править] Государственность славян до Рюриковичей

Впрочем, достаточно просто обратиться к анализу истории, чтобы понять, что при приглашении Рюриковичей на княжение в Новгород стоял не вопрос государственности или создания государственных институтов[источник?]. Все государственные институты были сформированы задолго до появления единой княжеской династии. На тот момент Новгород являлся, по всей видимости, центром крупного племенного союза славян на севере, а Киев — центром такого же союза племен на юге. Это подтверждается археологами, которые даже выделяют две архитектурных традиции, сложившихся еще в IV-V веках. Не просто так целью князя Олега в первую очередь стал Киев.

Князем в каждом племени и племенном союзе являлся военный вождь (что, в принципе, указывается во многих источниках). Выбирался этот вождь на время войны на вечевых сходах разных уровней. Первые из Рюриковичей просто подстраивались под эту систему, становясь князьями и принимая на себя схожие обязанности. Достаточно вспомнить только долгую борьбу уже Московских царей с новгородским вечем (по всей видимости, это было единственное вече, сохранившее в полной мере свои функции на территории бывшей Древней Руси).

Косвенным подтверждением существования такой государственной системы является небезызвестная история смерти Игоря от рук древлян. После убийства Игоря на его место стал претендовать древлянский князь — Мал. Достаточно просто задуматься откуда у якобы диких славян (у одного из самых замкнутых племен восточных славян — древлян) существовал свой князь. Более того, князь Мал пытался воспользоваться древней традицией, которая хорошо известна в Европе, у народов, которые уже обрели государственность. Мал претендовал на все титулы и имущество князя Игоря, в том числе на детей и его жену — княгиню Ольгу — по праву победителя. В раннем Средневековье этой традицией пользовались часто. В конце концов, большинство войн в Средние века именно за титулы и велось.

Таким образом, не так уж и важно, откуда именно мог происходить Рюрик, поскольку сам акт приглашения его на княжение в Новгород являлся всего лишь способом привлечь независимого от внутренних дрязг правителя. Этим способом пользовались и многие другие народы Европы. И непонятно, почему только для Руси факт приглашения правителя со стороны стал интерпретироваться как «обретение государственности».

Точнее, понятно. В дорюриковские времена политические объединения будущей Руси практически не имели прямых контактов со старыми цивилизациями (как, например, древние германцы — с Римом, а Русь позднее — с Византией). Объяснялось это банальной удалённостью. Описать эти племенные союзы и государства, таким образом, было просто некому. Первые же летописи Руси появились уже при Рюриковичах и, соответственно, выполняли их политический заказ. Само собой, правящей династии была очень выгодна точка зрения, согласно которой именно эта династия принесла на Русь государственность и цивилизацию. Эту точку зрения Рюриковичам и удалось сделать официальной на долгие века.

[править] Кукийана, ас-Салавийа и ал-Арсанийа

Немало сведений сохранилось в арабских источниках. Большинство произведений, где они встречаются, датируются началом XI века, но, на чем сходится большинство исследователей, используют данные гораздо более ранние — IX века. Эти данные получали от купцов и путешественников, в том числе и из Армении.

Русов три группы (аснаф). Одна их группа (кабил) называется равас, и правитель (малик) её живет в городе Кук(и)йана. Другая их группа называется ас-Салавийа, и правитель её живет в городе Салав. Этот город [стоит] на вершине горы. Третья группа называется ал-Арсанийа, и правитель её пребывает в городе Арса. Город Арса — красивый укреплённый город на горе, и местонахождение его — между [городами] Салав и Кук(и)йана. От Кук(и)йаны до Арсы четыре перехода, а от Арсы до Салав четыре дня [пути]. Купцы-мусульмане из Арминийи (Армения) доходят до Кук(и)йаны. Что касается Арсы, то шайх ал-Хаукали сообщает, что никто из чужеземцев туда не проникает, так как они обязательно убивают всякого чужестранца, входящего к ним, и [поэтому] никто не отваживается войти в их землю. От них вывозят шкуры черных леопардов и черных лисиц и свинец — всё это [вывозят] от них купцы [из] Кук(и)йаны[4]

Арабские источники упоминают славян и их города. По современным представлениям, Кукйана — это, вероятнее всего, Киев. Салав, исходя из имеющихся описаний, это город на территории Ильменских словен, бывший столицей до Новгорода. А о местонахождении Арсы спорят до сих пор. Из полутора десятков версий ни одна не получила пока достаточного подтверждения. Надо сказать, что топонимы отличаются, но незначительно. Во всяком случае, в X веке в арабских источниках твердо закрепляется топоним ал-Русийа, который обозначает Киевскую Русь. В данном случае речь идёт об уже известном нам образовании единого государства Русь в X столетии.

Определённым намёком на местонахождение ал-Арсанийа можно посчитать географию завоеваний Аскольда и Дира, а, затем и Олега — город мог находиться между Новгородом и Киевом.

Тех, кого смущает упоминание чёрных леопардов в приведённом описании, можно успокоить: вполне возможно, что речь идет о чёрных бобрах.

Непонятно, насколько сильной была преемственность ал-Русийа от трёх предыдущих государственных образований. Но можно смело утверждать, что Русь явно строилась не на пустом месте.

[править] Византия

Нездоровое отношение к факту принятия христианства в России — один из эталонных завихов русофобов всех мастей.

Христианство рано или поздно приняли практически все страны Европы — кто раньше, а кто позже нас. В раннее Средневековье это, помимо всего прочего, являлось впитыванием элементов более высокой цивилизации, хранящей традиции античного мира. В Византии эти традиции сохранились и продолжали развиваться, как нигде.

Современная князю Владимиру Византия являла собою идеальный по тем временам образец благоустроенного, относительно мирного, но мощного и обороноспособного государства с блестящей культурой. Вся Европа тогда была фактически её цивилизационной периферией, а формального разделения западной и восточной церквей ещё не произошло. Однако Рим вёл куда более активную миссионерскую политику, в то время как Византия, будучи и так культурным центром всего христианского мира, тратила на это меньше сил. В основном в её сферу влияния попадали славянские народы, давно контактировавшие с ней, например болгары.

Следует отметить, что, принимая христианство с Запада, многие правители всё-таки руководствовались желанием приобщиться к культуре Западной Европы. Но не потому, что она была какой-то особенно высокой, а потому, что вставать против этой массы агрессивных феодалов — себе дороже. Таким образом, принятое из Византии христианство было роскошью, которую могли себе позволить только народы, не очень-то боявшиеся западной экспансии.

До Владимира некоторые деятели Руси уже принимали христианство из Византии, но его отец князь Святослав был талантливым полководцем и, в числе прочего, воевал с Византией. Как видим, связи Руси со Вторым Римом были ко времени Владимира уже долгими и разнообразными. С другой стороны, после завоеваний Святослава Русь нуждалась в мирном развитии и дальнейшем укреплении цивилизации. Принятие крещения из Византии было, таким образом, уже предопределено, ни одного аргумента «против» не оставалось.

В итоге Русь начала перенимать культуру из самого центра христианского мира. Но этот процесс не начался внезапно, а постепенно вызрел задолго до Владимира в недрах самого русского государства. Что до спекуляций на тему «лучше бы католицизм приняли» — по тем временам христианство было единым, и именно Византия выглядела его центром. Русь не просто вошла в цивилизацию — она вошла в первосортную цивилизацию, при этом оставаясь собою. Что русофобам, понятное дело, не по нутру.

Отметим здесь также, что если бы Русь стала католической, вряд ли она сумела бы восстановить политическую независимость после нанесённого монголами удара.

[править] Выводы о мифе

Никакой научной основы миф о привнесенной норманнами государственности для Руси под собой не имеет.

В истории вообще не было культур, существовавших полностью независимо. Славянская и, позднее, русская культуры исключениями не были. Находясь постоянно в окружении самых разных культур, наши предки строили свою, очень быстро развивавшуюся. За раннее Средневековье восточные славяне проделали путь от небольшого праславянского племени к огромному государству[источник?], в культурном отношении стоявшему ничуть не ниже тогдашней Западной Европы[источник?].

Народы, вливавшиеся в Русь (в основном восточные славяне), создавали её своими силами, попутно сплавляясь в единый русский народ. Все контакты и заимствования лишь укрепляли русскую цивилизацию, но не подменяли её собою. И уж тем более никто не принёс её извне на блюдечке, не насадил огнём и мечом.

[править] Россия — не наследница Киевской Руси, а хрень с горы

Очень любимый русофобами тезис. На основании того, что Россия начала формироваться на землях Северо-Восточной Руси, утверждается, что там сложился какой-то другой народ, безо всякой преемственности к Руси. Некоторые особо неадекватные даже отказывают русским в принадлежности к восточным славянам. Как вариант, часто встречается миф, что Россию из Руси создала Орда.

В реальности Северо-Восточная Русь стала общепризнанным центром русских земель ещё до монгольского нашествия. Произошло же это вот как.

Лествичное право, которым с самого начала руководствовались Рюриковичи, первое время давало более мирное сосуществование феодалов и более единое государство, чем в западных странах. Суть этого права сводилась к тому, что удел передавался не от отца к сыну (как в Западной Европе), а от старшего брата к младшему и только после всех братьев — к следующему поколению. Но ко времени Владимира Мономаха распри князей начали превращаться в полный кошмар — расплодилось слишком много разных ветвей, и каждая из них хотела власти.

Сначала Мономах, а потом и ближайшие Мономашичи стали делать ставку на Северо-Восточную Русь, в которой стремительно возникали многочисленные новые города и поселения. Здесь, на окраине, за которую не шло ранее страшных распрей различных ветвей Рюриковичей, было проще укрепить власть одной из них. Если Юрий Долгорукий, укрепившись на Северо-Востоке, попытался княжить в Киеве (где не нашёл понимания у местных и, вполне вероятно, был ими отравлен), то Андрей Боголюбский не захотел наступать на те же грабли и противостоять всем южным князьям разом, а перенёс великое княжение к себе во Владимир, попытавшись максимально ослабить Юг. Таким образом, Мономашичи спасли хотя бы часть Руси от вечных разрушительных усобиц, где уже вообще непонятно было, кто против кого. На Северо-Востоке был заложен первый камень в здание единой, свободной от феодальных распрей Руси. В здание России.

Центр государства переместился туда же, и это признали все русские князья. К сожалению, Мономашичам на Северо-Востоке не хватило времени для объединения государства — помешало монгольское вторжение. Однако если бы это единство не начало строиться, после удара монголов и одновременного натиска с Запада, скорее всего, не видать бы восточным славянам независимого государства, как своих ушей. Вообще никогда.

Итак, Россия — не просто крупнейшее восточнославянское государство и прямая наследница Киевской Руси, но и страна, благодаря которой, вероятно, восточные славяне вообще имеют сейчас независимую государственность. И история Руси — это наша история, общая с Украиной и Белоруссией. Любая иная трактовка — миф.

[править] Московское царство — тирания, в отличие от Речи Посполитой, где была демократия

Очень популярный и широко рекламируемый на Украине, в Белоруссии и Польше[источник?] миф[источник?], не имеющий почти никакого отношения к реальности. Рады[источник?] Речи Посполитой предоставляли некие права исключительно шляхте (то есть дворянству, а точнее, аналогу старого русского боярства[источник?]), и вся «демократия» выражалась в том, что власть короля фактически была сильно урезана в пользу аристократии[источник?], особенно крупнейшей — магнатов. Прочий народ НИКАКОГО права голоса не имел[источник?].

В Московском же царстве время от времени созывались Земские соборы, которые были куда более демократичными[источник?]. Вот как, например, описывается процесс голосования[источник?] в Решении Земского собора о воссоединении Украины с Россией от 1 октября 1653 года[4]:

А стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и дьяки, и жильцы, и дворяне ж и дети боярские из городов, и головы стрелецкие, и гости, и гостиные и суконные сотни, и черных сотен и дворцовых слобод тяглые люди, и стрельцы о государской чести и о приеме гетмана Богдана Хмельницкого и всего Войска Запорожского допрашиваны ж по чином, порознь.
И они говорили то ж, что за честь блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии и за честь сына его государева, великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии, стояти и против литовского короля война весть. А они, служилые люди, за их государскую честь учнут с литовским королем битися, не шадя голов своих, и ради помереть за их государскую честь. А торговые всяких чинов люди вспоможеньем и за их государскую честь головами ж своими ради помереть.

[править] Пётр I сломал всё

Этот миф существует в двух основных вариантах:

Вариант 1: кровавый тиран Пётр не оставил камня на камне от традиционной русской культуры и государственности, разрушив всё до основания, а затем воздвигнув на этом месте Ад по капризу своей левой пятки, между служением Бахусу и употреблением антихристова зелья;

Вариант 2: косная лапотная Россия, окоченевшая во тьме веков и прозябавшая без жизненно необходимой европейской цивилизации, была переустроена блистательным гением Петра в худо-бедно настоящую страну, хоть, конечно, и не дотягивающую до Эльфийского Запада (да простят Валар это кощунственное предположение!), для чего, увы, пришлось действовать по-расейски варварскими методами.

Оба варианта являются потенциально русофобскими, пожалуй, в равной степени — невзирая на то, что их носителями зачастую являются люди, называющие и даже искренне считающие себя патриотами. В реальности реформы Петра были подготовлены поистине бешеным развитием России в XVII столетии после Смуты и логически его завершали.

[править] Первые Романовы

После окончания Смуты страна лежала в руинах — постаралась старая (во многом, полонизированная или пропольская!) аристократия, сильно обрадовавшаяся династическому кризису московской ветви Рюриковичей, разного происхождения авантюристы, которым тоже хотелось порулить и любимый предками рукопожатных просвещённый Запад, в первую очередь — Речь Посполитая, которая изо всех сил пыталась с помощью этих протобелоленточных поглотить восточного соседа. В общем-то, дурное дело нехитрое: ослабшая страна не могла сопротивляться влиянию извне и процветающая Московская Русь за несколько лет была либерализована по самое не могу.

Тем удивительнее стремительное выкарабкивание страны из этой ямы, произошедшее в царствования Михаила и Алексея Романовых. Между прочим, эти цари активно опирались на Земские соборы и по тем временам страна на общеевропейском фоне выглядела весьма демократичной. Поначалу это очень неплохо работало — беспрецедентными в истории темпами шло освоение Сибири, начались военные победы и в Европе, экономически страна переживала быстрый подъём. Но время было суровое и для дальнейшей конкуренции с Западом требовалась централизация. В основном её, однако, провёл не Пётр, а его отец — Алексей Михайлович, окончательно заложивший фундамент под всесторонний прорыв в развитии России XVIII века.

[править] Юность Петра

Следует отметить, что после смерти Алексея Михайловича к власти практически сразу пришёл клан Милославских — родственников первой жены покойного царя — и связанная с ними старая аристократия. Более прогрессивные родственники второй жены — Нарышкины — попали в опалу и находились фактически в ссылке. Вокруг них стали группироваться силы, недовольные консервативной политикой аристократии и Милославских — как бывшие фавориты Нарышкиных, так и множество «худородных» людей и даже из Немецкой слободы (т.е. иностранцы, которых в то время купно величали немцами; хотя, конечно, национальный состав слободы был не однороден[5]).

Тут нужно уточнить, что сама по себе европейская культура в допетровской Руси ни под каким «запретом» не была. Например, её горячими приверженцами были воспитатель молодого Алексея Михайловича (!) Борис Морозов и фаворит царевны Софьи Василий Голицын, фактически правивший страной в 1680-е годы. В царствование Алексея и его детей — Фёдора и Софьи — было введено очень много новшеств на европейский лад — в общем-то лучшее брать из Европы никто и не гнушался. Новшества эти были всеобъемлющими — от начала переустройства армии по наиболее передовым тогда образцам до начала театральных представлений в Москве. И ношение париков и распространение при дворе брадобрития (добровольное), которое встречалось ещё при Борисе Годунове, и запрет под угрозой непущения в Кремль служилым людям носить на службе широкое и долгополое платье (охабни и однорядки) произошли в этот период. Причиной указанных поветрий, которым, надо сказать, сопротивлялись патриархи Иоаким и Адриан, могла быть жена Фёдора — Агафья Грушецкая.[6]

Консервативная партия Милославских модернизацию страны приостановила, хотя и не отказалась от неё вовсе (вспомним хотя бы уничтожение местничества). Самые ярые модернисты группировались вокруг Нарышкиных и юного цесаревича Петра. Таким образом, первые его начинания — и потешные войска, и даже «Всешутейший Собор» — лишь по форме были развлечениями молодого царевича, которому энергию девать некуда. По содержанию это изначально была тусовка сторонников продолжения модернизации, начатой Алексеем и впоследствии ускоренно проводимой его сыном.

[править] Собственно, реформы Петра

Прежде всего, Пётр занимался упрочением внешнеполитического могущества России. Для этого необходимо было решить пять задач:

  • Добыть России выход к Балтийскому морю. Торговать своими товарами, отправляя их в Европу на своих кораблях — это основная задача, которая обуславливала остальные.
  • Для этого нужно создать сильную регулярную армию, что продолжало традицию «полков нового строя», которым уделялось до этого очень большое внимание, в особенности отцом Петра.
  • Внедрить некоторые аспекты европейской культуры в высшие круги общества — для облегчения взаимопонимания со стремительно усиливающимися странами Запада.
  • Создать задел для развития отечественной науки, взяв лучшее из европейских образцов.
  • Ради всего этого модернизировать экономику.

Таким образом, Петру пришлось заниматься примерно тем же, чем занимался и Алексей Михайлович, только быстрее и в значительно больших объёмах. В наследство Петру осталось довольно централизованное государство, уже начавшее всестороннюю модернизацию. Пётр как человек, долгое время оттираемый от власти более сильными конкурентами, да ещё и в юные годы, накопил колоссальный запас энергии и решимости сравняться с отцом и превзойти его. Это ему, с оговорками, удалось, хотя следует признать, что некоторые перегибы в его деятельности были.

В результате при Петре Россия получила Прибалтику, на которую нацеливалась уже много столетий и которую, в частности, безуспешно пытался взять Алексей Михайлович, сделала первую серьёзную попытку выхода на Чёрное море и нейтрализации Крымского ханства (что также пыталась сделать со времён как минимум Ивана Грозного) и резко усилила влияние на Речь Посполитую, что подытожило эволюцию отношений двух держав в XVII веке, начавшемся польской оккупацией России. Международный престиж России взлетел на недосягаемую ранее высоту, к чему страна также шла весь прошлый век. Не только средства Петра, но и достигнутые им цели имели глубокие корни в прошлом.

См. также крупные проекты Петра I: 1689-1700, 1700-1711, 1711-1721, 1721-1725.

[править] Выводы о мифе

Оба варианта мифа — полная чушь.

Пётр I был одним из самых успешных правителей в истории России, а также одним из самых эксцентричных и жёстких (возможно, из-за воспитания, которым отец просто не успел как следует заняться, возможно, из-за пережитого в детстве бунта стрельцов, когда толпа терзала родичей у него на глазах). Но он полностью следовал пути развития России, намеченному предыдущими правителями, особенно его отцом. Таким образом, страна очень динамично и очень хорошими темпами развивалась как до Петра, так и при Петре.

Если говорить об опасностях мифа — их, как и у любого исторического мифа, довольно много, но самая главная — это неслабый плюс к культу разрушения, столь любимому нашими русофобами и одновременно к культу ультраконсерватизма, который многие принимают за патриотизм. Настоящая любовь к Родине — это желание сохранять и приумножать её богатства и достижения, не боясь ни брать новое, ни оставлять старое, руководствуясь при этом здравым смыслом. Как и поступал реальный Пётр, а не Пётр из данного исторического мифа.

[править] Эпоха Дворцовых переворотов

[править] Крепостное право: русские всегда были рабами, их нещадно эксплуатировали

Миф: крепостничество имело огромное отрицательное влияние на все стороны российской жизни. Даже подумать, что оно имело какие-то положительные последствия, большинству людей кажется просто нелепым. Между тем это нонсенс с социологической точки зрения. Ни один институт не может существовать столетиями, если он не выполняет общественно значимой и, значит, позитивной функции.

Согласно основополагающему труду «Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX вв.)» доктора исторических наук, профессора Санкт-Петербургского университета Бориса Миронова, русское крестьянство накануне отмены крепостного права (1861 год) работало в году 135 дней и на помещика, и на себя, и больше не работало. Причем крестьянская община следила за тем, чтобы все крестьяне соблюдали установленные обычаем праздники. Нарушителей могли избить и поломать их рабочий инвентарь. А после освобождения число рабочих дней еще уменьшилось. В 1872 году число рабочих дней составило 125, а в 1902 году — 107. В 1913 году русские крестьяне имели 140 празднично-воскресных дней, а американские фермеры — 68. Но не потому, что русские крестьяне были ленивые, а не нужно было. Такая была трудовая этика: работать до удовлетворения основных биологических потребностей и шабаш. А остальное от лукавого — алчность, стремление к богатству. Боялись душу погубить. Другая система ценностей. Время не деньги, время — праздник и молитва, думали они. Для сравнения: мы, современные русские, работаем примерно 220 дней в году, то есть примерно в два раза больше.[5]

Во многих отношениях положение крепостного крестьянства в России было ничуть не хуже и даже лучше, чем у крестьян на Западе. Действительно, миф о сытых и свободных европейских крестьянах, которые с жалостью смотрели в сторону закованных в кандалы восточных рабов, нуждается в серьёзном пересмотре. Путешественники того времени — как русские, так и зарубежные — неоднократно отмечали чудовищную нищету «свободных» западных крестьян по сравнению с российскими крепостными. Так, например, в Европе владеющий коровой крестьянин считался тогда богачом. В России, наоборот, коровы отсутствовали только у самых бедных крестьян. [6]

Крепостное право в России было отменено раньше, чем рабство в США. Не говоря уже о том, что фактические гонения на темнокожее население со стороны государства и общества в Штатах продолжались вплоть до конца XX века. О том, как выглядит настоящие рабство и эксплуатация можно почитать у таких авторов, как Гарриет Бичер-Стоу («Хижина дяди Тома»), Эмиль Золя («Жерминаль») и Фридрих Энгельс («Положение рабочего класса в Англии в 1844 году»). Также надо отметить, что крепостное право в большинстве стран Европы было отменено лишь на несколько десятков лет раньше, чем в России, а в некоторых европейских странах и позже, чем в России.

[править] Русско-японская война

Основная статья: Мифы о русско-японской войне

[править] Первая мировая война

[править] Первую мировую войну начала Россия

Похожий миф: первую мировую войну развязал лично Николай II

Данный миф, хоть и притянут сильно за уши совсем уж оголтелыми русофобами, все же имеет хождение в кругах любителей фальсифицировать историю.

Для начала, мобилизация в Германии (скрытая) и Австро-Венгрии (открытая) началась раньше, чем в России (29 июля 1914 года). Помимо этого, Россию на мобилизацию также толкнули следующие факторы:

  • Международная напряженность после убийства Франца-Фердинанда. Подробнее — Июльский кризис.
  • Недружественные отношения между Россией и центральными державами, прежде всего с Австро-Венгрией.
  • Печальный опыт русско-японской войны.

Если бы Россия не объявила мобилизацию, то рисковала быть захваченной врасплох перед лицом уже отмобилизованных армий, как это было 22 июня 1941 года.

Тогда России Германией был предъявлен ультиматум о прекращении мобилизации, а уже через сутки Германия объявила войну России и безо всякого объявления войны заняла Люксембург.

Остается добавить, что незадолго до начала войны (и до мобилизации в России) Николай II лично отправил германскому императору Вильгельму II телеграмму с предложением передать австро-сербский вопрос в международный третейский суд в Гааге[7]. Ему на эту телеграмму просто не ответили. Германия и Австро-Венгрия жаждали войны.

[править] Вторая мировая война

Основная статья: Мифы о Великой Отечественной войне

[править] См. также

[править] Примечания

  1. Немалую роль в таком положении дел сыграли частые пожары и чуть менее частые вторжения врагов
  2. Имеется ввиду единый славянский мир, существовавший до вторжения аваров в VI веке
  3. Здесь речь о восточных славянах - русских, украинцах и белорусах
  4. Коновалова И. Г. Восточная Европа в сочинении ал-Идриси М.: Восточная литература РАН, 1999
  5. Ларюшкин О.В. Немецкая слобода Москвы: статистико-демографический анализ (середина XVII — середина XVIII вв.)
  6. Шамин С. М. Мода в России последней четверти XVII столетия