Радикальный феминизм

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
 
Leftquotes.pngТеперь я равноправия не хочу. Этого с меня мало! Нет! Вот пусть они посидят в нашей шкуре, а мы, женщины, повертим ими, как они нами вертят.Rightquotes.png
Слова персонажа пьесы Тэффи «Женский вопрос» (1907 г.)
Отличия классического и радикального феминизма.

Радикальный феминизм (также радфем) — название формы феминизма, зародившейся в Европе и США в 20 веке и направленное не просто на достижение равноправия полов во всех сферах, но на радикальное изменение устройства общества, ликвидацию стандартных гендерных ролей и свержение патриархата.[1]

Наиболее радикальной формой феминизма является феминацизм, направленный на дискриминацию и угнетение мужчин по половому признаку. Необходимость дискриминации обосновывается стремлением скомпенсировать дискриминацию женщин в прошлом, либо стремлением убрать мужчин из политики (якобы все беды в мире происходят из-за мужчин), либо просто мужененавистничеством. Большинство феминистских и радикально феминистских движений дистанцируются от феминацизма.

В целом радикальный феминизм имеет характерные черты тоталитарной идеологии, провозглашающей свои догмы в качестве единственно верных, нетерпимой к другим точкам зрения и исключающей возможность каких-либо дискуссий и компромиссов.

Ещё одной характерной чертой этой идеологии является её многоуровневость, роднящая радикальный феминизм с тоталитарными сектами: для новичков и внешнего мира предназначены одни положения (например, о многообразии форм феминизма, о том, что феминизм не против мужчин, а за равноправие), а для уже вовлечённых предназначены гораздо более радикальные взгляды (радикальный феминизм является единственным подлинным феминизмом, мужчины являются агрессивными и тупыми существами, не заслуживающими ничего, кроме презрения, а сущность феминизма — борьба не за равноправие, а только за права женщин).

Содержание

[править] Основные идеи

  • Утверждается необходимость доктрины безопасности женщин от «фемицида» со стороны мужчин во всех сферах жизни.
  • Утверждается необходимость противодействия насаждению политики свободной смены «гендера» и распространению «трансгендерности» как метода внедрения мужчин в феминистские сообщества.
  • Указывается на тот факт, что в истории человечества десятки миллионов людей были убиты именно мужчинами.
  • Институт семьи по принципу «домостроя» критикуется как патриархальный.
  • Пропагандируется политическое «лесбийство» с целью максимально снизить зависимость от мужчин во всех сферах жизни.
  • Любое государство, которое недостаточно борется с проституцией, называют «проститутором».
  • Активно прививаются слова-феминитивы.
  • Лоббируется «феминорхатное мировоззрение» в противовес патриархальному.
  • Утверждается необходимость «позитивной дискриминации» женщин якобы в качестве компенсации за дискриминацию со стороны мужчин (введение квот для женщин при приёме на работу, в вузы). При этом игнорируется тот факт, что такая «позитивная дискриминация» женщин фактически означает «отрицательную дискриминацию» мужчин, которым неизбежно будут отказывать в приёме на работу, учёбу по половому признаку, только эта дискриминация будет проходить открыто и официально, а мужчины будут лишены возможности с ней бороться под угрозой быть обвинёнными в «сексизме».
  • Понятие «сексизма» распространяется только на притеснение женщин; утверждается, что сексизма, направленного против мужчин, не существует (таким образом, мужчины лишаются возможности бороться за свои права, все такие попытки объявляются «сексизмом» и «мизогинией»).
  • Под предлогом борьбы с изнасилованиями наблюдается тенденция к отказу от презумпции невиновности: для обвинения мужчины в совершении изнасилования достаточно заявления со стороны женщины при отсутствии каких-либо объективных доказательств, при этом мужчина может быть осуждён даже в том случае, если секс проходил по обоюдному согласию, но женщина находилась в состоянии лёгкого опьянения (по мнению феминизма, этот факт делает согласие женщины на секс недействительным). Ещё до завершения судебного разбирательства мужчина подвергается травле и рискует быть уволенным с работы, отчисленным из учебного заведения и т. п. Случаи оправдания мужчин по делам об изнасиловании нередко приводят к гневным протестам феминисток, зачастую даже не пытающихся вникнуть в суть дела; для них достаточно самого факта оправдания мужчины. Проблема ложных обвинений в изнасиловании феминистками отрицается, по их мнению, это явление крайне редкое и не заслуживающее большого внимания.
  • Разумеется, радикальный феминизм не предполагает никакого учёта мнений мужчин при продвижении своих взглядов; критике подвергаются даже мужчины, разделяющие те или иные феминистские взлгяды; по мнению радикальных феминисток, каждый мужчина по определению обладает привилегиями, а поэтому не имеет права высказываться даже в поддержку феминизма.
  • Критике подвергаются даже женщины, несогласные с идеями феминизма вообще или радикального феминизма в частности. Их мнение объявляется «внутренней мизогинией», возникающей в следствие Стокгольмского синдрома (он же — синдром заложницы) и потому игнорируется, а сами они нередко получают от феминисток оскорбительные наименования (вроде «коллаборационисток»).

[править] Испания — страна победившего феминизма

В Испании в 1944 году в период фашистской диктатуры Франко были введены законодательные нормы, которые позволяли добиваться больших сроков в уголовных делах, где преступником был мужчина, а жертвой — женщина.[1] В 1983 году этот закон был отменен, но появилось множество других. Например, был принят новый закон «О применении защитных мер в случаях полового насилия», сокращаемый обычно до аббревиатуры LIGV. Закон приняли 28 декабря 2003 года вопреки множеству возражений и жалоб на его антиконституционность. Данный закон разделяет «домашнее насилие» и «гендерное насилие». Если первое означает просто домашний конфликт, то второе — насилие, совершенное из сексистских соображений (закон постулирует, что «гендерное насилие» совершается только мужчинами, а в обратную сторону это может быть лишь «домашним насилием»).

[править] Шведская модель

В 1999 году с подачи радикальных феминисток Швеция приняла довольно необычный закон о декриминализации проституции, получивший жаргонное название «шведская модель». Особенность «шведской модели» состоит в политике криминализации клиента — сохраняется уголовное преследование за покупку секс-услуг, тогда как их продажа остаётся легальной. Такой подход к регулированию проституции основывается на вдохновленной радикальным феминизмом идее о том, что проституция является формой сексуального насилия и что женщины сами не идут в секс-индустрию добровольно[2].

После принятия закона масштабы уличной проституции в Швеции и правда сократились, однако, по-видимому, связано это с тем, что шведское правительство выделило полиции значительную сумму — около 7 миллионов крон — на борьбу с проституцией. В результате проституция ушла в онлайн-пространство. По этому поводу университет Мальмё в Швеции заявил, что у них нет никаких доказательств, что обороты торговли людьми в стране уменьшились.

Прямыми следствиями криминализации клиентов для самих секс-работниц стало ухудшение условий труда, рост их уязвимости перед клиентом и полицией[3], поскольку после криминализации клиента на покупку секс-услуг решаются в основном маргинальные, асоциальные и криминальные элементы, совершенно не склонные к гуманному отношению к проституткам. Если секс-работницы решаются заявить на сутенёров, то доказать свою правоту секс-работнице становится сложнее — так как отныне клиенты не очень спешат показываться на суде и давать показания, потому что им самим за покупку секс-услуг светит в лучшем случае штраф, в худшем — пара месяцев в тюрьме.

С другой стороны, благодаря этому закону у шведских проституток появилась возможность грабить клиентов, шантажируя их тем, что сдадут в полицию (а у прочих женщин — шантажировать мужчин угрозами заявить, что секс проходил за деньги).

[править] В России

Действует ячейка КД-16, не раскрывающая свой состав и источники финансирования.[4][5]

Работает группа Accion positiva, пропагандируюшая несанкционированные уличные акции протеста[6].

В 2018 году незадолго до выборов Президента России группа либеральных журналисток бездоказательно обвинила депутата Госдумы, председателя комитета Думы по международным делам Леонида Слуцкого в «сексуальных домогательствах», якобы имевших место несколько лет назад. Комиссия по этике Госдумы не нашла нарушений в поведении Слуцкого. По мнению политолога Олега Матвейчева, «дело Слуцкого» было провокацией, организованной с использованием американских методов и имевшей целью дискредитировать одну из ключевых фигур в реализации внешнеполитического курса России и оказать давление на российские власти[7].

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Willis, Ellen, «Radical Feminism and Feminist Radicalism», 1984, collected in No More Nice Girls: Countercultural Essays, Wesleyan University Press, 1992, ISBN 0-8195-5250-X, pp. 117—150.