Совет по правам человека

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека — консультативный орган при Президенте Российской Федерации, образованный для помощи главе государства в исполнении его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, а также для информирования о положении дел в этой области, содействия развитию институтов гражданского общества в Российской Федерации, подготовки предложений главе государства по вопросам, входящим в компетенцию Совета[1].

В интернете и СМИ именуется сокращёнными вариантами — «Совет по правам человека» или СПЧ.

Содержание

[править] Миссия Совета

[править] История функционирования

Михаил Федотов — председатель Совета по правам человека

Ниже приведена краткая хронология истории СПЧ, изложенная с опорой на информацию с официального сайта[2]:

  • 26 сентября 1993 — указом Президента России Б. Н. Ельцина создана Комиссия по правам человека при Президенте РФ (далее КПЧ).
  • 1993—1995 — Сергей Ковалёв, известный правозащитник, во главе КПЧ.
  • 1996—2002 — Владимир Карташкин, видный специалист в области международного публичного права, во главе КПЧ.
  • 2002—2010 — Элла Памфилова, с 2016 года Глава ЦИК России, во главе КПЧ. По оценке СПЧ, её уникальные профессиональные и человеческие качества помогли вывести работу Совета на качественно новый уровень[2].
  • 6 ноября 2004 — указ Президента России (№ 1417), преобразовавший КПЧ в Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (далее Совет).
  • 12 октября 2010 — Михаил Федотов назначен председателем Совета по указу Президента (№ 1234) и на момент 2018 года остается в этой должности[3]. По тому же указу Федотов был назначен советником Президента Российской Федерации — по оценке СПЧ, это позволило данному органу качественнее выполнять свою главную функцию, то есть быть «коллективным советником» Президента[2].
  • 1 февраля 2011 — указом Президента России (№ 120) утверждено новое Положение о Совете[1] и предложения по расширению состава СПЧ за счет привлечения представителей гражданского общества, являющихся специалистами в новых для Совета сферах деятельности.

[править] Основные задачи

В соответствии с Положением о Совете, утверждённым указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2011 года, основными задачами СПЧ являются[1]:

  • Оказание содействия Президенту Российской Федерации в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, рассмотрение по поручению главы государства вопросов, относящихся к компетенции Совета.
  • Содействие процессам гуманизации и модернизации российского общества, подготовка предложений Президенту Российской Федерации по развитию указанных процессов.
  • Подготовка предложений Президенту Российской Федерации по созданию благоприятных условий для развития институтов гражданского общества и расширения участия граждан в модернизации страны, в том числе путем передачи отдельных функций государственных органов институтам гражданского общества.
  • Систематическое информирование Президента Российской Федерации о положении дел в области соблюдения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и за рубежом.
  • Организация проведения экспертизы проектов федеральных законов, находящихся на рассмотрении палат Федерального Собрания Российской Федерации, для определения их соответствия целям развития гражданского общества, защиты прав и свобод человека и гражданина, подготовка по результатам экспертизы соответствующих предложений Президенту Российской Федерации.
  • Подготовка предложений Президенту Российской Федерации по вопросам взаимодействия с правозащитными общественными объединениями и иными структурами гражданского общества.
  • Подготовка предложений Президенту Российской Федерации по вопросам становления институтов гражданского общества, расширения взаимодействия между общественными и государственными институтами, а также разработки технологий учета общественных инициатив при формировании государственной политики в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.
  • Подготовка предложений к ежегодным посланиям Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации по вопросам, относящимся к компетенции Совета.
  • Содействие разработке механизмов общественного контроля в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, подготовка соответствующих предложений Президенту Российской Федерации.
  • Участие в укреплении международного сотрудничества в области развития гражданского общества, обеспечения прав и свобод человека и гражданина.
  • Содействие правовому просвещению населения путем активного взаимодействия Совета с представителями средств массовой информации и иных структур гражданского общества.
  • Анализ обращений физических и юридических лиц, содержащих информацию о проблемах в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.
  • Рассмотрение иных вопросов, относящихся к компетенции Совета.

[править] Оппозиционная деятельность Совета по правам человека

В рядах членов СПЧ засветились некоторые известные оппозиционеры и просто люди с радикально-либеральными взглядами:

  • Владимир Познер — журналист и телеведущий. Был членом СПЧ с 2004 по 2009 годы.
  • Николай Сванидзе — телеведущий, историк-публицист, неоднократно обвинялся о очернении истории СССР[2][3]. На момент 2018 года сохраняет членство[3].
  • Леонид Радзиховский — журналист, обозреватель «Российской газеты». Был членом СПЧ с 2011 по 2012 гг., отказавшись от членства.[4]
  • Людмила Алексеева — в советское время диссидент и политэмигрант[5], председатель Московской Хельсинкской группы. На момент 2018 года сохраняет членство[3].
  • Ирина Хакамада — в 1999—2003 сопредседатель «Союза правых сил» (лидер Борис Немцов). На момент 2018 года сохраняет членство[3].

[править] Защита оппозиционных митингов

26 марта 2017 года в России прошли антикоррупционные митинги, организованные сторонниками Алексея Навального на фоне популярности его фильма «Он вам не Димон». Спустя два дня вышла статья Елены Масюк, члена СПЧ, под названием «Мы молчать не можем», в которой критиковались действия властей:

Члены Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека считают необходимым дать оценку событиям, связанным с проведением 26 марта 2017 г. в нескольких городах России публичных мероприятий, объединенных темой борьбы с коррупцией. Прежде всего, важно отметить, что инициативные группы по проведению митингов и шествий в подавляющем большинстве случаев получили немотивированные отказы в их проведении. В частности, в Москве инициативной группе было отказано в проведении мероприятия на Тверской улице.

Но эта практика немотивированных отказов в проведении публичного мероприятия (точнее отказов с разнообразными надуманными предлогами), получившая самое широкое распространение в последние годы, в реальности, не обусловлена ничем кроме политической пристрастности и нежелания предоставлять равные политические возможности оппонентам. Ведь если говорить о Москве, то за последние годы правом проведения шествий по главной улице города пользовались и политическая партия, имеющая большинство мест в Государственной Думе, и Федерация независимых профсоюзов, и другие организации.

Практика политически пристрастных отказов гражданам в реализации одного из их важнейших прав чревата серьезными последствиями. Чиновники, злоупотребляющие своими полномочиями при согласовании публичных акций, должны нести ответственность за эту недальновидную политику, фактически, сталкивающую граждан, пользующихся своим конституционными правом, и сотрудников полиции, исполняющих приказ[6].

Такая же позиция была и у Андрея Юрова, озвученная 9 октября того же года:

Повторюсь: «нелегальных» мирных собраний не бывает. Не может быть и «несанкционированных» (даже если их и считают таковыми отдельные представители властей отдельных государств). Бывают «несогласованные» (то есть такие, по поводу которых организаторам и власти не удалось совместно согласовать время, место и форму мирного собрания) и проходящие «без уведомления» (в случае, если организаторы мирного собрания не успели или не захотели уведомлять власть).

Означает ли это, что власти могут разгонять подобные собрания и даже применить силу? Нет, не означает. Пока собрание остается мирным и не нарушает ряда иных ограничений (см. далее), какими бы ни были принятые на той или иной территории законы, оно автоматически является легитимным — в силу природы «основных свобод»

Оценка «мирности» собрания — один из самых сложных моментов. Допустим, люди собрались мирно, но один хулиган начал драться с продавцом мороженого. Стало собрание немирным? Нет! Хулигана нужно увести подальше от участников, чтобы он не причинил им вреда, а они могли бы спокойно продолжить собрание[7].

В начале сентября 2018 года в России прошли митинги против пенсионной реформы. В Санкт-Петербурге митинг планировалось провести на площади Ленина, но 6 сентября там произошёл прорыв водопроводной магистрали, что привело к затоплению проезжей части на большой территории. СПЧ обвинил власти города в том, что альтернативного места для проведения митинга не было предложено:

Митинг 9 сентября на площади Ленина был согласован. Изменение органом власти согласованных ранее места, времени и условий проведения публичного мероприятия не допускается – эта позиция подтверждена Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2018 года.
Согласно информации ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», работы по ликвидации аварии на улице Комсомола проводились на проезжей части и, следовательно, не затрагивали согласованное место проведения митинга на площади Ленина. Но даже если у кого-то в связи с этими работами имелись основания опасаться угрозы безопасности участников митинга, органы исполнительной власти могли вместе с организаторами найти возможность проведения согласованного публичного мероприятия. Этого сделано не было[4][8].

[править] Защита Алексея Навального

Основная статья: Алексей Навальный#Дело Кировлеса

В 2013 году в Москве проходили выборы мэра, в которых участвовал Алексей Навальный. В марте 2013 года стало известно о проекте заявления членов в защиту оппозиционера, в котором говорилось, что уголовные дела о махинациях на предприятии «Кировлес» и хищениях средств у компании «Ив Роше Восток» в отношении господина Навального возбуждены с целью давления на него[9]:

Алексей Навальный с 2008 года занимается общественной деятельностью в сфере противодействия коррупции, а с 2011 года он занялся и политической деятельностью, выступил с резкой критикой действующих политических партий и принял активное участие в массовых публичных мероприятиях. Именно с этого момента правоохранительные органы активизировали свою деятельность.

Ранее подобные заявления СПЧ делал только по делам Михаила Ходорковского и Сергея Магнитского, однако эта инициатива уже вызвала споры: некоторые члены совета «не готовы выступать адвокатами оппозиционера». Алексей Навальный ранее обратился к членам СПЧ с просьбой провести экспертизу по его уголовным делам. Разбирались в обстоятельствах уголовного преследования оппозиционера члены совета Игорь Каляпин, Павел Чиков и Сергей Костанов[10].

В заявлении говорится о якобы необоснованности преследования Навального по делу Кировлеса[11]:

Анализ исследованных материалов позволяет сделать вывод о необоснованности уголовного преследования Навального. Органы следствия искусственно признают гражданско-правовые отношения и сделки уголовно наказуемыми.

[править] Антикоммунизм

В апреле 2011 года СПЧ опубликовал Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», в котором содержалось немало откровенно антисоветской риторики[12]:

Без освоения общественным сознанием трагического опыта России в XX веке представляется невозможным движение российского общества к реальной модернизации. Исторический опыт показывает, что модернизация может быть успешной только в том случае, когда и национальная элита, и все общество едины в общем гражданском чувстве ответственности перед историей. А это чувство, чувство ответственного хозяина страны, в свою очередь немыслимо возродить, скрывая - не столько от внешнего мира, сколько от самих себя - правду о том, что наш народ сделал сам с собой в XX веке. Сокрытие правды о прошлом лишает нас возможности национального самоуважения, без которого мы никогда не создадим предпосылки для истинного патриотизма; а, значит, и разговоры о модернизации останутся благими намерениями.
Одним из важнейших путей преодоления взаимного отчуждения народа и элиты, является полное признание российской катастрофы XX века, жертв и последствий тоталитарного режима, правившего на территории СССР на протяжении большей части этого века. "Тоталитаризм пытался посягнуть на российскую открытость, и это грозило либо манией исключительности, либо комплексом самоуничижения, - отмечал в 1996 году первый Президент России Б.Н.Ельцин. - Демократия предохраняет от этой опасности. Оберегая свободу и открытость, она обеспечивает возможность народу "самому быть"". Только признание пагубности тоталитаризма может стать фундаментом для подъема общества и страны.
Возможные издержки от осуществления этой программы можно с лихвой компенсировать обращением к лучшему, что было в российской истории - например, к блистательной эпохе, начавшей с Екатерины II и закончившейся в 1917 г. Но продолжавшейся в неимоверно трудных условиях и в ХХ веке. Российская идентичность должна, наконец, основываться на том, что история России началась не в 1917, что мы страна не Ленина и Сталина, а страна и народ Пушкина, Гоголя, Толстого, Пастернака, Чайковского, Суворова, Жукова, Королева, Солженицына, Сахарова, наконец, Екатерины II, Александра II, Столыпина, внесших огромный вклад в развитие и славу страны и её культуры.

[править] Примечания

  1. 1,0 1,1 1,2 Положение о Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
  2. 2,0 2,1 2,2 Миссия Совета
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Состав Совета
  4. На самом деле, власти Санкт-Петербурга не только проинформировали о невозможности проведения митинга (за два дня до митинга), но и предложили перенести его проведение в Удельный парк.[1]