Цитаты об Украине

Материал из Русского эксперта
Перейти к: навигация, поиск
Сцена заседания украинского правительства из фильма «Щорс» (1939)

В этой статье собраны цитаты об Украине и её народе.

Содержание

Политические и государственные деятели

Ленин В. И.

Советский политический и государственный деятель, основатель СССР (1870—1924)

«Теперь на Украине каждая банда избирает кличку, одна свободнее другой, одна демократичнее другой, а в каждом уезде — по банде». (с) В.И. Ленин, «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства», 19 мая 1919 г. ПСС, т. 38 стр. 356
Лех Валенса

Лех Валенса

Экс-президент Польши (р. 1943)

«Бог дал Украине такие хорошие почвы, с тем чтобы она могла прокормить всю Европу. Мы должны сказать Украине, что она может производить все зерно для Европы — но не машины. Машины могут производить в Польше» [1]
Роза Люксембург

Люксембург Роза

Философ, экономист и публицист, немецкий политический деятель (1872—1919)

Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто причудой, кривляньем нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких-либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, ни государством, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических стихотворений Шевченко. Буквально так, как если бы в одно прекрасное утро жители «Ватерканте» вслед за Фрицем Рейтером захотели бы образовать новую нижненемецкую нацию и основать самостоятельное государство!* И такую смехотворную шутку нескольких университетских профессоров и студентов Ленин и его товарищи раздули искусственно в политический фактор своей доктринерской агитацией за «право на самоопределение вплоть» и т. д. [2]
Василий Витальевич Шульгин

Шульгин В. В.

Русский политический и общественный деятель, публицист (1878—1976)

«Вот краткая история украинствования. Оно было изобретено поляками (граф Ян Потоцкий); поставлено на ноги австро-немцами («Украину сделал я!» — заявление генерала Гофмана); но консолидировано оно большевиками, которые вот уже 20 лет без просыпа украинствуют (конституция Сталина 1937 года)»
[«Украинствующие и мы»][3]
Выбью из ляцкой неволи весь народ русский. Богдан Хмельницкий *
«Придет пора, когда вместо лжи и человеконенавистничества украинствующих раскольников восторжествует правда, согласие и любовь под высокой рукой Единой Неразделимой России!»
[«Украинствующие и мы»][4]

Хмельницкий Б. М.

Гетман Войска Запорожского, полководец и государственный деятель (1595—1657)

«…я маленький, незаметный человек, но Богом дано мне, и отныне я единовладец самодержец руський … Я освобожу из польской неволи весь руський народ, если я воевал раньше за себя, то от ныне я воюю за нашу веру православную…». [5]

Скоропадский П. С.

Гетман Украинской Державы (1918), полководец и государственный деятель (1873—1945)

Не народ, с началом немецкой деорганизацни, поднял мятеж, народ хотел одного лишь спокойствия. Это было. дело украинских социалистических партий, — для которых рисовалась заманчивая картина захватить власть перед предполагающимся приходом Entente-ы. К этому их также подбивали галичане, которым важно было представить Entente-е не настоящую картину той Украины, которая действительно существует, т. е. имеющую резкую грань между галицийскою Украиной и нашей. На самом деле это две различных страны. Вся культура, религия, мировоззрение жителей совершенно у них иные. Галичане же хотели представить Entente-е картину якобы единой Украины, которая вся крайне враждебна к идее России, причем в этой Украине главнейшую роль играли бы сами галичане. Наш народ этого не захочет никогда[6].

Учёные и деятели культуры

Андрей Владимирович Стороженко

Стороженко А. В.

Русский учёный, общественный и политический деятель (1857—не ранее 1926)

«Украинская идея» — это гигантский шаг назад, отступление от русской культуры к тюркскому или берендейскому варварству.[7]

Довженко А. П.

Кинорежиссёр, писатель, кинодраматург, основоположник украинского советского киноискусства (1894—1956)

Какая только сволочь не затуманивает, не задуривает голову наивным, глупым украинским дядям – и немецко-фашистские шпики, и украинские политические авантюристы и бандиты, и английские провокаторы, а самое главное – свои украинские Марки Проклятые, что шляются по миру на чужие деньги с чужими паспортами под чужими именами на службе у чужих государств, пока не прибьют их где-то из-за угла, или не поднимут в воздух бомбой, завёрнутой в доллары и марки, чтобы разнесло их в небытие, как мусорную кучу, никому и ни на что уже не нужную. Украинский националистический фанатизм носится по миру, как взбесившийся рой разогнанных пчёл, глупых и раздражённых из-за неосуществлённого инстинкта. Утраченный ум и потерянная совесть, распроданная на питейных торжищах, застарелая ненависть ко всему миру, и разочарование, и ощущение своей второстепенности неприкаянных отбросов мира, и полная зависимость от малейшего дыхания или колебания международных конъюнктур, переменчивых и изменчивых как марево, образовали в течение четверти века на земному шаре особенную неповторимую фигуру украинского авантюриста – фанатика идеи «суверенной Украины». Сыновья тихих старосветских попов и гречкосеев в ролях международных шпиков, убийц, и обречённых прохвостов – какая потрясающая тема для большого романа или для трилогии, для глубокой трагедийной карты для международного политического романа. Падает мёртвым с палубы океанского парохода в океан кинематографически изысканно одетый авантюрист в конце запутанного своего жизненного пути. И в это же самое мгновение где-то около старенькой избушки на Подоле, на огороде или в поле тяжело поднялось, что-то постучало в старое сердце одинокой бабуси, которая была матерью давно и прочно забытого проклятого Марка. А он плывёт по океану, плывёт, плывёт, оглядываясь в отчаянии на тёмные облачные горизонты – и тонет.
…Я сделал для себя грустный, грустный вывод, вспомнив слова Чемберлена: «Пожалуйста, не больше одной войны сразу», – много горя ещё будет на Украине, много подозрения, следствия, кар, много профилактики, потому что враги наши все очевиднее работают и ничего не оставят без внимания, не используя его для следующей, возможно, скорой войны против нас. Вокруг украинской проблемы сейчас крутится добрая половина всей мировой войны. И мне стало полностью и окончательно понятно, в чём объективно заключается неуместность «Украины в огне» и из-за чего её действительно нужно было запретить, в таком виде, в котором она была. (январь 1944 г.)[1]
Михаил Афанасьевич Булгаков

Булгаков М. А.

Русский писатель, драматург, театральный режиссёр и актёр (1891—1940)

— Сволочь он, — с ненавистью продолжал Турбин, — ведь он же сам не говорит на этом языке!

А? Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький… Так вот спрашиваю: как по-украински «кот»? Он отвечает «кит». Спрашиваю: «А как кит?» А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется.

Николка с треском захохотал и сказал:

— Слова «кит» у них не может быть, потому что на Украине не водятся киты, а в России всего много. В Белом море киты есть… [Белая гвардия] [8]
Иосиф Александрович Бродский

Бродский И. А.

Русский поэт, драматург, лауреат Нобелевской премии по литературе 1987 года (1940—1996)

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада -
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все стороны четыре.

Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

[На независимость Украины] [9]
Николай Васильевич Гоголь

Гоголь Н. В.

Писатель, один из классиков русской литературы (1809—1852)

Свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. [«Тарас Бульба». Н. В. Гоголь] [10]
Василий Осипович Ключевский

Ключевский В. И.

Российский историк, академик Императорской Санкт-Петербургской Академии наук (1841—1911)

И москаль, и хохол хитрые люди, и хитрость обоих выражается в притворстве. Но тот и другой притворяются по-своему: первый любит притворяться дураком, а второй умным.[11]
Иван Сергеевич Тургенев

Тургенев И. С.

Русский писатель-реалист, поэт, один из классиков русской литературы (1818—1883)

«…Вот мы толковали о литературе, — продолжал он, — если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.

— Это что еще? Хорош поэт! — возразила Дарья Михайловна, — разве вы знаете по-малороссийски?
— Нимало; да оно и не нужно.

— Как не нужно?

— Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: „Дума“; потом начать так: „Гой ты, доля моя, доля!“ или: „Седе казачино Наливайко на кургане!“, а там: „По-пид горою, по-пид зелено’ю, грае, грае воропае, гоп! гоп!“ или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, — такая чувствительная душа!

— Помилуйте! — воскликнул Басистов. — Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю… „Грае, грае воропае“ — совершенная бессмыслица.

— Может быть, а хохол всё-таки заплачет. Вы говорите: язык… Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: „Грамматика есть искусство правильно читать и писать“. Знаете, как он это перевел: „Храматыка е выскусьтво правыльно чытаты ы пысаты…“. Что ж, это язык, по-вашему? Самостоятельный язык? Да скорей чем с этим согласиться, я готов позволить лучшего своего друга истолочь в ступе…». [«Рудин», И. С. Тургенев, 1855 г.] [12]
Василий Андреевич Симоненко

Симоненко В. А.

Украинский поэт и журналист (1935—1963)

Я вас встречал в те горестные годы,
Когда огонь до неба доставал,
И почерневший купол небосвода
Рёв самолётов вражьих раздирал.
Тогда вас люди называли псами,
Ведь вы лизали немцам башмаки,
Орали «Хайль» осипшими басами,
Ревели «Ще не вмерла» от тоски.
Где вы прошли — пустыни и руины,
Для трупов не хватало больше ям.
Плевала кровью «Ненька Украина»
В хозяев ваших, прямо в хари — вам.
Вы б пропили ее, забыв о Боге,
Вы б выжили и нас с своей земли,
Когда бы Украине на подмогу
С востока не вернулись «москали».
Теперь вы снова, подвязавши кости,
Торгуясь, как потасканная б**дь,
Нацистов новых кликаете в гости
Украинские хлеб и сало жрать.
Вы будете слоняться по чужбинам,
Пока вас чёрт к себе не заберёт.
Но знайте — не погибла Украина
Фашистам даст отпор и не умрёт! [13]

Цитаты свидомых украинцев

Олег Скрипка (Лидер рок-группы «Вопли Видоплясова»)

«Два языка — это ханжество. Это слабость — прикрывать свою безграмотность, лень и неуважение к истории и культуре какой-то псевдодемократией. В результате создается пятая колонна, и это очень хороший аргумент завоевывать территории и убивать людей на улице». [14]
«Чтобы не бить морды на улицах раз в десять лет, надо каждый день, каждую минуту быть начеку. Играет чужеродная музыка — выключил. Передают по телевизору что-то чужеродное — выключил и написал заявление, чтобы средство массовой информации лишили лицензии. А если люди идут на баррикады, а потом наведываются в караоке и поют «А белый лебедь на пруду…», значит, нам еще много чего нужно изменить в себе. Если мы перестанем петь в караоке «Рюмку водки», «Белый лебедь» и все остальные шедевры, нам не нужны будут Майданы. Вот мой месседж».[15]
«Если люди, насмотревшись телевизора — георгиевские бабушки, пенсионеры и выродки — идут на улицы и убивают людей, то это преступление. Надо решить эту проблему. Путь — стопроцентная украинизация всех СМИ, введение привилегии украинского языка, невозможность получить работу в госструктурах без владения государственным языком».[16]

Александр Турчинов

Украинцы являются трусливой, неблагодарной, ноющей нацией, получив­шей неожиданную свобо­ду и воздыхающей за без­заботными и в меру сыты­ми деньками рабства… Их, конечно, трудно назвать великой нацией.[17][18]

Леонид Кучма

Украину мы создали, теперь надо создать украинцев.[19]

Алексей Арестович

Основная идея Украины, одна из центральных национальных идей Украины — это как можно больше врать себе и другим. Потому, что если сказать правду — рухнет всё. И надо придумывать что-то другое. Вот такое у нас базовое несбалансированное противоречие.[20]

Цитаты фальсификаторов истории Украины

Э. Гнаткевич

У нас есть основания считать, что Овидий писал стихи на древнем украинском языке. [21]

Учебник: Украинский язык для начинающих

Украинский язык — один из древнейших языков мира…
Украинский язык — один из древнейших языков мира… Уже в начале нашего летоисчисления он был межплеменным языком.

См. также

Примечания

  1. Довженко А.П. Дневниковые записи. 1939-1956. Харьков, 2013. С. 312-314.

Ссылки